Азия и Евразия
Становление прямых армяно-турецких торгово-экономических отношений меняет геоэкономический баланс

Становление прямых армяно-турецких торгово-экономических отношений меняет геоэкономический баланс. И эти перемены особенно важно оценить с позиций региональных и мировых держав, каждого государства Южного Кавказа и всех сопредельных стран, пишет Ара Карян, доцент Российско-армянского университета.

Актуальность разблокирования транспортных коммуникаций в Закавказье, открытия армяно-турецкой границы и установления прямых торгово-экономических отношений между Арменией и Турцией, а также частичного становления армяно-азербайджанских экономических отношений в части грузоперевозок, транзита энергоносителей и электроэнергии – не подлежит сомнению. Это обусловлено императивом безопасности и стабильности Закавказского региона на региональном и международном уровне; тремя официальными трёхсторонними политическими заявлениями России, Армении и Азербайджана после войны в Арцахе в части разблокирования инфраструктурных коммуникаций между сторонами и практическими усилиями на уровне вице-премьеров участвующих стран; прямыми переговорами политического руководства Армении и Турции по вопросам разблокирования транспортных коммуникаций в регионе и открытия армяно-турецкой границы.

После разблокирования коммуникаций и открытия границ с Турцией, вероятно, можно надеяться на постепенное формирование целостного экономического региона с общими нормами на основе режимов международных конвенций и правил справедливых бизнес-взаимоотношений. Тем не менее стоит оценить возможные выгоды и риски для экономик стран региона, степень их будущей конкурентоспособности в условиях открытой армяно-турецкой границы, а также социально-демографические и другие последствия открытия армяно-турецкой границы.

Политические и дипломатические отношения между Арменией и Турцией в настоящее время находятся в плохом состоянии. Вопрос, смогут ли политические и дипломатические процессы повлиять также на процесс установления прямых экономических отношений между странами, который был начат в январе 2022 года и проходит с участием спецпредставителей Армении и Турции при посредничестве России?

Установление прямых торгово-экономических отношений между Арменией и Турцией будет способствовать смягчению враждебных настроений и постепенному построению мирных отношений между Арменией, Турцией и Азербайджаном, что является сверхважной задачей для них самих и для других стран региона. Между тем следует учитывать, что проблема имеет чувствительные грани и аспекты. Попрание Турцией исторического факта геноцида армян, наличие нерешённой проблемы Арцаха, факт участия Турции в сорокачетырёхдневной войне в Арцахе остаются тяжёлым бременем и вносят в матрицу отношений исторические, международно-правовые, юридические, социальные, духовно-эмоциональные аспекты, которые нельзя искусственно игнорировать и от которых невозможно уклониться при выстраивании прямых армяно-турецких экономических отношений.

Россия и глобальные риски
Армения на геополитическом перекрёстке
Рубен Эламирян
Сможет ли Армения войти в число связующих звеньев при развитии партнёрского сосуществования в Евразии? Ответ положительный, однако данная цель может быть достигнута, если она будет понятным и надёжным партнёром для всех участников игры, пишет Рубен Эламирян, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Института права и политики Российско-армянского университета, доцент кафедры политического управления и публичной политики Академии государственного управления Республики Армении.

Мнения экспертов


Открытие границ и установление прямых торгово-экономических отношений между Арменией и Турцией может послужить мотивацией для разрешения имеющихся проблем с учётом всех реалий прошлого и настоящего и создать благоприятный фон для восстановления доверия между народами. Кроме того, это способно привести к постепенному выстраиванию взаимовыгодных отношений. Хотя есть вероятность, что поначалу бизнес-сообщество, система государственного управления и особенно местного самоуправления окажутся в совершенно новой, непривычной ситуации – и в определённой растерянности.

Поэтому установление прямых армяно-турецких экономических отношений требует прагматически-математического подхода. Первый вопрос, который нужно себе задать: имеет ли задача решение? В данном случае мы исходим из того, что задача имеет решение, в противном случае не имеет смысла её заниматься. Второй вопрос: это единственное решение или нет? По большому счёту установление взаимовыгодных отношений в широком смысле (не в частных вариациях) должно быть единственным решением – в противном случае заниматься задачей опять же становится бесполезно.

В Армении внешне преобладают пессимистические взгляды и опасения экспансии с турецкой стороны по всем направлениям экономических отношений. Есть, разумеется, и приверженцы положительного развития, видящие выгоды в разблокировании дорог и коммуникаций. Они указывают на снижение стоимости грузоперевозок, но в целом не совсем убедительно объясняют выгоды для армянской стороны. Очевидно, что с обеих сторон преобладают политически предвзятые выводы и остро чувствуется необходимость научно обоснованной, объективной оценки развития событий. На наш взгляд, безысходные настроения и призывы к сохранению закрытых коммуникаций означают дорогу в никуда и дальнейшее медленное ухудшение конкурентоспособности экономики Армении. Но даже если исходить из оптимистического сценария в отношении разблокирования инфраструктурных коммуникаций, то не совсем понятно, с чего начать процесс выстраивания экономических отношений, чтобы в дальнейшем прийти взаимовыгодному формату.

В основе экономических связей между бизнес-субъектами обычно лежат доверительные отношения на хозяйственном и индивидуальном уровне. Контрагенты, действуя напрямую, редко ставят проблемы бизнеса в зависимость от стереотипов и восприятия истории. Однако это не означает, что эти факторы исчезают – они существуют параллельно и временами могут внезапно и очень жёстко повлиять на отношения контрагентов вне желания последних. Достаточно вспомнить отношения Японии и Южной Кореи, когда сильную обеспокоенность у бизнеса вызвало постановление Верховного суда Южной Кореи о том, что японские компании должны выплатить компенсации по искам, поданным южнокорейскими рабочими, которые были мобилизованы во время Второй мировой войны. В этой ситуации (ноябрь 2013 года) три основные бизнес-организации Японии и Японо-Корейская экономическая ассоциация, исходя из опасения, что вопрос о компенсации может навредить хорошим отношениям между Японией и Южная Кореей, сделали беспрецедентное заявление с призывом к решению этого вопроса.

Подобные примеры свидетельствуют о том, что в экономических отношениях Армении и Турции нельзя не учитывать вопросы, связанные с историческими фактами, представлениями и стереотипами, которые могут стать факторами возможного ухудшения армяно-турецких политических и экономических отношений.

Следует отметить, что стабильность армяно-турецких отношений во многом будет зависеть от безопасности Армении и Арцаха, гарантом которой на сегодня являются военно-стратегическое партнёрство Армении и России, участие РА в ОДКБ и наличие российских миротворцев в Арцахе. Следует учитывать и то, что, по сути, участники единой экономической зоны ЕАЭС в совместном формате (поскольку есть двухсторонний формат казахско-турецких, киргизо-турецких отношений на фоне организации тюркских стран) будут по-новому сотрудничать с географическим соседом – Турцией. Армения должна будет выстраивать торгово-экономические отношения с Турцией по правилам не только ВТО (которые после шквала санкций против России в 2022 году вряд ли будут определяющими), но и ЕАЭС.

Для установления прямых торгово-экономических отношений между Арменией и Турцией требуется разработка дорожной карты, выстроенной на взаимовыгодных отношениях.

Позиция властей Армении на переговорах по разблокированию транспортных коммуникаций и становлению прямых армяно-турецких торгово-экономических отношений строится на подходе «без предварительных условий» и на том факте, что сухопутная и воздушная армяно-турецкая граница в 1993 году была в одностороннем порядке закрыта Турцией.

При выстраивании позиции по разблокированию транспортных коммуникаций в регионе и экономических отношений с Турцией Армения должна будет исходить из правовых принципов международных конвенций, в частности норм ВТО (которые Турция в случае с Арменией грубо попирает), Венской программы действий для развивающихся стран, не имеющих выхода к морю, от 2014 года, Энергетической хартии, а также Межправительственного соглашения по сети Азиатских автомобильных дорог, которое подписало и ратифицировало 31 государство, включая Турцию (2010) , Армению (2005) и Азербайджан (2005, с оговорками).

На разных уровнях широко обсуждается проблема транспортной коммуникации между Азербайджаном и его эксклавом – Нахичеванью. Данный вопрос часто представляется в формате так называемого Зангезурского коридора, проходящего по территории Армении. Позиции сторон по коридорному формату диаметрально противоположны. Вопрос в том, готовы ли Азербайджан и Турция признать, что разблокирование транспортного сообщения между Азербайджаном и Нахичеванью – это, по сути, формат открытия дорог по территории и под юрисдикцией Армении и под её ответственностью, со всеми международно-правовыми режимами суверенной Республики Армении. Кстати, позиция Москвы и Еревана по данному вопросу однозначна и едина. Она ясно выражена в трёхсторонней декларации России, Азербайджана и Армении от 9 ноября 2020 года (пункт 9) и в двух последующих трёхсторонних официальных заявлениях, а также в заявлениях российских официальных лиц (в том числе вице-премьера РФ Алексея Оверчука) и армянской стороны.

В марте 2022 года между Азербайджаном и Ираном в Баку был подписан Меморандум о взаимопонимании и создании на территории Ирана новой транспортной артерии, соединяющей Восточно-Зангезурский экономический район Азербайджана с Нахичеванью. В документе используется выражение «транспортная артерия по территории Ирана», однозначно подразумевающее иранскую юрисдикцию. Этим подтверждается вывод о том, что азербайджанская сторона, говоря о «транспортном коридоре по территории Армении вне прямой юрисдикции Армении», делает это в чисто пропагандистских целях. Указанный маршрут между Азербайджаном и Ираном пройдёт по территории Ирана, примерно на пять километров южнее армяно-иранской границы и фактически будет дублировать разблокированную дорогу вдоль северного берега приграничной реки Аракс, проходящую по территории Армении. 

Становление прямых армяно-турецких торгово-экономических отношений меняет геоэкономический баланс. И эти перемены особенно важно оценить с позиций региональных и мировых держав, каждого государства Южного Кавказа и всех сопредельных стран.

Азия и Евразия
Зангезурский коридор – краеугольный камень регионального сотрудничества на Южном Кавказе
Ваcиф Гусейнов
Возобновление трансзангезурского сообщения имеет большое значение для Азербайджана. Благодаря новой ситуации Армения также преодолеет своё изолированное положение в регионе и станет частью Среднего коридора, считает Васиф Гусейнов, старший научный сотрудник Центра анализа международных отношений (ЦАМО).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.