Политэкономия конфронтации
Внешнеполитическая мысль Си Цзиньпина и китайско-российское сотрудничество

Тесные двусторонние отношения между Китаем и Россией являются одной из самых важных особенностей эволюции международных отношений начала XXI века. Изменение международного порядка образует новые сферы для китайско-российского сотрудничества, пишет Сюй Бо, доктор политических наук, профессор Исследовательского Центра Северо-Восточной Азии Цзилиньского университета.

Сегодня политики и учёные из КНР говорят о «большой перемене, невиданной за столетие» (百年未有之大变局). Внешнеполитическая мысль Си Цзиньпина фактически является основным руководящим принципом современной китайской дипломатии, так как ярко отражает базисные подходы современного Китая к международным отношениям, политике великих держав и международным институтам.

Внешнеполитическая мысль Си Цзиньпина: от региональной до глобальной

В целом внешнеполитические мысли Си Цзиньпина можно разделить на два уровня: логика принятия решений и политическая практика. На уровне логики принятия решений председатель КНР подчёркивает, что руководство Компартии является базисным обеспечением китайской дипломатии и принятие важных дипломатических решений Китая должно продвигаться ЦК КПК в рамках единого планирования. В то же время эта мысль выделяет важность китаизации марксизма и то, что дипломатия страны должна служить делу возрождения китайской нации.

На уровне политической практики, особенно когда речь идёт о понимании Китаем современного международного порядка, внешнеполитическая мысль Си Цзиньпина состоит из трёх основных концепций.

Первое – дипломатия великой державы с китайской спецификой (中国特色大国外交). Китай подчёркивает неконфронтационный – со своей стороны – характер китайско-американских отношений, стабильность китайско-европейских отношений и возможности сотрудничества в китайско-российских отношениях. Однако Соединённые Штаты считают Китай своим главным конкурентом. Поэтому основная цель Пекина состоит в удержании двусторонних отношений от прорыва за «защитные ограждения». А во взаимодействии с Европой акцентируется внимание на том, что обе стороны должны продолжать развивать стабильные и прогнозируемые экономические и культурные связи, способствуя также взаимодействию между рынками.

Сотрудничество между Китаем и Россией в качестве партнёров, а не союзников, на самом деле максимизирует гибкость и пространство для корректировки отношений между Пекином и Москвой. Одновременно два государства признают, что «дружба не имеет границ, и в сотрудничестве нет запретных зон», а также что оно «не направлено против третьих государств». Поэтому, несмотря на трудности в экономическом сотрудничестве между Китаем и Россией под влиянием западных санкций и международной ситуации, Пекин по-прежнему рассматривает китайско-российские отношения в качестве «классического образца отношений великих держав».

Второе – «Сообщество единой судьбы человечества» (人类命运共同体). Политическая элита страны считает, что по мере подъёма совокупной мощи Китай сможет оказывать больше влияния на международные институты. Поэтому руководство во главе с Си Цзиньпином предложило многочисленные рамки сотрудничества, в том числе инициативу «Пояс и путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). В рамках «Сообщества единой судьбы человечества» страны могут формировать более эффективную взаимозависимость, чтобы переломить «игру с нулевой суммой» и «дилемму безопасности». Это, с одной стороны, проистекает из идей китайской классической философии, а с другой – из практического опыта контактов между Китаем и восточноазиатскими государствами в начале XXI века.

Третье – международные отношения нового типа(新型国际关系). По мнению Си Цзиньпина, существующие межгосударственные отношения, в особенности между крупными государствами, плохо соответствуют новым вызовам XXI века. Поэтому необходимо установить «концепцию совместной, устойчивой безопасности». По сравнению с другими лидерами Китая председатель КНР считает активное участие страны в глобальном управлении важным источником легитимности в международной системе. В результате Пекин демонстрирует более активное отношение к глобальным проблемам. Большое внимание Китай уделяет вопросам разработки правил в сфере нового международного управления, в том числе киберпространства, Арктики и цифровых технологий.

Изменение международного порядка: элементы и эволюция

Исследователи международных отношений обычно подчёркивают три ключевых элемента в создании международного порядка: структура власти, ведущая идея и международные институты. С этой точки зрения мы обнаруживаем, что международный порядок последних лет претерпел ускоренную эволюцию во всех элементах:

Во-первых, в структуре власти происходит формирование сложной биполярности. США рассматривают Китай в качестве единственной страны, способной в будущем на системный вызов американскому доминированию. Но одновременно сложные связи в сфере экономики, политики и безопасности между двумя странами привели к тому, что Вашингтону трудно прекратить всестороннее взаимодействие с Китаем. Ввиду этого в Азиатско-Тихоокеанском регионе возникли две иерархические системы: система безопасности с центром в США и экономическая система с центром в Китае. Абсолютное большинство средних и малых государств поддерживают тесные связи с США и Китаем одновременно и не хотят «выбирать сторону». «Взаимодействие + хеджирование» по-прежнему останется долговременным политическим выбором для большинства стран АТР.

В этом процессе стабильность российско-китайских отношений чрезвычайно важна для Китая. 4 000 километров общей границы являются фундаментальной основой стабильности Китая, а также стратегическим тылом для России.

Ещё важнее, что сущность китайско-российских партнёрских отношений на основе «равноправия, учёта интересов друг друга, ненаправленности против третьих государств» не способствует стратегической конфронтации.

Во-вторых, следует отметить изменение ведущей идеи, что отражается в двух аспектах. В сфере соперничества великих держав данное изменение проявляется как замена принципа соединения политических и экономических интересов страны принципом разделения этих интересов. Принцип разделения политических и экономических интересов долгое время был основным краеугольным камнем развития межгосударственных отношений в евразийском регионе. Но по мере обострения китайско-американского и российско-американского соперничества эта концепция стала ломаться. США используют таможенные пошлины, санкции и даже технологическую блокаду в качестве серьёзного оружия против конкурентов. Эта ситуация, наиболее отчётливо проявившаяся после февраля 2022 года, сильно дестабилизирует мировой рынок и производственно-сбытовые цепочки. В сфере сотрудничества великих держав увеличивается влияние сотрудничества в области реагирования на изменение климата. Китай, США и Россия уже выпустили программные документы в данной области. Климатическая проблема и зелёное развитие становятся одними из доминирующих концепций, что окажет важное влияние на экономическое и энергетическое сотрудничество.

В-третьих, диверсификация институтов многостороннего сотрудничества. В течение долгого времени международные институты, которые создали США и Европа, были для различных стран безальтернативной формой участия в мировом рынке и производственной цепочке. Но по мере коллективного подъёма стран с развивающимися рынками, а также увеличения влияния Китая на международное управление происходит диверсификация институтов многостороннего сотрудничества и появление конкуренции между ними. Например, в Восточной Азии одновременно существуют инициатива «Пояс и путь», разработанная Пекином, и инициативы B3W и IPEF, выдвинутые администрацией Байдена. Также существуют Европейский союз под руководством западноевропейских стран и Евразийский экономический союз, ядром которого является Россия. Возникновение таких разнообразных институтов многостороннего сотрудничества фактически увеличило неопределённость будущего развития глобализации.

Мораль и право
Паника упадка: кто ревизионист – США или Китай?
Сян Ланьсинь
Почему наступают плохие дни? Почему мы падаем и как помочь нам восстановиться, если такое возможно? Идея упадка вызывает у историков такое же очарование, как любовь у поэтов-романтиков. Люди, которые хотят представить Китай монстром, вынуждены также объяснять, почему США приходят в упадок. По иронии судьбы, они не могут сделать это убедительно, пишет Сян Ланьсинь, профессор Женевского института международных отношений и развития.

Мнения экспертов


Китайско-российское сотрудничество нового периода: темы и проблемы

Изменение концепции китайской дипломатии и эволюция международного порядка совместно формируют политику Китая к России. В этом контексте китайско-российские отношения должны также быть направлены на совместный поиск новых сфер сотрудничества:

Прежде всего, когда речь идёт об изменении структуры власти международного порядка, то поддержка дальнейшего развития китайско-российского стратегического партнёрства является ключевой частью «дипломатии великой державы с китайской спецификой». Нынешний конфликт на Украине не только сильно изменил среду безопасности России, но и также оказал серьёзное влияние на международные отношения в АТР. В таких обстоятельствах Китай и Россия нацеливаются на сотрудничество в двух аспектах. Во-первых, предотвращение «натовизации» структуры безопасности Восточной Азии. Украинский кризис уже подтвердил, что с помощью исключительной организации безопасности в стиле НАТО трудно решить дилемму безопасности в регионе, поэтому следует избегать подобных ловушек в международном управлении Восточной Азией. Во-вторых, укрепление трёхстороннего сотрудничества между Китаем, Россией и Индией. В связи с Индо-Тихоокеанской стратегией, которую последовательно продвигает Вашингтон, дальнейшее укрепление трёхстороннего сотрудничества между Китаем, Россией и Индией будет играть очень важную роль в предотвращении эскалации конфронтации и стабилизации отношений между великими державами.

Также Китай и Россия могут совместными усилиями определить направление и характер строительства «Сообщества единой судьбы человечества». Высокоинтенсивные санкции США и Запада в течение короткого периода не смогут угрожать внутренней стабильности России, но, несомненно, создают преграды для её будущего научно-технического развития. В то же время не ослабевает конкуренция между США и Китаем в сфере высоких технологий. Поэтому КНР и России необходимо сотрудничать в сфере полупроводников, искусственного интеллекта и высоких технологий.

Россия обладает опытом борьбы с технологической блокадой Запада и профессиональной научной базой, а капитальные средства и рынок Китая могут обеспечить совместные разработки.

В то же время на фоне изменения климата трансформация энергетики и зелёное развитие также должны стать новыми областями китайско-российского сотрудничества. Климатическая проблематика является важной темой в «Сообществе единой судьбы человечества», а также важным направлением реализации инновационного развития России. Взаимодействие двух страна в данной сфере не только поможет обеим сторонам расширить каналы связи, но и укрепить позиции Москвы и Пекина в будущей научно-технической революции.

Китай и Россия могут способствовать дальнейшему сопряжению многосторонних институтов для развития глобальных «международных отношений нового типа». В Азиатско-Тихоокеанском регионе появляются новые форматы регионального сотрудничества, включая ВРЭП, CPTPP и IPEF. Пекин и Москва в состоянии поддерживать стабильность производственной цепочки с помощью сопряжения многосторонних институтов. Это включает углубление сотрудничества между Россией и ВРЭП, чтобы Россия действовала в качестве ключевого партнёра по содействию экономическому развитию в Азиатско-тихоокеанском регионе. Одновременно с этим Китай и Россия также могут продолжать продвигать зону свободной торговли в рамках сопряжения инициативы «Пояс и путь» и Евразийского экономического союза ради укрепления геоэкономической стабильности в «сердце» евразийского региона.

Азия и Евразия
Россия и Китай наращивают сотрудничество в газовой отрасли: причины и последствия
Виталий Ермаков
В новой реальности Европа стремится как можно скорее снизить свою зависимость от поставок энергоносителей из России, невзирая на цену такой политики. России придётся в ускоренном режиме проводить политику поворота на Восток, и сложившейся ситуации в явном выигрыше остается Китай, у которого появляется возможность получать российские газ и нефть с существенным дисконтом. Российско-китайское сотрудничество в газовом секторе анализирует Виталий Ермаков, эксперт Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ «Высшая школа экономики».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.