Дипломатия после институтов
Почему США стремятся к затягиванию конфликта на Украине?

Соединённые Штаты крайне незаинтересованы в том, чтобы финансировать сейчас усилия по мирному урегулированию украинского конфликта, а не боевые действия. В целом стратегическое планирование в Вашингтоне мало заботят параметры окончания кризиса: останется ли Украина в нынешних границах, потеряет свои территории или вовсе исчезнет, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Несмотря на растущие потери и разрушение военной структуры на Украине, азарт к ведению боевых действий со стороны государств –членов НАТО не угасает как в Киеве, так и в Вашингтоне. Многие эксперты-международники справедливо называют именно Вашингтон ключевым игроком большой коалиции сторонников продолжения боевых действий на Украине. За неполный год кризиса Киев исчерпал собственные военные ресурсы и средства их воспроизводства и ведёт боевые действия главным образом за счёт внешней помощи.

США являются ключевым игроком, который направляет, координирует и вырабатывает стратегию западного сообщества по поддержке Украины. Однако было бы неправильно ставить знак равенства между интересами Украины и США. Последние сохраняют за собой свободу определения собственных целей.Продолжая на словах поддерживать политические требования Украины, в Вашингтоне тщательно анализируют подобающий момент, когда можно выступить с инициативой переговоров. Про необходимость дипломатических усилий по разрешению конфликта всё чаще говорят представители американского военного руководства, в частности председатель Объединённого комитета начальников штабов Марк Милли. В британской прессе продолжает циркулировать идея о том, что тактика США направлена на то, чтобы осуществить эскалацию конфликта для его дальнейшей деэскалации: надавить на Россию при помощи волны масштабных поставок военной техники и добиться для Киева более выгодных переговорных позиций.

Вместе с тем нельзя не заметить, что продолжение военного кризиса на Украине вполне соответствует американским военно-политическим интересам. Всего можно назвать восемь аргументов в пользу того, что США намерены затягивать этот конфликт.

Дипломатия после институтов
Что будет дальше: «долгий 2022 год»
Андрей Сушенцов
2022 год будет долгим – потому, что пока не видно, чтобы у кого-то из действующих лиц текущего кризиса возникли намерения сложить оружие и приступить к переговорам. Каждый считает, что время на его стороне и имеет для этого некоторые основания. Поэтому 2022-й – это год пушек. Время дипломатии наступит позже. Однако и оно вернётся, поскольку каждая война завершалась переговорами. Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай», пишет о том, что было и что ещё ожидается в этом долгом 2022-м.
Мнения участников


Во-первых, это относительное ослабление России, которая вынуждена выделять значительные ресурсы для ликвидации очага военной угрозы на Украине, а также для достижения своих политических целей по обеспечению равноправного статуса в структуре европейской безопасности на послевоенном этапе. Создаваемые с помощью западных медиа нарративы о том, что Россия близка к поражению, пусть и далеки от реальности, тем не менее формируют необходимое Западу впечатление, которое заставляет многие страны, даже настроенные нейтрально к России, занять выжидательную позицию. Отсутствие очевидной военной победы России ведёт к формированию мнения о том, что побеждает Украина.

Во-вторых, США заинтересованы в сломе российско-европейского энергетического сотрудничества. Оно складывалось многие десятилетия, начиная с эпохи холодной войны. Диверсия на газопроводах «Северный поток», за которой, судя по всему, стоит одно из государств НАТО, стало кульминацией долгосрочной американской стратегии по демонтажу масштабных связей между Россией и ключевыми экономиками Европы. Американцы хотели бы переключить европейское потребление энергии с России на себя, создать более сложные условия для европейской промышленности, с тем чтобы американские товары испытывали меньше конкуренции, и укрепить собственное производство.

В-третьих, США стремятся устранить любые импульсы стратегической автономии со стороны государств Европейского союза. Украинский кризис даёт для этого блестящую возможность, поскольку США и их союзникам в Восточной Европе удалось создать в информационном пространстве момент моральной паники, не позволяющей осмыслить причины и последствия этого кризиса. Стратегические решения о поставках вооружений принимаются под нажимом прессы и радикализованной части публики и не сопровождаются анализом последствий. Лидеры, элиты, которые были бы способны отстранённо и трезво рассматривать последствия скатывания российско-европейских отношений в глубокий кризис, сейчас находятся в меньшинстве и, по сути, лишены голоса.

Дипломатия после институтов
Мотивы участников антироссийской коалиции: есть ли трещины в монолите?
Андрей Сушенцов
Пока Вашингтон надёжно удерживает инициативу и буквально выкручивает руки государствам, которые рискуют поднять голос в пользу финансирования мира, а не боевых действий. Однако среди антироссийской коалиции есть страны-оппортунисты, в действиях которых проглядывают очертания будущего полицентричного мира, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


В-четвёртых, США не желают допустить поражение Украины, в которую за последний год было инвестировано много финансового, политического и символического капитала. Украина предстаёт в глазах Запада «чемпионом». Здесь проигрывается старый сюжет о борьбе европейской цивилизации с варварским Востоком, восходящий к временам Древней Греции и её противостояния с персидскими полчищами. Поражение Украины привело бы к чувствительному символическому поражению Запада и оставило бы «незаживающую рану» в умах многих интеллектуалов, которые сейчас активно выступают в её поддержку.

В-пятых, США не отступили от идеологического императива по защите того, что в их интерпретации называется «свободой». В ситуации вокруг Украины имеет место манихейское понимание борьбы «свободы против несвободы». В США видят проявление этого идеологического императива и во внутренней ситуации на Украине, что, разумеется, возможно,только если смотреть на политические процессы в Киеве «сквозь пальцы». Подыгрывая в этом нарративе, правительство Зеленского стремится преподнести себя в глазах Запада именно в таких идеологических категориях.

Шестая цель США – это побуждение Европы к активизации собственной военной промышленности и её ремилитаризации. В США сознают, что продолжительное военное соперничество невозможно исключительно американскими силами. Более того, в США понимают растущую угрозу со стороны Китая и осознают, что в ближайшее время их ресурсы будут отвлечены на противостояние в Тихом океане. Оттого на европейском театре Вашингтон ищет способы активизировать военно-промышленный комплекс ЕС, дабы оборонные бюджеты государств были бы доведены хотя бы до 2 процентов ВВП.

В-седьмых, США стремятся к общей консолидации европейских союзников на платформе борьбы с такими своими «растущими» оппонентами, как Россия, Китай и Иран. Здесь США пытаются проявить изобретательность в создании коалиций, готовых к продаже дорогостоящего и высокотехнологичного оружия.

В-восьмых, целью США на Украине является и собственная реиндустриализация. Масштабирование военно-промышленного комплекса видится важной задачей для Америки. После холодной войны американский ВПК был переключён на решение задач производства ограниченного количества высокотехнологичной продукции, тогда как современная конвенциональная война требует масштабного производства относительно дешёвых типовых артиллерийских, танковых и авиационных систем.

Соединённые Штаты решают эту проблему не только исходя из необходимости сдерживания России, но и для потенциального противостояния с Китаем.

Всё это делает США крайне незаинтересованными в том, чтобы финансировать сейчас усилия по мирному урегулированию конфликта, а не войну. Американцы считают, что время на их стороне. В целом стратегическое планирование в Вашингтоне мало заботят параметры окончания украинского кризиса: останется ли Украина в нынешних границах, потеряет свои территории или вовсе исчезнет. Перечисленные выше восемь целей будут достигаться вне зависимости от того, что произойдёт с Украиной. Это делает американскую стратегию довольно гибкой и показывает приоритетность сдерживания России, а не будущих безопасности и благосостояния Украины.

Дипломатия после институтов
На чьей стороне время в противостоянии России и Запада?
Андрей Сушенцов
Отказ от российских поставок энергоресурсов обозначил завершение роста благосостояния простых европейских граждан, наблюдавшийся последние тридцать лет. Оттого призывы европейских политиков к экономии электроэнергии и топлива – абсолютно беспрецедентны для европейского обывателя, который скорее будет винить в происходящем своё правительство, а не «инфляцию Путина». С наступлением зимы ситуация будет лишь ухудшаться, полагает Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.