Корпорации и экономика
«Северный поток – 2» в состоянии обеспечить Европу более дешёвой и экологически чистой энергией, но что этому мешает?

Политизация энергетики часто препятствует принятию решений, основанных на фактах, а не на неверных представлениях. Вместо того чтобы обвинять внешних игроков, регулирующие органы должны заняться факторами, которые они в состоянии быстро исправить, например посредством смягчения директивного отношения к энергетическим рынкам и восстановления уверенности инвесторов в стабильной и предсказуемой нормативной среде, пишет эксперт Международного Дискуссионного клуба «Валдай» Данила Бочкарёв.

Недавно построенный газопровод «Северный поток – 2» снова оказался в центре внимания СМИ. В октябре Федеральное сетевое агентство Германии приостановило процесс его сертификации под предлогом того, что проект не соответствует действующему энергетическому законодательству. Швейцарская компания Nord Stream 2 AG планирует открыть дочернее предприятие в Германии, чтобы соответствовать нормам ЕС и Германии в области энергетики. Хотя ещё слишком рано строить предположения о том, может ли этот шаг ещё больше затормозить запуск «Северного потока – 2», он дал повод для многочисленных спекуляций о (негативном) воздействии проекта на европейский газовый рынок и будущее транзита природного газа через Украину. Поляризация общественного мнения относительно трубопровода коренным образом изменила чисто технические дискуссии вокруг проекта. Это породило недопонимания вокруг основных коммерческих причин запуска проекта и будущего воздействия трубопровода на европейских потребителей.

Экономия затрат и оптимизация транспортировки природного газа

«Северный поток – 2» – это кратчайший путь между богатым газом полуостровом Ямал в России и основными центрами потребления газа в Северной Европе. Он на 2000 км короче транзитного маршрута через Украину. Транспортировка газа через более короткую и современную инфраструктуру быстрее и дешевле, чем через Украину. «Газпром» не разглашает точные тарифы на транспортировку через инфраструктуру, которой он владеет и эксплуатирует. Однако финансовые отчёты компании позволяют нам оценить примерную стоимость транспортировки газа. Данные о транспортировке через третьи сети публикуются их операторами – в нашем случае ГТС Украины и словацкой Eustream. Стоимость доставки 1 миллиарда кубометров с газовых месторождений Газпрома в Западной Сибири через Украину и Словакию до хаба Баумгартен в Австрии достигает 41–42 миллиона долларов, а затраты на  транспортировку 1 миллиарда кубометров с полуострова Ямал в Германию по «Северному потоку – 1»  едва достигают 23 миллионов долларов, то есть дешевле более чем на 60%. Затраты на эксплуатацию «Северного потока – 2», вероятно, будут в таком же масштабе.

Проект «Северный поток – 2»
Реализацией проекта «Северный поток – 2» занимается проектная компания Nord Stream 2 AG. Точкой входа газопровода «Северный поток – 2» в Балтийское море станет район Усть-Луги Ленинградской области, далее газопровод пройдёт по дну Балтийского моря и выйдет на территории Германии в районе Грайфсвальда.

Совокупная мощность двух ниток «Северного потока – 2» – 55 миллиардов куб. м газа в год. Протяженность маршрута – более 1200 км.  Трубопровод проходит через исключительные экономические зоны и территориальные воды пяти стран: Германии, Дании, России, Финляндии и Швеции.
Инфографика


Экологические проблемы

Введение Механизма трансграничного углеродного регулирования ЕС (CBAM) может в будущем привести к прямому и косвенному налогообложению выбросов углерода, в том числе от транспортировки газа. Поэтому снижение углеродного следа от транспортировки энергии является вопросом первостепенной важности для «Газпрома». Новая трубопроводная инфраструктура поможет уменьшить углеродный след компании. Согласно моделям Frontier Economics, углеродный след газа, транспортируемого через Украину, более чем на 60% выше, чем на маршруте «Северный поток». «Северный поток – 2» также должен сыграть свою роль в энергетическом переходе ЕС. Европа останется зависимой от импортируемого водорода и других низкоуглеродных газов для достижения целей климатической политики. Подача водорода по трубопроводной сети – не фантастика. Генеральный директор Nord Stream 2 Маттиас Варниг ожидает, что трубопровод будет готов для транспортировки водорода через десять лет. Ранее Андреас Ширенбек, тогдашний генеральный директор немецкой энергетической компании Uniper, подтвердил, что потенциально доля водорода в смеси, транспортируемой по «Северному потоку – 2», может достигнуть 80% (при этом метан составит оставшиеся 20%). Существует также прямая связь между «Северным потоком – 2» и европейским энергетическим переходом, и эта связь недавно была признана высокопоставленными дипломатами из ЕС. В своей статье, опубликованной РБК, послы Германии и Франции в России пишут о будущей «зелёной» России, поставляющей водород в Европу через газопровод «Северный поток – 2».

Корпорации и экономика
Российская промышленность и механизм трансграничного углеродного регулирования ЕС
Данила Бочкарёв
России нет необходимости копировать меры «зелёной» политики ЕС, независимо от того, являются ли они экономически целесообразными, эффективными и соответствуют ли они внутреннему рынку и национальным целям страны. Массовые субсидии на солнечную и ветровую энергию могут оказаться менее эффективными как с точки зрения климата, так и с точки зрения экономики, чем простое повышение энергоэффективности и увеличение использования газа и водорода в производстве электроэнергии. Российские компании не должны просто «импортировать» подходы ЕС к управлению углеродными выбросами – вместо этого они должны использовать инструменты дипломатии и связи с общественностью, чтобы их опасения были услышаны регулирующими органами в Брюсселе, Вашингтоне и Пекине, пишет эксперт Валдайского клуба Данила Бочкарёв.

Мнения экспертов


Проект не разрушит энергетический рынок ЕС и принесёт пользу потребителям

В средствах массовой информации и в политических кругах существует много недопонимания относительно функции энергетических рынков ЕС и способности внешних игроков подорвать существующие рыночные механизмы. Расширение поставок СПГ в ЕС играет важную роль в снижении любых потенциальных рисков в области безопасности поставок, в то время как существующие правила гарантируют (за редкими исключениями, подтверждающими правило) безопасные, надёжные и доступные поставки энергии для потребителей и формируют поведение энергетических компаний. В этом регуляторном контексте энергетические компании заинтересованы играть по правилам, поскольку те, кто не хочет их соблюдать, просто теряют свою долю рынка и клиентов. Все официальные показатели европейского регулирующего органа (отчёты ACER) или ассоциации по инфраструктуре (ENTSOG Security of Supply Simulation) демонстрируют, что рыночная интеграция, а также безопасность и устойчивость поставок существенно улучшаются, в то время как импорт российского газа постепенно увеличивается. Кроме того, в докладе Оксфордского института энергетических исследований также упоминается, что поступление нового российского газа в Германию может быть лучшим вариантом для компенсации любого возможного дефицита поставок из альтернативных источников. И последнее, но не менее важное: в исследовании Frontier Economics/Institute of Energy Economics подчёркивается, что цены на газ в Европе при «Северном потоке – 2» будут на 0,77 евро/МВтч ниже, чем без него.

Транзит газа через Украину не прекратится

Трубопроводы – это не только годовые потоки. Суточная пропускная способность имеет такое же, если не большее значение. Спрос в самый холодный день года может более чем в три раза превышать спрос в самый тёплый день. Таким образом, при полном использовании неукраинских маршрутов в периоды пиковой нагрузки Украина останется «единственным транзитным маршрутом с резервной пропускной способностью во время пикового зимнего спроса». Энергетический переход в Европе и закрытие атомных электростанций могут увеличить среднесрочный спрос на газ в Европе. Например, канцлер Германии Олаф Шольц сказал, что Германии необходимо построить новые газовые электростанции, чтобы гарантировать энергетическую безопасность, поскольку она планирует поэтапный отказ от атомных и угольных электростанций. Эта тенденция приведёт к активизации использования нескольких маршрутов, в том числе трубопроводов «Северный поток» и украинской сети. Тем не менее коэффициент использования украинского маршрута будет зависеть от спроса на газ в Европе и условий транспортировки, которые будет предлагать сетевой оператор Украины. В настоящее время стоимость транзита через Украину (2,66 доллара США/100 км/1000 кубометров) на 60% выше, чем через «Северный поток – 1» (1,67 доллара США/100 км/1000 кубометров).

Трубопровод также получил неоправданно дурную репутацию на фоне высоких цен на энергоносители в Европе. Многие политики ЕС и США обвинили «Газпром» в манипулировании рынком, связанном со стремлением России ввести в строй «Северный поток – 2». Объективно рост цен обусловлен целым рядом рыночных и регуляторных факторов, которые совместно сформировали негативную среду, а политизация энергетики часто препятствует принятию решений, основанных на фактах, а не на неправильных представлениях. Вместо того чтобы обвинять внешних игроков, регулирующие органы должны заняться факторами, которые они в состоянии быстро исправить , например посредством смягчения директивного отношения к энергетическим рынкам и восстановления уверенности инвесторов в стабильной и предсказуемой нормативной среде.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.