Текущая история: центральноазиатский вектор

Любое время, в которое живут люди, можно и нужно называть историческим. Другое дело, что темп истории неравномерен. Иногда он ускоряется, как это происходит в наши дни. И тогда это чувствуется везде, повсюду люди ощущают ускорение хода времени.

С тем, что мир оказался вовлечён в довольно радикальное преобразование, в формирование нового мирового порядка, мало кто спорит. Другое дело – кто как понимает этот возможный будущий порядок, кто как его видит? И, что особенно важно, какими путями этот порядок будет создаваться?

С одной стороны, есть очевидное желание – прежде всего элит западных стран –подкорректировать, конечно, нынешнее положение дел, но в целом сохранить современную мировую иерархию, идеологическое и экономическое превосходство Запада. Да, всем понятно, что ничего неизменного в мире нет, но тем не менее их стремление следовать доктрине лидерства западных стран достаточно очевидно. Если совсем упрощённо, то у многих западных политиков есть план, модель будущего и они желают убедить и принудить других следовать этому плану. Причём сделать это они готовы чуть ли не любой ценой.

С другой стороны, существует и иной, более стохастический, если хотите, подход. Согласно ему, будущий мировой порядок возникнет не как результат замысла западной политической элиты, а как следствие практического взаимодействия между странами или их объединениями. В этом случае не существует предумышленного плана, хотя обязательными являются некие принципы взаимодействия различных субъектов мировой политики.

В последние годы, особенно после обострения конфликта на Украине, стало ясно, что мир не только делится на сторонников и противников западного лидерства, хотя в этом вопросе много нюансов, но в нём уже нашлись страны, которые фактически приступили к формированию этого самого нового мирового порядка. Понятно, что с течением времени всё больше и больше стран будут втянуты в процесс формирования – хотя бы потому, что им надо будет решать задачи, стоящие перед их обществами, развивать экономику, налаживать связи с другими странами.

И мы хорошо видим, как стремительно меняется, например, Ближний Восток: очевидно, что страны региона взяли курс на совершенно самостоятельную политику. Это, кстати, совершенно не означает конфронтации с кем-либо.

Другой макрорегион, в котором идут стремительные изменения, – Центральная Азия. Роль и значение этого региона невозможно переоценить хотя бы потому, что он расположен фактически в центре Евразии. Согласно мнению многих историков, именно в Центральной Азии (конечно, не только в ней) сформировалось многое из того, что стало основой мировой культуры. Некоторые базовые мифы имеют корни именно в этом регионе. Например, такой важный мировой сюжет, как месть за отца или друга: «старый» герой погибает от чьей-то руки, а его сын или товарищ, преодолевая невероятные сложности, вершит правосудие. Этот сюжет, кстати, многие называют «вестерном». Забавно, но есть даже мнение, что гомеровский рассказ об одноглазом великане Полифеме и хитроумном Одиссее имеет центральноазиатские и южносибирские корни. Наконец, некоторые учёные считают, что металлургия своим развитием во многом обязана Алтаю. Отсюда металл попал, например, в Китай.

Азия и Евразия
Россия и Центральная Азия: большая мирная игра
Тимофей Бордачёв
Усилия всех без исключения правительств стран Центральной Азии направлены на то, чтобы постепенно повышать степень экономической открытости и вовлечения в международные связи. О том, как государствам региона преодолеть одну из ловушек развития и достичь уровня и качества жизни крупнейших соседей – России или Китая, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай». Статья подготовлена специально к III Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения участников


Но дело, конечно, не в истории и не в причудливых путях развития мировой культуры, а в том, что страны Центральной Азии столкнулись с необходимостью переосмыслить приоритеты и формы своего развития, понять, как им действовать в мире, в котором усиливается противостояние между Россией и странами Запада, в мире, в котором растёт роль Китая, в мире, в котором развиваются новые конфликты и не утихают старые. В общем, в очень сложном мире.

Так что политикам стран Центральной Азии не позавидуешь, им приходится совершать очень сложные манёвры.

Россия – ближайший сосед и старинный партнёр народов и стран Центральной Азии. И всем более или менее здравомыслящим людям понятно, что желательное будущее можно сформировать только путём взаимодействия, причём конструктивного, между странами региона. Понимать это надо максимально расширительно: для России и стран центральной Азии партнёрами являются и Китай, и Индия, и Пакистан, и Иран, и Монголия, и многие другие страны. И не только потому, что колоссальное евразийское пространство даёт неисчислимые возможности для экономического развития, но ещё и потому, что есть гипотетическая возможность создать систему устойчивой безопасности в регионе. Конечно, для этого надо решить много проблем, преодолеть много застарелых конфликтов, например афганский. Но, повторю, надежда на создание системы устойчивой безопасности есть.

Конечно, при всей важности региональных связей нельзя забывать, что живём мы в большом мире, с которым желательно дружить, а не враждовать. Но и этого легче достигнуть, имея близких и дружелюбных соседей.

Это возможно только в рамках нового будущего мирового порядка, формирование которого, во всяком случае в региональном аспекте, идёт у нас на глазах.

И ещё одно важное обстоятельство, которое явно проявилось в нынешнем кризисе. Это обстоятельство, эта черта современного мира свидетельствует нам, что экономические интересы, классовая принадлежность, всё объективное – ничуть не более важно, чем субъективное, чем отношения между людьми. А главное в человеческих отношениях – доверие, возможность положиться на другого, быть уверенным, что не придётся жить по сюжету, который был выше упомянут как «вестерн».

Важнейший вопрос процесса формирования нового мирового порядка – поддержание и укрепление взаимного доверия. Без него невозможно решить никакие вопросы. И ничего нельзя сделать надёжно.

А взаимное доверие может развиваться только во взаимодействии, в дискуссиях, в разговорах и переговорах.

В общем, новому мировому порядку – новое взаимное доверие.

16–17 мая в Томске, городе, тесно связанном с Центральной Азией и исторически, и географически, пройдёт очередная Центральноазиатская конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» «Россия и Центральная Азия: сопряжение с меняющимся миром». На ней будут обсуждаться и вопросы, вскользь затронутые в этой статье, и многое другое.

Из названия конференции понятно, что страны региона глубоко вовлечены в мировую динамику. Они просто не могут выработать эффективную стратегию собственного развития, не приспособив окружающий мир немного под себя. Понятно, что и самим надо проявлять гибкость, но всё же необходимо очертить, ощутить свои пределы, создать зону доверия и относительно комфортного, доброжелательного взаимодействия. И, конечно, ясно осознавать, где эта зона заканчивается.

Азия и Евразия
Россия и Центральная Азия: общие вызовы и точки роста
Артём Данков
Россия и страны Центральной Азии смогут объединить усилия для преодоления «четырёх вызовов и трёх ограничений», а такие российские регионы, как Поволжье, Урал и Западная Сибирь, станут ключевыми точками роста, поскольку для них Центральная Азия – по-прежнему крупный торговый партнёр, источник человеческого капитала и важный логистический хаб, пишет Артём Данков, кандидат исторических наук, директор Института Конфуция, доцент кафедры мировой политики Томского государственного университета. Статья подготовлена специально к III Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения участников