Политэкономия конфронтации
Кризис транзита. Формальные ошибки и неформальные следствия

Независимо от действий ЕС относительно запрета со стороны Литвы на транзит широкой номенклатуры российских грузов в Калининградскую область России следует готовиться к любым сценариям. Вопрос о надёжном и бесперебойном морском транзите людей и грузов в Калининградскую область теперь приобретает особую остроту, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

Кризис в отношениях России и Запада на фоне военного конфликта на Украине рано или поздно должен был проявиться в Балтийском регионе. Одной из предпосылок такого развития событий является проблема транспортной связи Калининградской области с остальной страной. Триггером для её обострения стали санкции Европейского союза против России, введённые после начала специальной военной операции. Российские власти заявили о запрете со стороны Литвы на транзит широкой номенклатуры российских грузов. Событие получило серьёзный политический резонанс. По всей видимости, Европейский союз примет поправки к санкционному законодательству, которые позволят беспрепятственно осуществлять транспортное сообщение. То есть пока развитие проблемы удалось приостановить. Однако её обострения в будущем исключать нельзя, что заставляет принимать меры по налаживанию морского сообщения с российским эксклавом.

Энергетической блокады не будет: альтернативный опыт Калининградской области
Игорь Томберг
Неделю назад транзит газа в Калининградскую область через Литву временно приостановили, и в эксплуатацию ввели морской терминал по приёму природного газа и плавучую регазификационную установку «Маршал Василевский». Эксперимент удался, и теперь можно сказать, что этот регион технически полностью независим от транзита трубопроводного природного газа, который поступает в Калининград через Белоруссию и Литву. Но стоит ли ждать от подобных проектов максимальной эффективности и высокой рентабельности? По мнению д.э.н., главного научного сотрудника Института востоковедения РАН Игоря Томберга, – не стоит, поскольку проекты эти по сути своей – мобилизационные. Однако в то же время они не будут абсолютно убыточными.
Мнения экспертов


Если смотреть на проблему со строго формальной точки зрения, то действия Литвы могли иметь под собой юридический смысл. Санкции Европейского союза, зафиксированные в последней редакции Регламента Совета ЕС № 833/2014 «Об ограничительных мерах в связи с действиями России по дестабилизации Украины», определяют ряд товаров, которые запрещено ввозить на территорию Европейского союза. Всего можно выделить четыре группы таких товаров.

Во-первых, речь идёт о продуктах из железа и стали, поименованных в приложении XVII Регламента. В их числе горячекатаные и холоднокатаные листы и полосы из нелегированных и других сплавов, электротехническая листовая сталь, листы с металлическим покрытием, продукция из олова, арматура, железнодорожный материал, бесшовные трубы, нелегированная проволока и другие. Статья 3g Регламента запрещает как импорт такой продукции, так и её транспортировку.

Во-вторых, следует отметить группу товаров, «приносящих прибыль российскому бюджету» и поименованных в приложении XXI. В него вошли некоторые виды морепродуктов (ракообразные, икра), алкоголь, цемент, удобрения, шины, лес и продукты из дерева, бумага, стекло, серебро, морские суда и другие. Статья 3i запрещает импорт и трансфер таких продуктов, хотя и вводит некоторые исключения по удобрениям согласно оговорённым квотам.

В-третьих, ЕС ввёл запрет на импорт российского угля, однако статья 3j уточняет, что ограничения вступят в силу 10 августа 2022 года.

В-четвёртых, запрещён импорт российской нефти и нефтепродуктов. Однако действующие контракты можно осуществлять до 5 декабря 2022 года и 5 февраля 2023 года соответственно (статья 3m).

По первым двум группам товаров проблемы с транспортировкой могут возникать уже сейчас, а по двум другим – в ближайшее время. При этом ни по одной из них не предусмотрены исключения, связанные с транзитом в Калининградскую область, хотя, например, по другому запрету такие исключения введены. Так, статья 3l ограничивает российские транспортные компании в перевозке грузов по автомобильным дорогам ЕС, но оговаривает исключения для Калининградской области.

Совместное заявление Российской Федерации и Европейского союза о транзите между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации от 11 ноября 2002 года не сработало в качестве страховочного механизма. Ключевой акцент в заявлении сделан на транзите граждан России. Грузы упоминаются в нём лишь по касательной в контексте «необходимости снятия озабоченности обеих сторон в связи с будущим транзитом людей и грузов». Далее это положение применительно к грузам не расшифровывается.

В Москве действия Литвы восприняли как провокационные и враждебные. Заявление МИД России требовало восстановления транзита в полном объёме и обозначало возможность действий «по защите своих национальных интересов». Следует отметить, что основания для такой оценки были. Прежде всего, Литву можно считать одной из наиболее враждебно настроенных в отношении России стран Европейского союза. В Москве давно привыкли к тому, что различные антироссийские инициативы исходят именно из Вильнюса. Поэтому восприятию текущих событий в качестве враждебного шага вряд ли следует удивляться. Строго говоря, в Литве могли предвидеть политическую проблему и поставить вопрос об исключениях или хотя бы механизмах решения проблемы ещё в процессе согласования режима санкций. Теперь это приходится делать руководству ЕС.

Надо отдать должное осторожности европейской дипломатии. По всей видимости, в Брюсселе быстро поняли как недоработки нормативно-правовой базы по ограничениям российского импорта, так и возможные политические последствия.

Одним из них мог стать, например, отказ Москвы признавать постсоветские границы Литвы. Вряд ли это привело бы к немедленным практическим следствиям. Но процесс пересмотра границ в Европе и так уже набрал приличную скорость. Давать ему ещё большее ускорение в ЕС явно не хотят.

К тому же на фоне общей напряжённости в области безопасности создавать очаг проблем ещё и в Балтийском регионе со всей гаммой непреднамеренных и трудно просчитываемых следствий тоже было бы крайне нежелательным для всех.

В ближайшем будущем можно ожидать внесения поправок в Решение 2014/512 и Регламент 833/2014 Совета ЕС. В них вполне могут быть внесены уточнения по калининградскому транзиту. Если этого не произойдёт, вокруг транспортировки грузов вновь возникнут проблемы. Причём они будут обостряться по мере истечения сроков по исключениям на импорт угля и нефти, а также появления новых санкций. Независимо от действий ЕС России следует готовиться к любым сценариям. Вопрос о надёжном и бесперебойном морском транзите людей и грузов в Калининградскую область теперь приобретает особую остроту.

Хватит ли у НАТО сил и средств на военную конфронтацию с Россией?
Владимир Батюк
Опасность прямой военной конфронтации между Россией и США–НАТО усиливается с каждым днём. Продвигаясь от принципа оборонительного сдерживания к наступательному, стороны вышли на новый, пугающий, уровень «отношений». НАТО переносит оперативные штабы «Северо-Восток» в Польшу и «Юго-Восток» в Румынию, продвигает военную инфраструктуру к российским границам. Россия со своей стороны формирует танковую армию, три новые дивизии.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.