Многополярность и взаимосвязанность
Швейцарский саммит по Украине: Москва перехватила повестку

Итогом саммита в Швейцарии стал невнятный документ, в котором фактически нет алгоритма решения конфликта на Украине. Россия, напротив, выступает с конкретными и внятными предложениями. Их реализация вряд ли возможна здесь и сейчас. Но сам факт формирования ориентиров и повестки на будущее можно записать в российский актив, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

В Швейцарии завершился саммит высокого уровня по миру на Украине. Цель Киева и его западных партнёров состояла в максимально возможном привлечении к саммиту незападных стран мирового большинства. Такой шаг позволил бы показать, что в обсуждение мирных планов без участия России вовлечён широкий круг участников.

С самого начала было очевидно, что «план Зеленского», фактически подразумевающий возвращение к статус-кво 1991 года, вряд ли будет взят за основу столь широким кругом участников. Тем более что ряд стран (включая КНР) саммит проигнорировали, а другие участники (включая Индию) не подписались под итоговым документом. Однако поддержка хотя бы некоторых положений могла бы показать, что отдельные пункты плана находят отклик, а значит, дальше можно ставить вопрос о продвижении других пунктов. Частично эти задачи были выполнены.

Политэкономия конфронтации
Россия – Запад: ставки растут
Иван Тимофеев
Возвращения в реальность 2021 года не будет. Очевидно, что Россия сделает всё возможное для защиты нового территориального статус-кво, а также для максимального подрыва военного потенциала Украины. Очевидно и то, что Запад сделает всё возможное для истощения России. О причинах и следствиях текущего конфликта пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения


В итоговый документ саммита вошли пункты о ядерной безопасности, включая призыв к передаче контроля над Запорожской АЭС Украине пусть и при координирующей роли МАГАТЭ. В документ включили также вопросы продовольственной безопасности и обмена пленными. Впрочем, данные пункты есть не только в «плане Зеленского», но и, например, в 12 пунктах об урегулировании украинского конфликта, которые ранее предлагал Китай. То есть речи о продвижении только лишь украинских предложений в итоге не идёт. Швейцарский документ призывает вовлечение в диалог «всех сторон», намекая на участие России.

Таким образом, саммит без России как бы санкционирует подключение Москвы в уже существующий формат, но созданный без её участия.

На этом достижения украинской дипломатии заканчиваются, и с учётом ряда дополнительных факторов выглядят они весьма скромно.

Накануне саммита Москва перехватила информационную повестку. Президент России Владимир Путин предложил свою схему завершения конфликта. Главное условие – вывод украинских войск с территории четырёх регионов (ЛНР, ДНР, Запорожская и Херсонская области), которые, согласно Конституции России, входят в её состав. Очевидно, что киевскими властями такая формула принята в настоящий момент не будет. Новый российский план даже характеризовался зарубежными наблюдателями как ультиматум. На деле он представляется весьма сбалансированным, если не умеренным. Российский лидер сигнализировал о том, что Москва не включает в вопрос об урегулировании, например, изменение территориальной конфигурации других регионов Украины. Между тем основания для выдвижения таких условий существуют. В их числе создание «санитарной зоны» для пресечения обстрела территории России, в том числе приграничных городов, со стороны украинской армии. В теории создание такой «санитарной зоны» могло бы идти вместе с возможным продвижением российских войск, например, в Харьковской области.

Иными словами, предложения российского лидера явно не являются максимальной запросной позицией. Более того, Владимир Путин дал понять, что в дальнейшем планка требований будет повышаться.

Этот сценарий вполне вероятен, особенно в случае успехов российских войск. Предпосылки к таким успехам есть. Российская армия явно перехватила инициативу и наращивает давление на всей линии фронта, расширяя его на новых направлениях. Важным является и то, что российские предложения явно выглядят более близкими к текущим реалиям, нежели «план Зеленского».

Свою роль сыграло и то, что Владимир Путин раскрыл суть предложений о безопасности в Евразии. Ранее идея в общем виде озвучивалась в послании президента Федеральному собранию. Её контуры более ясно стали проступать в ходе визита министра иностранных дела России Сергея Лаврова в Китай, а затем и визита в КНР президента России. Вместе с тем оставалось немало вопросов о конкретном наполнении идеи. Выступая в МИД России, президент Путин дал ряд новых пояснений. Среди них открытость системы для всех участников, включая европейских, исключение из неё внерегиональных игроков, в том числе США. Можно сколько угодно рассуждать о том, что данные предложения вряд ли будут приемлемы для Вашингтона и его европейских союзников. Важно то, что Россия выступает с собственной инициативой, предлагает систему, в которой будет реализован принцип равной и неделимой безопасности. И здесь к украинскому конфликту российские предложения имеют прямое отношение. Европейская система безопасности принцип равной и неделимой безопасности обеспечить не смогла. Прямым следствием её дефектов стал украинский конфликт. Его вряд ли удастся решить только лишь соглашением об отношениях России и Украины. Список вопросов куда длиннее и требует создания новых правил игры для всех региональных сил. Они и могут быть закреплены в новой системе безопасности. Понятно, что она должна выстраиваться на базе Устава ООН. Но опыт показывает, что Устав может трактоваться по-разному, заводя в тупик любые переговоры. А значит, требуется более точная система координат, которая выстраивалась бы на основе Устава, но исключала бы манипуляции с его трактовками применительно к конкретным вопросам безопасности в Евразии. Швейцарский саммит констатировал необходимость выполнения Устава ООН. Российские предложения предполагают создание новой системы безопасности.

В сухом остатке: итогом саммита в Швейцарии стал невнятный документ, в котором фактически нет алгоритма решения конфликта на Украине. Беспомощность коммюнике, вероятно, стала ещё одной причиной, по которой от него и от самого участия в саммите дистанцировались крупные игроки – зачем расходовать политический капитал на заведомо бесплодную инициативу? Россия, напротив, выступает с конкретными и внятными предложениями. Их реализация вряд ли возможна здесь и сейчас. Но сам факт формирования ориентиров и повестки на будущее можно записать в российский актив.

Многополярность и взаимосвязанность
Движение к большой войне следует воспринимать серьёзно
Иван Тимофеев
Возможно ли вовлечение вооружённых сил НАТО в военный конфликт между Россией и Украиной? Такая постановка вопроса ещё недавно казалась маргинальной с учётом высоких рисков эскалации военного противостояния Североатлантического альянса и России в масштабный вооружённый конфликт. Однако данный сценарий следует воспринимать серьёзно, пишет Иван Тимофеев программный директор Валдайского клуба.
Мнения
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.