Политэкономия конфронтации
Санкции и конфискация российской собственности. Первый опыт

После начала специальной военной операции на Украине западные страны заморозили активы российских государственных и частных структур, попавших под блокирующие финансовые санкции. Одновременно обсуждались возможности конфискации данных активов с последующей передачей полученных средств в пользу Украины. Пока такой правовой механизм есть только у Канады. Она же станет первой страной, которая реализует идею о конфискации на практике. Как работает новый механизм, в чём суть первой конфискации и каких последствий ждать от новой практики в будущем? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

Потеря контроля над активами в странах, которые вводят санкции против тех или иных лиц, давно стала распространённым явлением. Механизм блокирующих санкций широко используется уже несколько десятилетий властями США. Этот опыт взяли на вооружение также ЕС, Швейцария, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Япония и некоторые другие страны. Есть такие санкции и в арсенале России и КНР, хотя Москва и Пекин используют их редко. В руках западных стран блокировки, наоборот, стали частым явлением.

Наряду с запретом на финансовые транзакции с физическими и юридическими лицами, поименованными в списках заблокированных лиц, подобные санкции подразумевают и заморозку активов данных лиц в юрисдикции стран-инициаторов. Иными словами, попав под блокирующие санкции, лицо или организация теряет возможность использовать свои банковские счета, недвижимость и любое другое имущество. С февраля 2022 года западные страны заблокировали таким образом более полутора тысяч российских лиц или организаций. А если добавить к ним дочерние структуры, то количество будет ещё большим. Объёмы замороженной за рубежом собственности колоссальны. Одних золотовалютных резервов заморожено на 300 миллиардов долларов. И это не считая заблокированных странами «семёрки» активов российских лиц на сумму 30 миллиардов долларов. Вместе с тем заморозка собственности не означает её конфискацию. Хотя заблокированное лицо и не имеет права распоряжаться своими активами, они формально остаются его собственностью. В определённый момент санкции могут быть сняты, а доступ к собственности восстановлен. Бывает, что на практике ограничительные меры действуют годами, но теоретически возможность вернуть активы всё же сохраняется.

Политэкономия конфронтации
Курс на конфискацию
Иван Тимофеев
В США планируют развитие механизмов конфискации собственности россиян, попавших под санкции. Изъятое имущество может быть использовано для оказания помощи Украине. В ближайшем будущем такие механизмы будут с большой вероятностью закреплены в законодательстве США. По данному вопросу наблюдается консенсус Конгресса и Администрации. Преимущества такого шага для США будут ощутимы уже в ближайшем будущем. Недостатки дадут знать о себе позже, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов


После начала специальной военной операции (СВО) в западных странах стали раздаваться призывы конфисковывать замороженную собственность и передавать её Украине. Механизмы конфискации существовали и раньше. Например, собственность могла конфисковываться по решению суда в рамках уголовного преследования нарушителей санкционного законодательства. Однако такие механизмы явно не подходят для массовой конфискации собственности. Блокирующие санкции – политическое решение, которое не требует того уровня доказательства вины, который необходим в рамках уголовного процесса. Грубо говоря, сотни российских чиновников или предпринимателей, внесённых в списки заблокированных лиц за поддержку СВО, не совершали уголовных преступлений, за которые их собственность могла бы подлежать конфискации. Санкции подстегнули поиск таких преступлений в виде отмывания денег или иных нелегальных операций. Но объём собранных таким образом средств составлял бы мизерную долю замороженных активов. Для реализации идеи о конфискации замороженных активов подсанкционных лиц и последующей передачи вырученных за них средств Украине требовался иной механизм.

Первой страной, внедрившей такой механизм, стала Канада. Обновлённая в 2022 году редакция Закона о специальных экономических мерах даёт исполнительной власти полномочия издавать приказы об изъятии собственности, находящейся в Канаде и принадлежащей иностранному государству, любому физическому или юридическому лицу из данной страны, а также гражданину такой страны, который не проживает в Канаде (ст. 4 (1)). Поводом для применения таких мер может быть «грубое нарушение международного мира и безопасности, которое повлекло или может повлечь серьёзный международный кризис» (ст. 4(1.1.)). Итоговое решение о конфискации должен принять судья, которому профильный представитель исполнительной власти направляет соответствующее ходатайство (ст. 5.3). Далее органы исполнительной власти по своему усмотрению могут принять решение о передаче вырученных от конфискованного имущества средств в пользу иностранного государства, пострадавшего в результате действий по нарушению мира и безопасности, в пользу восстановления мира и безопасности, а также в пользу жертв нарушения мира и безопасности, нарушений прав человека и коррупции (ст. 5.6).

Первой мишенью нового правового механизма станет канадский актив Романа Абрамовича Granite Capital Holding Ltd. Стоимость актива, согласно заявлению канадских властей, составляет 26 миллионов долларов США. Роман Абрамович находится в канадском списке заблокированных лиц, то есть его собственность уже подлежит заморозке, а транзакции с ним запрещены. Теперь собственность российского бизнесмена будет конфискована и с большой вероятностью обращена в пользу Украины. Это сравнительно небольшой актив, однако на нём может быть отработана сама процедура. Далее конфискации могут стать более масштабными.

Канадский опыт, вероятно,воспримут и другие западные страны. В США о работе над таким механизмом заявлялось ещё в апреле 2022 года, хотя на законодательном уровне он пока принят не был. В ЕС подобный механизм также окончательно не зафиксирован в нормативно-правовых актах, хотя статья 15 Регламента 269/2014 обязывает страны-члены разработать среди прочего нормы о конфискации активов, полученных в результате нарушения режима санкций. Само понятие нарушений может трактоваться широко. Так, например, статья 9 упомянутого регламента обязывает заблокированных российских лиц отчитаться властям стран ЕС в течение шести недель после блокировки о своих активах. Нарушение этого требования может расцениваться как обход блокирующих санкций.

Просматривается несколько следствий инициативы канадских властей.

Во-первых, становится очевидным, что норма о конфискации не является «спящей». Её применение возможно и является риском. Это серьёзный сигнал тем россиянам и российским компаниям, которые пока не попали под санкции, но владеют собственностью на Западе. Она может быть не только заморожена, но и конфискована. Данный риск неизбежно примут во внимание инвесторы и собственники из других стран, которые потенциально могут быть мишенью расширения западных санкций в будущем. Среди них КНР, Саудовская Аравия, Турция и другие. Вряд ли конфискация российской собственности приведёт к оттоку активов данных стран и их граждан из Канады и других западных юрисдикций. Но сам сигнал будет принят во внимание.

Во-вторых, российская сторона с большой вероятностью пойдёт на ответные меры. Западные компании стремительно выводят из России свои активы. Представительство канадского бизнеса в РФ и до начала СВО было небольшим. Если практика конфискации станет повсеместной, то и российская сторона может сделать её массовой в отношении остающегося западного бизнеса. Впрочем, вплоть до настоящего времени Москва крайне аккуратно шла на заморозку западной собственности. В то время как США, ЕС и другие западные страны активно блокировали россиян и их активы, Россия отвечала в основном визовыми санкциями. Конфискация может переполнить чашу терпения Москвы и сделать ответную практику более пропорциональной.

Наконец, практика конфискации модифицирует саму западную идею санкций. Она подразумевает среди прочего, что «изменение поведения» подсанкционных лиц приводит к снятию санкций и возвращению собственности. Механизм заморозки сочетался с этой идеей. Однако механизм конфискации ей противоречит. Теперь санкции становятся исключительно механизмом нанесения ущерба.

Политэкономия конфронтации
Конфисковать и посадить? Неучтённые риски седьмого пакета
Иван Тимофеев
Нужно быть готовыми к сценарию конфискации собственности отдельных лиц и структур в ЕС, а также их уголовного преследования в отдельных странах Евросоюза за нарушение норм санкционного законодательства, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.