Дипломатия после институтов
На чьей стороне время в противостоянии России и Запада?

Отказ от российских поставок энергоресурсов обозначил завершение роста благосостояния простых европейских граждан, наблюдавшийся последние тридцать лет. Оттого призывы европейских политиков к экономии электроэнергии и топлива – абсолютно беспрецедентны для европейского обывателя, который скорее будет винить в происходящем своё правительство, а не «инфляцию Путина». С наступлением зимы ситуация будет лишь ухудшаться, полагает Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Новая международно-экономическая реальность, в которой оказалась Россия после 24 февраля, существует уже полгода. Анализ произошедшего за это время наводит на несколько мыслей.

Расчёт западных стран заключался в нанесении внезапного и сокрушительного ущерба российской экономике, который заставил бы Москву пересмотреть свои внешнеполитические приоритеты. Можно с уверенностью сказать, что многие политики на Западе не ожидали, что этот кризис будет продолжительным; скорее предполагалось, что внутри России реакция западного сообщества найдёт сочувствующий отклик среди населения, а санкциями удастся поспособствовать дестабилизации страны, что приведёт к смене политического курса Москвы. В обоих случаях цели не были достигнуты.

Парадоксально, но Запад хорошо осведомлён о том, что санкционное давление на государство с целью изменить его политический курс обречено на провал. Исследователям известно немало случаев применения санкций с целью изменить политический курс страны. С целью дестабилизации режимов санкции введены против Кубы, Венесуэлы, КНДР и Ирана. Во всех случаях они не достигли своих целей: государства с разной степенью эффективности справляются с внешнеполитическим давлением, а в каких-то случаях (Куба и Иран) санкции не помешали проведению этими странами активной внешней политики. Более того, санкции лишь создали дополнительный источник легитимности для их национальных правительств.

Дипломатия после институтов
Украина – восточноевропейская Куба?
Андрей Сушенцов
Несмотря на то, что текущий конфликт остаётся вооружённым противостоянием двух стран, он отразится на всей архитектуре мирового устройства и поменяет контуры внешнеполитической стратегии России, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.Россия и страны НАТО теперь будут противниками в духе второй половины 1940-х годов, а Европа потеряет свою стратегическую автономность.
Мнения экспертов


Исторические примеры также не должны вселять современным архитекторам санкций оптимизм. Например, Россия и ранее сталкивалась с давлением международного сообщества, целью которого была дестабилизация, а на некотором временном промежутке и ликвидация режима. В случае Советской России (1917–1922) посредством экономической блокады и дипломатической изоляции страны Антанты стремились фактически ликвидировать большевистский режим, который они считали неустойчивым. Не добившись успеха перед эффективной тактикой большевиков (направленной на постепенное расширение сотрудничества, с одной стороны, со странами, незаинтересованными в блокаде, а с другой – с национальными финансово-экономическими игроками на Западе), государства Запада перешли к признанию советского правительства. Большой дискуссионный вопрос сохраняется в отношении ЮАР – стали ли именно экономические санкции (которые Претория успешно обходила) или неэффективная экономическая модель самой ЮАР первопричиной падения режима апартеида в 1994 году.

Пожалуй, бесспорным примером успешности санкционного давления является изменение внешнеполитической стратегии Ливии, включая отказ от оружия массового поражения и ракетной программы. Не имея ни технологий, ни инвестиций для развития собственного нефтяного сектора, составляющего основу экспортного потенциала Триполи, страна была вынуждена отказаться от своей внешней политики в 2003 году. Однако Россию 2022 года трудно сопоставлять с Ливией 1996 года – момента наибольшего внешнеполитического давления на правительство в Триполи.

Знание истории не уберегло архитекторов санкций от банальных просчётов. Например, общественная поддержка президента В. Путина сегодня превышает 80 процентов. Запад также ошибся в своих оценках способности России противостоять санкциям экономическими мерами. Россия сохранила финансовую устойчивость, перешла на расчёты за минеральное топливо в национальной валюте, активно интегрирует собственную платёжную систему с другими национальными системами. В планах – переход к цифровой валюте, в том числе при расчётах с контрагентами, «отменить» которые санкциями невозможно. России удаётся диверсифицировать поставки нефти и газа на мировой рынок. Запад заморозил часть российских финансовых активов, Россия в ответ заморозила часть западных активов на своей территории. Планомерный отказ Запада от российских энергоресурсов пока приводит лишь к взрывному росту цен на них с неясной перспективой замещения ушедших трубопроводных поставок на сжиженный природный газ.

Стратегический просчёт архитекторов санкций заключается и в том, что по окончании военного кризиса Запад получит гораздо более полицентричную систему, нивелирующую эффект консолидированного санкционного давления. В связи с этим показательны отношения России со странами Востока – Китаем и Индией, которые, несмотря на видимое подыгрывание санкциям, не спешат их соблюдать. Эти две страны – важные партнёры для Москвы потому, что они являются экономическими центрами в Азии. Своё значение во внешнеполитическом ориентире России сохраняет Иран, который выстраивает самостоятельный внешнеполитический курс на протяжении десятилетий, имеет богатый и наиболее эффективный опыт обхода санкций. Иран значим для Москвы в качестве соавтора общей инфраструктуры противодействия санкциям. Турция, хотя и является членом НАТО, не вводит санкции против России, а скорее служит платформой для дипломатического взаимодействия между сторонами.

Но есть и более серьёзных промах, последствия которого ещё не дали о себе знать в полном объёме. Отказ от российских поставок энергоресурсов обозначил завершение роста благосостояния простых европейских граждан, наблюдавшийся последние тридцать лет. Оттого призывы европейских политиков к экономии электроэнергии и топлива – абсолютно беспрецедентны для европейского обывателя, который скорее будет винить в происходящем своё правительство, а не «инфляцию Путина». Последствия налицо: в Европе череда политических кризисов с последующей сменой правительств. С наступлением зимы ситуация будет лишь ухудшаться. В этом состоит, пожалуй, наиболее значительный просчёт Запада, полагавшего, что время на его стороне.

Политэкономия конфронтации
Ценовой порог на российскую нефть: механизм и последствия
Иван Тимофеев
Страны «Большой семёрки» полным ходом готовят санкционный режим, направленный на ограничение цены российской нефти и нефтепродуктов. США разрабатывают механизм применения таких санкций в опережающем порядке. Скорее всего, предлагаемая Вашингтоном схема станет ориентиром для американских союзников и партнёров. Новый режим санкций в виде правовых механизмов будет зафиксирован в ближайшее время. Как именно будет работать механизм и к каким последствиям приведёт его внедрение? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.