Правила и ценности
Саммиты как институционализированные рамки для укрепления внешнего влияния в Африке

Лежащая в основе борьбы за Африку логика означает, что по мере того, как континент продолжает развиваться, великие державы либо должны утвердить своё влияние, либо рискуют отстать. Хотя каждая сторона может иметь своё представление о том, как должно выглядеть взаимовыгодное сотрудничество, итоговый результат укрепит суверенитет Африки, полагает Лора Чкония, научный сотрудник Центра ближневосточных и африканских исследований Института международных исследований МГИМО.

На фоне обострившейся геополитической конкуренции в Африке великие державы разрабатывают всё более изощрённые форматы сотрудничества, используя саммиты в качестве институциональных рамок для построения долгосрочных отношений и обеспечения влияния, ресурсов и возможностей на континенте. Тем не менее, в отличие от времён «борьбы за Африку» XIX века, отмеченной эксплуатацией, жестокостью и неравенством, Африка сегодня имеет консолидированный голос, богатый выбор и большую свободу строить отношения с внешними игроками таким образом, чтобы повысить потенциал своего роста с политической и экономической точки зрения.

В этом контексте крупнейшие партнёры Африки используют собственные подходы к проведению крупномасштабных совместных мероприятий со странами континента, творческие способы превзойти «конкурентов» и обеспечить себе нишу в будущем Африки. Некоторые активно продвигают новые форматы, как в случае с Россией, которая провела первый в истории саммит «Россия – Африка» в 2019 году. Другие реанимируют старые подходы, как это сделали США в 2022 году во время второго саммита лидеров США и Африки, который состоялся через восемь лет после первого такого мероприятия в 2014 году. Некоторые продолжают долгосрочные усилия, например Китай в рамках Форума китайско-африканского сотрудничества (FOCAC), который был запущен 23 года назад, как раз в то время, когда Африка была оскорбительно названа журналом Economist «безнадёжным континентом» и имела ограниченные возможности партнёрства. То же самое касается Партнёрства «Африка – ЕС», которое было официально создано в 2000 году на первом саммите «Африка – ЕС» в Каире.

Несмотря на обилие возможностей для сотрудничества и отсутствие необходимости в игре с нулевой суммой, постепенно начинает складываться картина того, как распределяется внешнее влияние на континенте.

Пекин, например, примеряет на себя роль главного финансового локомотива Африки и является её торговым партнёром номер один с 2009 года. Москва закрепила за собой нишу экспортёра безопасности на континент на фоне роста исламского радикализма и нестабильности. ЕС и США сохраняют влияние благодаря своим широким полномочиям в ключевых международных финансовых институтах, которые предоставляют кредиты, гранты и техническую помощь, играя важную роль в управлении кризисами и содействии экономическому росту. Всё это сопровождается политическими условиями, и многие африканские правительства не хотят рисковать потерей этой поддержки.

Таблица 1. Сравнение четырёх ключевых саммитов по сотрудничеству в Африке

Таблица - саммиты - Африка.png

Форум китайско-африканского сотрудничества (FOCAC)

Создан в 2000 году как средство укрепления партнерства между Китаем и всеми африканскими странами, кроме одной (за исключением Эсватини, последнего африканского союзника Тайваня и бенефициара значительных тайваньских инвестиций и пожертвований). FOCAC потенциально является наиболее продуманным, долгосрочным и институционализированным форматом партнёрства великой державы с континентом. Последний, восьмой форум FOCAC был проведён в Сенегале в 2021 году и был посвящён принятию четырёх ключевых резолюций, в частности Дакарского плана действий (2022–2024), концепции китайско-африканского сотрудничества до 2035 года, китайско-африканской декларации об изменении климата и Декларации Восьмой министерской конференции FOCAC.

В ходе мероприятия Китай выделил финансирование на сумму 40 миллиардов долларов США, что на 20 миллиардов долларов США меньше предыдущего обязательства в 2018 году. Хотя некоторые могут рассматривать это как смену приоритетов, это всего лишь капля в море от общего финансирования Китаем континента. Кроме того, во время мероприятия было обещано закупить вакцины на сумму 1 миллиард долларов США.

Пекин доказал свою надёжность в качестве давнего партнёра Африки. Подход китайского саммита уникален тем, что он обеспечивает всеобъемлющую связь между экономикой, политикой, безопасностью и мягкой силой в рамках всей китайской деятельности в Африке. Это означает, что FOCAC в конечном итоге является зонтичной структурой для всех 53 двусторонних государственных отношений Китая, что обеспечивает более структурированное, сплочённое и эффективное сотрудничество с Африкой.

Правила и ценности
Руссафрика: основы взаимодействия
Роже Цафак Нанфоссо
Исключительные отношения России и Африки позволили укрепить крепкую молчаливую дружбу – весьма искреннюю, ибо она пронизана взаимным уважением и вниманием, пишет Роже Цафак Нанфоссо, ректор Университета Дшанга в Камеруне.
Мнения участников


Саммит лидеров США и Африки

Первоначально запущенный в 2014 году, но позже забытый в рамках политики президента Трампа «Америка прежде всего», саммит лидеров США и Африки вернулся в 2022 году. Он был в основном направлен на перезагрузку несколько забытых отношений с континентом. Обсуждались финансовые обязательства на общую сумму 55 миллиардов долларов США с особым упором на ключевые приоритетные области Повестки дня Африканского союза на период до 2063 года.

Примечательно решение не сосредотачиваться в повестке саммита на обычной триаде демократии, прав человека и управления. Вместо этого приоритет отдаётся инфраструктурным проектам и технологическому развитию, а также вопросам, связанным с продовольственной безопасностью. Это можно объяснить сопротивлением африканских лидеров высокомерным попыткам США вмешиваться в местные политические дела под эгидой демократии. Кроме того, не упоминалось о китайском и российском влиянии в Африке, о котором много говорится в новой стратегии администрации США по Африке, опубликованной ранее в том же году.

Саммит ЕС – АС

В марте 2022 года 40 африканских лидеров собрались в Брюсселе на саммит ЕС – АС. Был представлен инвестиционный пакет в размере 168 миллиардов долларов США с особым акцентом на энергетику, транспорт, цифровую инфраструктуру, здравоохранение и образование. Эта сумма значительна в контексте общего объёма ПИИ ЕС в Африку, составляющего примерно 250 миллиардов долларов США по состоянию на 2021 год. Кстати, крупнейшими держателями иностранных активов в Африке сегодня являются европейцы во главе с Великобританией (65 миллиардов долларов США) и Францией (60 миллиардов долларов США). Ещё одной уникальной особенностью саммита стало решение о выпуске специальных прав заимствования на сумму 100 миллиардов долларов США, предоставленных африканским странам, некоторые из которых сталкиваются с проблемами ликвидности.

Формат также предусматривает «механизм последующего мониторинга», предназначенный для отслеживания обязательств путём проведения периодических встреч между АС и ЕС для анализа хода выполнения обязательств. Учитывая укоренившееся мнение о том, что встречи на высшем уровне редко приводят к действенным рекомендациям и реальным проектам, этот механизм является передовой практикой, на которую стоит обратить внимание. FOCAC также обеспечивает такой механизм мониторинга.

Заключение

Лежащая в основе борьбы за Африку логика означает, что по мере того, как континент продолжает развиваться, великие державы либо должны утвердить своё влияние, либо рискуют отстать. Учитывая повышенный интерес, Африка может использовать саммиты в качестве платформы для лоббирования собственных программ и проектов развития. Это, в частности, Повестка дня на период до 2063 года, Африканская континентальная зона свободной торговли (AfCFTA) и другие флагманские проекты АС, которые являются важными краеугольными камнями африканского суверенитета. Поддержка текущих проектов под руководством африканских стран на основе «африканских решений африканских проблем» будет, вероятно, воспринята хорошо.

Снисходительные подходы и показная благотворительность явно являются проигрышной стратегией для работы с Африкой образца 2023 года. Мировые державы понимают это и берут на себя ответственность за исторические ошибки, на которые, например, обратил внимание президент Байден, открывший саммит извинениями за «первородный грех нации» и «невообразимую жестокость рабства». Другим державам не за что извиняться, и вместо этого они сосредотачиваются на положительных моментах и растущей роли Африки в завтрашнем мире. Так, президент Путин открыл Российско-африканскую парламентскую конференцию 2023 года словами: «Мы убеждены, что Африка станет одним из лидеров формирующегося нового многополярного миропорядка». Китайский лидер Си Цзиньпин на открытии 8-го форума FOCAC, заявил, что «Китай и Африка встали на особый путь взаимовыгодного сотрудничества».

Хотя каждая сторона может иметь своё особое представление о том, как должно выглядеть взаимовыгодное сотрудничество, итоговый результат, скорее всего, укрепит суверенитет Африки за счёт финансирования программ наращивания потенциала, устранения инфраструктурного разрыва, поиска устойчивых решений для обеспечения продовольственной и энергетической безопасности. Саммиты обеспечивают ту основу, в рамках которой задачи могут быть структурированы, подотчётность – укреплена, а общий положительный эффект для Африки усилен.

Правила и ценности
Чего Африка ожидает от России
Нурхан Эль-Шейх
В течение долгих десятилетий колониализма страны Запада эксплуатировали Африку и выкачивали её богатства без возможности какого-либо развития для африканских стран. Африке необходимо справедливое и сбалансированное партнёрство, которое поможет ей справиться с проблемами и двигаться в будущее. О том, чего ожидает от России Африка, пишет Нурхан Эль-Шейх, профессор политологии Каирского университета; член Египетского совета по международным делам.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.