Конфликт и лидерство
Осыпание международного порядка и его друзья: итоги 2021 года

Почему «негативный суверенитет» удерживает каркас международных отношений в Восточной Европе? Что изменит снижение политического влияния Запада на международные процессы? Зачем «вернулась» дипломатия? О главных тенденциях 2021 года, влияющих на будущее, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

2021-й – год нарастающей сумятицы, юбилейный год для нового мира, тридцать лет назад окончившего холодную войну. Второй год пандемии, всё больше воспринимающейся как норма, как некое обстоятельство, в котором продолжается жизнь.

2021-й – год продолжающегося осыпания старого международного порядка, сквозь трещины которого начинают проступать контуры нового. Усложняющийся водоворот международной жизни затрудняет реализацию внешней политики для большинства стран. Полицентричность, к которой так стремилась Россия, подбрасывает всё новые и новые сюрпризы. Размывание американской гегемонии открывает широкий простор для деятельности средних и малых стран в кризисах Восточной Европы – в первую очередь в украинском и белорусском. В этой ситуации мы наблюдаем особенно рискованное поведение средних и малых стран – Польши, Литвы, Латвии. Однако их действия не сопровождаются осознанием ответственности за мир и стабильность в Европе. Литовская линия в отношении Китая, открытие официального представительства Тайваня в Литве и резкая реакция Пекина подчёркивают, как плохо себе представляют последствия своих шагов средние и малые страны и какие значительные последствия это может иметь для политических процессов на континенте.

Демократия и управление
Какофония держав
Рикардо Алькаро
В 1820-х годах европейские дипломаты романтически говорили о концерте держав. Двести лет спустя нам следует ограничиться более прозаическим, но честным описанием международной политики – как какофонии держав, пишет Рикардо Алькаро, координатор исследований и руководитель программы «Глобальные акторы» в Институте международных отношений (IAI) в Риме.

Мнения экспертов


Видимо, «негативный суверенитет» (понятие, введённое в начале 1990-х годов исследователем Робертом Джексоном) пока удерживает каркас международных отношений в Восточной Европе. В нём отражено явление, родившееся после окончания Второй мировой войны. Оно состоит в запрете на завоевание одного государства другим. И даже если государство недостаточно дееспособно для того, чтобы поддерживать на своей территории порядок и эффективный государственный аппарат, право на существование такого государства в качестве суверенного не может быть легитимно оспорено извне. Этот «негативный суверенитет», в отличие от «позитивного», который предполагает способность эффективно осуществлять власть на собственной территории, является страховочным тросом для отчаянных государств, ведущих высокорисковую политику.

Второй крупной тенденцией, проявившей себя в 2021 году, стало столкновение либеральной парадигмы развития как основы процветания современного мира с упадком политического влияния Запада на международные процессы.

Перетекание центра экономической и политической гравитации на Восток, в Азиатско-Тихоокеанский регион приводит ключевые страны Старого Света, да и некоторые страны Нового, к стратегической дезориентации, которая проявляет себя в росте несоответствия между ментальной картой происходящего, сложившейся в головах элит, и реальностью. В их понимании затянулись «долгие 1990-е годы», где бурный экономический рост, подпитываемый высвободившимися после распада Советского Союза и Организации Варшавского договора ресурсами, протекал параллельно с волной демократизации. Из Центральной и Восточной Европы она перекинулась на Ближний Восток, пока наконец не обратилась вспять. После неудачного завершения американских военных экспедиций в Афганистане и Ираке всё более остро встаёт вопрос о националистическом реванше в самих странах Старого и Нового Света. Президентство Дональда Трампа, потрясшее основы американской политики и нанёсшее травму вашингтонскому истеблишменту, теперь дополнилось националистической волной в Старом Свете. Сделает ли эта волна достижения либерализма последних тридцати лет обратимыми?

Конфликт и лидерство
Война в Афганистане как учебник по стратегии США
Андрей Сушенцов
Война в Афганистане – это необыкновенный учебник американской стратегии, который коротко можно охарактеризовать как роман взросления. Завышенные ожидания, ощущение всемогущества, которое через череду кризисов сменяется глубоким разочарованием и переоценкой целей. Этот болезненный опыт дорого обошёлся США, но, возможно, он подтолкнёт их большей трезвости в будущем. По крайней мере, именно в этом состоит смысл романа взросления, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Мнения экспертов


В ближайший год мы увидим целую череду президентских и парламентских выборов в странах Европы, на которых уже сейчас заметны лидеры из националистического лагеря. Наиболее вероятные кандидаты на выход во второй тур президентских выборов во Франции – Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон. Второй по популярности кандидат Николя Дюпон-Эньян призывает Францию выйти из зоны евро, а Эрик Земмур выступает с радикальных антимигрантских позиций. Для партии президента Эммануэля Макрона будет крайне трудно сохранить большинство в Национальном собрании, которое она до сих пор удерживает. В Венгрии в наступающем году «Фидес», партия Виктора Орбана, также будет бороться за сохранение большинства в парламенте. В Северной Ирландии на предстоящих выборах по опросам общественного мнения с некоторым отрывом лидирует националистическая партия «Шинн Фейн». Наконец, в Австрии в президентских выборах примет участие бывший кандидат в президенты от правой Австрийской партии свободы Норберт Хофер. Сделает ли европейская националистическая волна обратимыми достижения либерализма последних тридцати лет?

Наконец, третьей ключевой тенденцией 2021 года стало возвращение дипломатии. Обострение кризиса в Восточной Европе вновь поставило на первое место взаимодействие с соперниками. Хотя большая война между ядерными державами невообразима, соперничество между ними начинает протекать всё более остро. Ключевой вызов, который будет стоять перед дипломатами, – это выработка правил регулирования нового периода конфронтации. Здесь особенно полезной окажется история холодной войны, поскольку она является учебником структурирования сложного соперничества в условиях ограниченной информации.

Если это предположение верно, то уйдёт в прошлое избыточная публичность и даже театральность дипломатии, с которой мы хорошо познакомились в последние годы. Дипломаты, которые играли роль ястребов, по сути, занимались ликвидацией собственной профессии. Повышение ставок в международной конкуренции в условиях кризиса безопасности в Европе должно вернуть к жизни профессию дипломата и сделать новое поколение выпускников дипломатических вузов надёжно обеспеченными работой на ближайшие годы. Вероятно, сломлена тенденция на превращение дипломатов в универсальных бюрократов: вновь востребованы регионоведческая экспертиза, знания, способность к эмпатии и те квалификационные навыки, которые выделяют дипломатов из общей среды бюрократии. Будем надеяться, что этот ренессанс в дипломатии позволит избежать наиболее опасных поворотов кризиса безопасности в Восточной Европе, который обострился в конце 2021 года.

Дипломатия деэскалации: стратегическое терпение в расколотом мире
Тео Зоммер
Четверть века спустя после окончания холодной войны мир впал в состояние неопределённости. Одна из проблем заключается в том, что в настоящее время все основные державы или группы влияния находятся в переходном состоянии. Дипломатия деэскалации должна стать основой современной повестки дня.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.