Азия и Евразия
Возвращение Гонконга Китаю: 25 лет спустя

Чтобы Гонконг продолжал быть символом успеха, он должен, прежде всего, признать свою собственную идентичность как части территории Китая, занять своё место в китайском поезде и стать частью общего пути развития и процветания страны, считает Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.

1 июля 2022 года исполнилось 25 лет со дня возвращения Гонконга Китаю. Среди праздничных торжеств наиболее заметной стала церемония приведения к присяге Джона Ли в качестве нового главы исполнительной власти Гонконга председателем КНР Си Цзиньпином. Однако вместо того, чтобы поздравить Гонконг с его выдающимися достижениями и c тем, что он справился с финансовыми и социальными потрясениями за последние 25 лет, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предпочёл раскритиковать Пекин за «невыполнение своих обязательств, которые подрывают свободу и автономию Гонконга». В ответ китайское правительство открыто выразило своё несогласие с такой позицией. Так что же на самом деле произошло с этой бывшей британской колонией с тех пор, как она была передана Китаю, как обстоят дела сегодня и куда пойдёт Гонконг в ближайшие годы?

В 1997 году город Гонконг, ставший всемирным финансовым и деловым центром после ста лет правления Великобритании, был официально возвращён Китаю после более десяти лет интенсивных переговоров между китайским и британским правительствами. Всего через несколько месяцев после того, как эта бывшая британская колония получила новое название «Специальный административный район Гонконг» (САРГ), её правительство оказалось втянуто в неожиданную и жестокую борьбу за валюту и экономику Гонконга во время «азиатского финансового кризиса», который ударил по многим странам региона, включая Таиланд, Индонезию, Южную Корею, Сингапур, Малайзию и Филиппины. САРГ удалось выжить и выйти из кризиса относительно невредимым благодаря умелым действиям Валютно-финансового управления Гонконга при твёрдой финансовой поддержке центрального правительства в Пекине, о чём в то время не было известно широкой общественности.

Корпорации и экономика
Не свобода, а гегемония: случай Гонконга
Нельсон Вонг
При всём уважении к США как самой могущественной стране на земле, народ Китая задаётся вопросом, почему правительство США считает, что имеет моральное право навязывать свою систему и ценности Китаю. Похоже в Америке убеждены, что все люди созданы равными и наделены неотъемлемым правом на свободу, за исключением случаев, когда форма свободы не соответствует американским представлениям. Но это уже не свобода, а гегемония. О ситуации в Гонконге пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.

Мнения экспертов


В последующие годы «Жемчужина Востока» продолжила своё бурное плавание, претерпев немало страданий от эпидемии атипичной пневмонии (2003), мирового финансового кризиса (2008–2009), «Движения зонтиков» (2013–2014) и нынешней пандемии COVID-19. Проблемой, которая месяцами привлекала внимание СМИ по всему миру, было затянувшееся и хорошо организованное антипекинское движение, начавшееся в июне 2019 года; это движение быстро превратилось в массовые беспорядки, сеющие хаос и разрывающие общество в целом. Несмотря на неоднократные предупреждения Пекина, призывавшего США прекратить вмешиваться во внутренние дела Китая и перестать поддерживать сторонников «независимости Гонконга», хаотичная ситуация стала неуправляемой. В итоге волнения были остановлены властями почти год спустя, в июне 2020 года, когда центральное правительство в Пекине вмешалось, чтобы восстановить порядок, введя закон о национальной безопасности в Гонконге и обеспечив его соблюдение.

По неподтверждённым данным, уже несколько волн жителей Гонконга с тех пор покинули его и переехали в основном в Великобританию, которая предоставила им виды на жительство, но, похоже, это не вызвало особого беспокойства внутри КНР. Вместо того чтобы опасаться критики со стороны прозападных СМИ и политиков, администрация САРГ во главе с новым главой исполнительной власти Джоном Ли стремится придать региону новый импульс для развития. Хотя некоторые всё ещё сомневаются в способностях Ли, учитывая, что его долгая карьера была связана исключительно с полицией, новый руководитель выглядит достаточно уверенным в своих публичных выступлениях и пообещал внести позитивные изменения и решить часть накопившихся проблем, с которыми сталкивается Гонконг. В частности, это касается жилья, образования, экономического развития и стабильности. Всего через несколько дней после вступления в должность Ли, в отличие от своих предшественников, сделал несколько телефонных звонков руководству соседней провинции Гуандун и мэрам соседних городов Гуанчжоу и Шэньчжэнь, чтобы заручиться их поддержкой. Это хороший жест, показывающий принадлежность Гонконга к КНР и готовность к сотрудничеству. Кроме того, в интервью CCTV 4 июля Ли подтвердил, что он и его правительство намерены достигнуть хороших результатов, чтобы завоевать доверие даже тех, кто в настоящее время не вполне доверяет правительству.

Честно говоря, общественное мнение по всему Китаю всегда приветствовало возвращение Гонконга на родину и надеялось на дальнейшее процветание САРГ, при этом любое упоминание независимости территории не одобряется.

Для среднего китайца на материке предоставление своим соотечественникам в Гонконге возможности пользоваться большей свободой и демократическими выборами является данностью в рамках соглашения «Одна страна – две системы», но ни в коем случае не допустимы осуждение суверенитета Китая над территорией или осквернение национального герба. Вот почему широкую поддержку по всей стране, включая САРГ, встретила инициатива, в рамках которой «быть патриотом» было объявлено обязательным условием для тех, кто зарегистрируется для участия в последних выборах в Законодательный совет Гонконга в декабре прошлого года. В конце концов, когда речь идёт о государственном или региональном управлении, уважение и защита суверенитета страны является основным и обязательным условием для любого кандидата на должность в любой точке мира.

Оглядываясь назад, некоторые утверждают, что центральное правительство Китая могло бы добиться большего успеха, приняв более активный подход сразу после передачи, проведя Гонконг через процесс «деколонизации» и введя закон о национальной безопасности с первого дня. Кроме того, политика «благоразумного бездействия» со стороны Пекина в рамках идеи «позволить народу Гонконга управлять Гонконгом» могла ввести некоторых в заблуждение, а некоторых – подтолкнуть воспользоваться бездействием центрального правительства. Ещё один аргумент заключается в том, что власти в значительной степени пренебрегли сообществом экспатов, многие из которых считали Гонконг своим домом, ибо жили там на протяжении поколений, будучи натурализованными обладателями паспортов САРГ. Поскольку большинство этих «гуайло» (иностранных гонконгцев) имеют глубокие корни и пользуются уважением в различных сферах бизнеса по всему миру, превращать их в чужаков и маргиналов было ошибкой. Кроме того, возможно, было забыто, что до передачи власти в 1997 году Гонконг никогда не управлялся местными жителями, а также не управлялся губернатором в одиночку. Британское правительство всегда было рядом, чтобы консультировать, когда дело касалось торговой политики, экономического развития и в целом общего управления тогдашней «британской территорией». Одно дело иметь команду профессиональных и компетентных государственных служащих; талант и опыт регионального и государственного управления – совсем другое. Тем не менее исправить ошибки никогда не поздно.

Что касается демократии и прав человека, Китай также открыто заявил о своей поддержке содействия демократическому процессу в Гонконге в соответствии с Основным законом в той мере, в какой он наделяет правительство Гонконга абсолютными полномочиями для выполнения того, что оно считает нужным в этом отношении.

Однако следует отметить, что демократия и избирательные процедуры никогда не были частью повседневной жизни Гонконга, когда он был британской колонией.

Разрешение Гонконгу практиковать демократические выборы и управлять им в соответствии с политикой «Одна страна – две системы» при действующем Основном законе демонстрирует приверженность китайского правительства предоставлять жителям Гонконга большую свободу и демократию, чем они имели при Британском правлении. Но это не означает, что Гонконгу можно позволить стать оплотом антикитайской деятельности, и Китай никогда не потерпит никаких попыток отделить Гонконг. Для Китая это вопрос не гордости, а принципа.

Общеизвестно, что, несмотря на уникальное положение территории, нет оснований утверждать, что Гонконг в состоянии выживать сам по себе. Его появление на мировой арене в качестве международного финансового и делового центра было в значительной степени связано с его стратегическим положением ворот в континентальный Китай. Следовательно, регион экономически процветал в результате реформ в Китае и политики открытых дверей. Представление о том, что Гонконг настолько уникален, что может стать ещё одним городом-государством, подобным Сингапуру, не только безосновательно и политически невежественно, но и является иллюзией, которая приведёт Гонконг в тупик. Именно преференциальная политика китайского правительства и открытие рынка материка на протяжении десятилетий сыграли важную роль в обеспечении процветания Гонконга.

То, что происходило в Гонконге за последние 25 лет, – это суровый урок, болезненный как для народа САРГ, так и для Китая. Для жителей Гонконга это был процесс самопробуждения и осознания того, что практика «двух систем» может функционировать только при признании принципа «одной страны» в качестве предварительного условия. К сожалению, подавляющее большинство населения Гонконга за эти годы было введено в заблуждение антикитайскими силами; хорошая новость заключается в том, что люди теперь поняли, где проходят красные линии и что любые попытки использовать Гонконг в качестве оплота сепаратистской деятельности недопустимы. Остальному миру, и даже тем, кто верит в иные ценности, желательно принять тот факт, что Гонконг в настоящее время является территорией Китая, будущее которой тесно связано с судьбой страны. Сейчас разрушается мнение о том, что САРГ может развиваться самостоятельно как в политическом, так и в экономическом плане.

Двигаясь вперёд, и особенно в контексте происходящего во всём мире геополитического перехода к усилению конкуренции между крупными державами, Гонконг по-прежнему имеет хорошие возможности для того, чтобы продолжать оставаться городом международного значения и, следовательно, быть ценным достоянием своей родины. Как неотъемлемая часть Китая, Гонконг является единственной территорией страны, где практикуется общее право, где глубоко укоренился дух верховенства закона, а его валюта привязана к доллару США. В САРГ находятся региональные штаб-квартиры почти всех крупных банков, известных инвестиционных и торговых домов, а также бухгалтерских фирм и юридических практик, и в результате деловое сообщество Гонконга остаётся мультикультурным и пользуется всемирной репутацией высоких профессионалов, на зависть многим. Кроме того, гонконгская фондовая биржа является международно признанным финансовым и деловым центром и одной из крупнейших бирж в мире наравне с NYSE и NASDAQ, а контейнерный порт и аэропорт Гонконга будут оставаться одними из самых популярных мировых логистических и транспортных центров.

Несмотря на то, что в настоящее время у Гонконга существуют новые и более широкие возможности для участия в плане развития района Большого залива вместе с Макао и Шэньчжэнем, следующие 25 лет будут ещё более важными для дальнейшего экономического и социального развития Специального административного района. Это потребует совместных усилий талантливых и трудолюбивых жителей Гонконга и правительства САРГ под руководством центрального правительства в Пекине и в тесном сотрудничестве с ним. Центральное правительство должно выделять больше ресурсов, чтобы поощрять население Гонконга и помогать ему осознать реальность глобальной конкуренции на мировой арене. Чтобы Гонконг продолжал быть символом успеха, он должен, прежде всего, признать свою собственную идентичность как части территории Китая, занять своё место в китайском поезде и стать частью общего пути развития и процветания страны.

Демократия и управление
Отступает ли Китай? Понять «двойную циркуляцию», чтобы избежать двойной путаницы
Нельсон Вонг
Трансграничная торговля и инвестиции в XXI веке должны быть защищены на основе принципа равных правил игры. И любые изменения этих правил должны обсуждаться и согласовываться всеми заинтересованными сторонами в рамках ВТО, а не навязываться или диктоваться одной страной, пусть даже самой могущественной, полагает Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.