Демократия и управление
Отступает ли Китай? Понять «двойную циркуляцию», чтобы избежать двойной путаницы

Трансграничная торговля и инвестиции в XXI веке должны быть защищены на основе принципа равных правил игры. И любые изменения этих правил должны обсуждаться и согласовываться всеми заинтересованными сторонами в рамках ВТО, а не навязываться или диктоваться одной страной, пусть даже самой могущественной, полагает Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований. 

В своей вступительной речи на открытии выставки Import Expo в Шанхае в ноябре 2020 года Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о принятии Китаем стратегии «двойной циркуляции», которая отныне должна направлять развитие страны с учётом меняющейся ситуации внутри и за рубежом. Двойная циркуляция – новый модный термин, который теперь часто появляется в китайских СМИ и официальных сообщениях. Но что он на самом деле означает?

Люди, плохо знакомые с Китаем и зачастую не понимающие, что происходит в стране, начали сомневаться, идёт ли речь об отходе Китая от конкуренции и конфронтации с США, или же Китай просто осуществляет полное стратегическое отступление. Поэтому ясное объяснение стратегического сдвига в политике Пекина необходимо всем сторонам, которые заинтересованы в понимании Китая и взаимодействии с ним.

В контексте китайского политического дискурса и политических заявлений часто используются короткие фразы и сжатые выражения, которые суммируют суть основных политических действий, имеющих стратегическое значение и требующих внимания всей страны. Некоторые из этих лозунгов, которые обычно состоят всего из нескольких слов, понять легко, но некоторые способны сбить с толку тех, кто не знает о стоящих за ними обстоятельствах и не может поместить их в культурный и исторический контекст. Например, когда была создана Китайская Народная Республика, вся нация была мобилизована на рост экономики под девизом «Опора на собственные силы и упорная борьба» на фоне того, что новая республика была в значительной степени изолирована от остального мира. В 1980-х годах, когда Китай начал свой новый «Великий поход» по модернизации страны с помощью национальной кампании «реформ и открытости», было предприняты политические меры, направленные на превращение Китая в мировую производственную базу и на привлечение иностранных инвестиций, способных привести в страну бизнес из-за границы и обеспечить продажи конечной продукции за пределами Китая. Этот подход, известный как стратегия «двойного заграничного направления», который связывает концы цепочек производственного процесса с мировым рынком, оказался успешным. Он сыграл важную роль в увеличении производственных мощностей Китая и внёс значительный вклад в создание национального благосостояния за последние четыре десятилетия.

Корпорации и экономика
Китайская экономическая политика на современном этапе
Анастасия Степанова
Планы экономического развития у Китая амбициозны. По данным некоторых экспертов, экономика Китая сможет обогнать экономику США уже в ближайшие пять-семь лет. О китайской экономической политике читайте в материале Анастасии Степановой, заместителя руководителя Центра развития делового туризма Российско-китайской палаты по содействию торговле машинно-технической и инновационной продукцией.

Мнения экспертов


Вступая в новую фазу своего развития, Китай осознал настоятельную необходимость построения более здоровой и сбалансированной экономической структуры для обеспечения непрерывного и устойчивого роста. Стратегия «двойной циркуляции», по-китайски звучит как «шуан сюнь хуань», была разработана, чтобы подтвердить необходимость сохранения значимости Китая и его участия в мировой экономике при признании того, что нужны дополнительные усилия для создания внутри страны сильного и прочного фундамента для более многообещающего будущего. Вывести несколько сотен миллионов человек из нищеты – реальное достижение, достойное всеобщего признания, но китайскому правительству не следует останавливаться на достигнутом. Провозглашённая миссия Коммунистической партии Китая как доминирующей политической силы в стране состоит в том, чтобы вести китайский народ к ещё большему успеху и процветанию. Однако при населении в 1,4 миллиарда человек и статусе крупнейшего торгового партнёра более чем 120 стран мира даже небольшое изменение стратегической направленности КНР будет иметь далекоидущие последствия.

Фактически изменение стратегического фокуса Китая началось около десяти лет назад с политики, направленной на постепенный переход от экономики, основанной на производстве, экспорте и инвестициях, к экономике, которая извлекает выгоду из своего потребительского потенциала, привлекает лучшие кадры и поощряет развитие технологий и инноваций. Данные Национального бюро статистики показывают, что доля экспорта в ВВП Китая снизилась с 63 процентов в 2006 году до 33 процентов в 2019 году, то есть на 30 процентных пунктов за тринадцать лет. С другой стороны, занимая второе место после США в качестве импортёра сырья, товаров и услуг, Китай открыл свои двери для приёма продуктов питания и потребительских товаров со всего мира, что наглядно демонстрирует ежегодная выставка Import Expo. Ещё одним примером готовности Китая делиться своим богатством с остальным миром стало количество ежегодно выезжающих из Китая туристов, которое превысило 150 миллионов в 2019 году. Для сравнения – в 1995 году их было всего 5 миллионов.

К добру или к худу – растущая, хоть и нежеланная, конфронтация между Китаем и США, начатая Дональдом Трампом и обострённая его преемником в Белом доме, является для Китая поводом проверить свою готовность к глобальной конкуренции и способность эффективно противостоять организованным атакам со стороны США.

 Более того, заставшее мир врасплох распространение пандемии привело к глобальному экономическому спаду, который побуждает многие страны придерживаться более осторожного или более протекционистского подхода к экономической глобализации.

Это подталкивает правительство Китая вновь проанализировать китайские экономические, социальные и политические реалии, чтобы понять приоритеты для страны и оценить, что необходимо реформировать или исправить. Обычно от правительства в таких случаях ожидается, что при столкновении с проблемами и переменами должен преобладать здравый смысл. Однако принципы не должны становиться предметом компромиссов.

Будучи крупнейшей развивающейся страной мира, Китай по-прежнему обременён множеством внутренних проблем, которые необходимо решать. В их числе возросшие долги местных органов власти, неравномерное распределение богатства, отставание с точки зрения технологических инноваций, необходимость реформ в образовании и развитии фундаментальных наук, общенациональные проблемы урбанизации и национального здравоохранения, а также ещё целый ряд вопросов. Правительство обязалось разработать конструктивные предложения, а также вложить значительные средства в решение этих проблем. Такие направления, как обеспечение кибербезопасности и стабильности финансовых рынков, борьба с коррупцией, сепаратистскими силами и подрывной деятельностью, укрепление потенциала национальной обороны страны, способность эффективно реагировать на стихийные бедствия и противодействовать продолжающейся пандемии также крайне значимы в повестке дня руководства Китая.

Любая страна сейчас, в том числе и Китай, не имеет возможности вернуться во времена самоизоляции. Сеть нашего промышленного производства и цепочки поставок настолько интернационализированы и переплетены со всем миром, что возврат к режиму «страны-фабрики» больше не является желательным вариантом. Как член Всемирной торговой организации Китай всегда следует правилам, установленным членами-учредителями. Китай поддерживает улучшение или реформирование правил ВТО, но не согласен с попытками США обойти их, чтобы создать новый набор правил, дискриминирующих страны с другой политической системой без «общих ценностей». Это логически противоречит духу справедливой торговли.

Трансграничная торговля и инвестиции в XXI веке должны быть защищены на основе принципа равных правил игры. И любые изменения этих правил должны обсуждаться и согласовываться всеми заинтересованными сторонами в рамках ВТО, а не навязываться или диктоваться одной страной, пусть даже самой могущественной.

 Каждая суверенная страна имеет право стремиться к лучшей жизни для своего народа, и это право должно уважаться и защищаться, равно как и право на выбор системы управления страной. Хотя Китаю ещё есть чему поучиться у США и других развитых стран, мирный характер его подъёма неоднократно гарантировался правительством и основан на долгой истории уникальной и неконфронтационной цивилизации, которая отличается от западной. «Китайская угроза», которую США и некоторые из их союзников энергично продвигают в последние годы, представляет собой намеренную манипуляцию для создания безосновательного страха.

В современном мире, в котором доминируют западные культуры и ценности, Китай является новичком, и ему всё ещё не хватает опыта и необходимого таланта для участия в конструктивном и рациональном диалоге, чтобы донести добрые намерения нации вместе с её ростом. В той мере, в какой Китаю необходимо признать сомнения и опасения других, остальному миру также необходимо понять и оценить проблемы, с которыми сталкивается растущий Китай, и признать, что существует нечто большее, чем просто закон джунглей или игра с нулевой суммой. Китай был самым активным участником миротворческих процессов ООН на протяжении десятилетий и является ответственным партнёром в борьбе с такими общими угрозами, как терроризм, изменение климата и болезни, а также участвует в научных исследованиях, обмене глобальными знаниями и освоении космоса. Эти факты намеренно игнорируются клубом сторонников игры с нулевой суммой.

Продолжающаяся напряжённость между Китаем и США увеличила уровень неопределённости в вопросах мирового развития. В ответ на всё более провокационные действия США Китай применяет активную оборонительную стратегию, рассчитывая разрешить споры путём диалога. Но для того чтобы найти выход из искусственно созданного тупика, обе стороны должны быть честны друг с другом, иметь смелость и уверенность и относиться к другой стороне уважительно. Ведущие китайские дипломаты неоднократно повторяли в своих заявлениях во время недавних встреч с американскими коллегами, что необходимо признать право Китая на продолжение развития и выбор политической системы и что решимость Китая защитить свою национальную безопасность, суверенитет и территориальную целостность никогда не следует недооценивать. Сейчас ключевые факторы – искренность обеих сторон, мудрость их руководства и его готовность предотвращать дальнейшую эскалацию напряжённости. 

 

Китай и США: сдержанность как добродетель и отражение силы
Нельсон Вонг
Китайский народ предпочитает сдержанность и считает самообладание добродетелью и отражением силы. Взаимное уважение и диалог – самый рекомендуемый и практический подход к решению проблем или споров, если мы все верим, что мир и развитие – это верный путь развития человечества. Америке было бы неплохо научиться немного большему смирению, немного меньшей гордыне в свете новой эры глобальной политики, где человечеству необходимо сотрудничество для решения таких проблем, как пандемии и изменение климата, пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.