Корпорации и экономика
За климатическое СБСЕ! Защита климата как мера укрепления доверия

Почему бы нам не приступить к подготовке климатического СБСЕ по образцу 1975 года, в рамках которого европейские государства (включая Россию и Украину), США и Канада выработали бы общие принципы обращения с нашей землёй и атмосферой? Это был бы прекрасный проект, который мог бы вернуть молодому поколению веру в политику и дипломатию, пишет Фридберт Пфлюгер, преподаватель климатической и энергетической политики в центре передовых исследований в области безопасности, стратегии и интеграции (CASSIS) Боннского университета.

Подобно тому, как сделка по газовым трубам 1970 года стала предвестником политической разрядки между Востоком и Западом во время холодной войны, сегодня совместная климатическая политика может создать новое доверие между Россией и Западом. Канцлер Вилли Брандт (СДПГ), министр иностранных дел Вальтер Шеель (СвДП), а также крупный немецкий бизнес (Вильгельм Кристианс из Deutsche Bank или Отто Вольф фон Амеронген из Восточного комитета немецкой экономики) сыграли решающую роль в установлении политики разрядки между Востоком и Западом полвека назад. Глава нового правительства Германии Олаф Шольц (СДПГ) и его так называемая «светофорная» коалиция с участием зелёных и СвДП могут – в союзе с промышленностью – снова стать движущей силой новой восточной политики. Для Германии было бы важной задачей убедить США, ЕС и Россию в том, что общая климатическая политика имеет решающее значение для выживания человечества на нашей планете, а также для нового доверия и стабилизации международного сотрудничества в ближайшие годы.

Шансы на это совсем неплохие. В коалиционном соглашении, только что принятом новым «светофорным» правительством Германии, говорится: «Мы хотим развивать наше сотрудничество с Россией по вопросам будущего (водород и здравоохранение) и решения глобальных проблем (климат и окружающая среда)». Также США дали понять, что, несмотря на все фундаментальные разногласия с Москвой, они могут представить себе более тесное сотрудничество в области климатической политики. Во время визита специального представителя президента США по защите климата Джона Керри в Москву в середине июля 2021 года он договорился с президентом Владимиром Путиным о расширении сотрудничества по вопросам климата.

Мораль и право
Изменение климата и государственные интересы
Анатоль Ливен
Наиболее важные события в климатической дипломатии в ближайшем будущем будут происходить не на глобальном, а на многостороннем и часто на двустороннем уровне. Будущее переговоров и действий по ограничению изменения климата, вероятно, будет характеризоваться в основном реалистическими соображениями государственных интересов и власти, но с новым пониманием ситуации, сформированным под международным моральным давлением мировых сообществ, пишет эксперт клуба «Валдай» Анатоль Ливен.
Мнения экспертов


Путин выступал на Петербургском международном экономическом форуме ПМЭФ 4 июня 2021 года с речью, в которой сделал предложение о сотрудничестве. Политические разногласия нужно отложить в сторону и вместе формировать «переход к углеродной нейтральности», заявил президент. В своей речи, четвёртую часть которой занимали замечания по защите окружающей среды и климата, он говорил об угрозах, ощущающихся Россией: таяние вечной мерзлоты, распространение пустынь, эрозия почв... Декарбонизация за счёт ядерной энергии, водорода, улавливания и хранения углерода (УХУ), лесовосстановления и возобновляемых источников энергии идёт полным ходом, и государство выпустило «зелёные облигации» для её финансирования. Путин преследует амбициозные цели: проект долгосрочной стратегии развития по сокращению выбросов парниковых газов, представленный в марте 2020 года, и президентский указ от ноября 2020-го направлены на выполнение обязательств Парижского соглашения по климату и ограничение выбросов парниковых газов до 70 процентов от уровня 1990 года к 2030 году. Кроме того, в своём обращении о положении страны в апреле 2021 года президент Путин сформулировал амбициозную цель: в ближайшие тридцать лет совокупные выбросы в России должны быть меньше, чем в ЕС.

Конечно, ископаемое топливо будет продолжать играть важную роль в России в обозримом будущем; его вес в российской экономике слишком велик – как и энергетический голод во всём мире. И конечно, в России – как и в любой другой стране, особенно в США – существует мощное сопротивление со стороны традиционной энергетической отрасли, в том числе и в Государственной думе, повороту к климатической политике России. Но нельзя не заметить, что в Москве происходит смена парадигмы в энергетической и климатической политике. За ней должны внимательно наблюдать в Германии, Европе и Америке. Следует также обратить внимание на то, как Россия выступила на СOP26 в Глазго.

Было бы ошибочно полагать, что Россия теперь будет следовать всему, что предлагают западные климатические политики от Хабека до Тиммерманса и Керри. Россия пойдёт своим путём и определит свои собственные приоритеты.

Тем не менее для западных компаний существуют огромные возможности для реализации совместных энергетических проектов с российскими партнёрами: ветряные и солнечные электростанции, биомасса, лесовосстановление, водород (например, пиролиз метана или производство голубого водорода в сочетании с улавливанием и хранением углерода), энергоэффективность, климатически безопасная мобильность на дорогах, водных путях, в воздухе и так далее. Какие возможности открываются, например, для Siemens Energy или Viessmann, которая уже производит в России современные и эффективные системы отопления, для разработчиков и операторов ветряных электростанций или солнечных батарей, для производителей аккумуляторов, для индустрии интеллектуальных счётчиков или теплоизоляции! И, разумеется, для использования цифровых решений и искусственного интеллекта в российской энергетической трансформации!

Замена угля на современные газовые электростанции (готовые к будущему использованию водорода) – в сочетании с решительной борьбой с метановым скольжением – также является частью климатической политики. Было бы очень недальновидно, если бы поддержка таких инструментов, как страхование по линии Hermes инвестиций в переход с угля на газ или в модернизацию существующих газовых электростанций и перевода трубопроводов на водород, потерпела бы неудачу. Было бы контрпродуктивно с точки зрения климатической политики, если бы западные банки не способствовали модернизации в ископаемом секторе: это была бы чистая идеология, которая может успокоить совесть в Берлине или Брюсселе, но помешать конкретному прогрессу в сокращении эмиссий. Начинать следует с наиболее простых задач!

Энергетическая и климатическая политика – это в основном долгосрочные проекты. Если здесь будут достигнуты договорённости о сотрудничестве и заключены договоры, то это хорошо для борьбы с изменением климата. Но не менее важен и дивиденд мира, получаемый в ходе этого процесса. Мы можем извлечь уроки из эпохи холодной войны. Формула «перемены через торговлю», возможно, воплотилась в жизнь не так, как надеялся изобретатель этого термина Эгон Бaр в 1970-х годах. Но климатическое сотрудничество между Россией и Западом могло бы стать одной большой мерой по укреплению доверия в стиле Заключительного акта СБСЕ 1975 года. Благодаря сотрудничеству в области планирования, реализации, эксплуатации и обслуживания ветряных или солнечных электростанций, производства климатически нейтрального водорода, замены угольных электростанций на современные газовые, производства электрических или водородных автомобилей или повышения энергоэффективности в секторе отопления доверие постепенно снова укрепится. Более того, зреет понимание, что обе стороны больше выиграют от диалога и сотрудничества, чем от политической и военной конфронтации. Что касается изменения климата, то мы все находимся в одной лодке. Давайте работать вместе – не читая нотаций другому, но уважая его конкретные интересы, его возможности, даже его чувства!

Приняв Хельсинкский заключительный акт СБСЕ, Восток и Запад создали своего рода правила для отношений друг с другом во время холодной войны: уважение границ, невмешательство во внутренние дела других государств, сотрудничество в области экономики и технологий, содействие контактам между людьми, меры укрепления доверия в военной сфере. Почему бы нам не начать сегодня с подготовки климатического СБСЕ по образцу 1975 года, в рамках которого европейские государства (включая Россию и Украину), США и Канада выработали бы общие принципы обращения с нашей землёй и атмосферой? Это был бы прекрасный проект, который мог бы вернуть молодому поколению веру в политику и дипломатию. По крайней мере, если такое совещание не будет использоваться как форум для громких речей, самодовольного торжества, обвинений в адрес других и зазнайства и мы действительно будем добиваться прогресса в решении проблем.

Мораль и право
Реальное изменение климата будет зависеть от свободных рынков, диалога и солидарности
Кристоф Ван Агт
Политикам, отправившимся в Глазго на переговоры по климату, следовало бы помнить, что выбор климатической политики и энергетических технологий только тогда приводит к реальным изменениям, когда они согласуются с фундаментальными принципами рынка, физическими основами энергетических технологий и партнёрством производителей и потребителей, на которое опираются инвестиции и торговля, пишет Кристоф Ван Агт, директор по энергетическому диалогу Международного энергетического форума.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.