Демократия и управление
Россия и её соседи через тридцать лет после развала СССР

1991 год был весьма знаменательным. Карта Европы была перекроена. Исчез один из двух главных игроков холодной войны, начали появляться первые признаки будущих проблем в новом миропорядке. В 2021 году отмечается ряд тридцатилетних годовщин – начало войн в бывшей Югославии в июне, неудавшийся путч против Горбачёва в августе, Беловежские соглашения и распад Советского Союза в декабре. Сегодня, глядя на страны, которые когда-то составляли Советский Союз – Россию и её соседей – и видя, чем это всё обернулось, трудно вспомнить те надежды и предчувствия, которые породил распад Советского Союза как внутри СССР, так и за его пределами, пишет Уильям Хилл, почётный научный сотрудник Института Кеннана Международного научного центра имени Вудро Вильсона.

Распад Советского Союза принёс независимость пятнадцати государствам. Некоторые из них страстно желали этого в течение десятилетий, некоторые не так уж к ней стремились. Соединённые Штаты почти до конца поддерживали сохранение Советского Союза, учитывая хорошие рабочие отношения, которые американские лидеры установили с советским президентом Горбачёвым, а также нестабильность и насилие, которые породил распад Югославии.

Распад Советского Союза прошёл относительно мирно. Беловежские договорённости лидеров России, Украины и Белоруссии были приняты без физического сопротивления со стороны советского законодательного органа, правительств республик и Горбачёва. Вспыхнули вооружённые конфликты, спровоцированные разногласиями, возникшими при разделении советских республик, но они в основном шли на периферии и не затронули большую часть бывшего населения СССР.

Вопросы самоопределения и национальной независимости возникли одновременно с движениями за политические реформы и в сочетании с ними в конечном итоге привели к распаду Советского Союза. Этот процесс был сложным – сторонники политических реформ не всегда поддерживали отделение национальных республик от СССР, а сторонники национальной независимости не всегда оказывались демократическими реформаторами. Переход от однопартийных государств и административно-командной экономики к плюралистическим политическим системам с рыночной экономикой оказался ожидаемо трудным, но также преподнёс ряд сюрпризов. Тридцать лет спустя стало очевидно, что отказ от советской модели не обязательно приводит к принятию западноевропейской или североамериканской.

Демократия и управление
Россия и её ближнее зарубежье: вызовы и перспективы
Чжао Хуашэн
В отличие от других государств в отношении России и её соседей используют понятие «ближнее зарубежье», которое охватывает страны бывшего СССР. Ближнее зарубежье – исключительно российская концепция, наследие, доставшееся Москве после распада Советского Союза. И хочет она того или нет, Россия не может не принимать своё имперское наследие, пишет Чжао Хуашэн, профессор Института международных исследований Фуданьского университета.

Мнения экспертов


Пятнадцать государств, вышедших из СССР, всё ещё не избавились от некоторых элементов общего советского наследия. Однако в течение тридцати лет между ними возникли значительные различия, обусловленные историей, культурой, геополитическим положением и выбором, который сделали их лидеры и общества после распада Советского Союза. Эстония, Латвия и Литва никогда не считали себя законными частями СССР и горячо поддерживали интеграцию с Западной Европой. Пять государств Центральной Азии установили более тесные связи с Восточной и Южной Азией, а во внутренней политике разработали несколько разновидностей однопартийного авторитарного правления.

Шесть «промежуточных» государств – Белоруссия, Украина, Молдавия, Армения, Азербайджан и Грузия – сегодня явно находятся где-то между Россией и Западной Европой. Все шесть участвуют в Восточном партнёрстве Евросоюза, но между ними есть большие различия в том, как они это делают – и как относятся к ЕС. Грузия, Молдавия и Украина стремятся к более тесным отношениям с Западом. Армения и Азербайджан всё ещё вовлечены в войну, начавшуюся в 1988 году, когда узы Советского Союза начали ослабевать. Белоруссия находится на двадцать седьмом году авторитарного правления и осуждается большей частью мира после недавней принудительной посадки в Минске коммерческого рейса Ryanair.

Россия и глобальные риски
Инцидент с Ryanair: пять санкционных рисков для Белоруссии
Иван Тимофеев
Задержание в Белоруссии самолёта ирландской компании Ryanair вызвало острую реакцию в США и ЕС. На повестку дня вновь встал вопрос о расширении санкций. Они могут оказаться даже более серьёзными, чем прошлогодние ограничительные меры в ответ на ситуацию вокруг президентских выборов, пишет Иван Тимофеев, программный директор Клуба «Валдай».

Мнения экспертов

Отношения России со своими соседями сегодня представляют собой не только один из важнейших приоритетов её внешней политики, но и одну из самых серьёзных проблем в её отношениях с Западной Европой и Соединёнными Штатами. Страны, входившие в состав СССР, остаются важными для России по ряду очевидных причин. После распада Советского Союза Россия отстаивала особые отношения, особые интересы и особые права в этих странах. Когда Соединённые Штаты примирились с исчезновением СССР, они стали одними из самых громких защитников полной независимости, суверенитета и территориальной целостности постсоветских государств. Со временем США и ЕС проявили ещё большую активность и увеличили своё присутствие во многих из этих государств, что вызвало трения и ссоры с Россией.

Понятно, что Россия хотела бы сохранить влияние в регионе и хорошие отношения со своими постсоветскими соседями, а также иметь дружественные правительства на своих границах.

Однако некоторые средства, выбранные Москвой для достижения этих целей – экономическое и энергетическое давление, сохранение военного присутствия или предполагаемая поддержка сепаратистских образований – вызвали враждебную реакцию в некоторых из этих государств. Когда Запад активизировал усилия по продвижению многопартийных систем, открытого общества и рыночной экономики, особенно после второго расширения НАТО и ЕС в 2004 году, многие в России увидели в этих инициативах угрозу. То, что Вашингтон рассматривал как поддержку независимости и демократии, Москва расценила как содействие «цветным революциям» и смене режимов.

Белоруссия и Украина являются двумя наиболее яркими и важными примерами того, как внутреннее развитие различается в постсоветских государствах и как этот вопрос становится предметом глубоких разногласий между Россией с одной стороны и ЕС и США с другой. В последние годы существования СССР в Минске были сильны настроения в пользу демократических реформ, и Белоруссия играла заметную роль в процессе распада Советского Союза. Однако Александр Лукашенко одержал решающую победу на президентских выборах 1994 года и быстро укрепил свою власть в рамках однопартийного авторитарного режима. Западные правительства неоднократно критиковали Лукашенко за фальсификацию выборов и подавление политических оппонентов. Лукашенко и Белоруссия неоднократно подвергались санкциям Запада, прерываемым периодами потепления отношений.

Демократия и управление
«Стратегическая фривольность» Запада и белорусский вопрос
Тимофей Бордачёв
Сейчас нет оснований опасаться того, что события примут характер неконтролируемой эскалации, – выпады Запада против Лукашенко не ударяют непосредственно по российским интересам. Однако то, что происходит в последние дни в информационном и политическом пространстве, – это повод задуматься о необходимости новых мер сдерживания в отношении привычки США и Европы несерьёзно относиться к европейской и международной безопасности, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.

Мнения экспертов

Во время второго президентского срока Ельцина Россия и Белоруссия договорились о создании Союзного государства – амбициозного проекта, который так и не реализовался на протяжении более двух десятилетий, но и отказа от которого тоже не произошло. Во время первых двух президентских сроков Путина на Западе распространилось мнение о том, что Москва не заинтересована в завершении союза с Минском из-за нереформированности и нездорового состояния экономики Белоруссии. Несмотря на то, что Минск в целом близок к Москве, после 2014 года Белоруссия продемонстрировала некоторую независимость, избегая явного признания Крыма частью России и выступая в качестве площадки для переговоров по конфликту в Донбассе. В настоящее время она остаётся близким союзником России, которого Москва считает критически важным для своей безопасности. США и ЕС сетуют на сохраняющийся в Белоруссии авторитарный режим и называют Лукашенко «последним диктатором Европы».

История отношений Украины с Россией и Западом после обретения независимости ещё сложнее. С самого начала ядерное оружие, Крым и Черноморский флот были трудными проблемами. Помощь Запада и гарантии со стороны США, Великобритании и России убедили Киев отказаться от ядерного оружия и средств доставки на его территории. Однако отношения между Москвой и Киевом оставались нестабильными, и только в начале 1997 года была достигнута договорённость о пятнадцатилетней аренде Севастополя для Черноморского флота. Даже это соглашение не сняло полностью российское недовольство развитием более тесных отношений Украины с западными странами, особенно в военной сфере.

Между Россией и Украиной были разногласия по поводу Крыма ещё до распада Советского Союза. Крым получил от украинских властей автономный статус в феврале 1991 года, и только 54 процента населения полуострова проголосовали за независимость Украины на референдуме 1 декабря 1991 года. После обретения Украиной независимости растущее недовольство в Крыму привело к переговорам под руководством ОБСЕ между Киевом и местными властями, в результате которых в конце 1998 года было подписано соглашение об автономии. При этом многие сторонние наблюдатели считали, что вопрос Крыма решён. Украинские официальные лица даже рекламировали это соглашение как образец для международных чиновников (таких, как я), работающих над другими затяжными конфликтами. Как мы теперь знаем, в действительности вопрос решён не был.

Внутренняя политика на Украине также стала проблемой в её отношениях с Россией и в отношениях России с Западом. Первый «майдан» 2004 года – так называемая «оранжевая революция», которая свела на нет подозрительную победу на выборах Виктора Януковича над Виктором Ющенко, – получил мощную поддержку со стороны западных НПО и западных правительств. Россия в конце концов согласилась на повторные выборы, на которых был избран Ющенко, но выраженные Москвой подозрения и недовольство по поводу таких «цветных революций» резко возросли за последние полтора десятилетия.

Второй «майдан» начался с протестов в ноябре 2013 года по поводу решения президента Януковича отложить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС – как сообщается, после консультаций в Москве. Однако протесты на майдане 2013–2014 годов вскоре переросли в ожесточённые столкновения, которых Украина избежала во время протестов 2004 года. По сей день ЕС с США и Россия исповедуют диаметрально противоположные взгляды на события, которые привели к бегству президента Януковича в феврале 2014 года и замене его сначала временным правительством, а затем новым президентом и парламентом. Присоединение Крыма к России в марте 2014 года и начало войны в Донбассе только углубили и укрепили разногласия между Россией и крупными западными державами. Отношения России с Украиной и при президенте Порошенко, и при президенте Зеленском были трудными, если не сказать – враждебными.

Никто не предполагал таких результатов – в Белоруссии и на Украине, а также в отношениях России со своими соседями и Западом, – когда тридцать лет назад распался Советский Союз. С окончанием холодной войны возобладала надежда на создание «единой и свободной Европы от Ванкувера до Владивостока». Вместо этого мы получили в Белоруссии результаты, которые разбили надежды и ожидания Запада, в то время как на Украине происходит совсем не то, чего ожидала или желала Россия. Кроме того, регион в целом остаётся одним из самых серьёзных источников напряжённости между Россией и некоторыми из её наиболее важных международных партнёров.

Когда 25 декабря 1991 года российский триколор был поднят над Кремлём, надежды были совсем иными по сравнению с тем, что получилось. В связи с этой и другими годовщинами, которые наступят в оставшейся части 2021 года, стоит задуматься не только о том, почему наши надежды не оправдались, но и о том, в состоянии ли мы добиться большего в следующие тридцать лет.

Демократия и управление
Испытание свободой
Тимофей Бордачёв
Период взросления стран, возникших на основе республик бывшего СССР, можно считать законченным, впереди самостоятельное будущее. Россия всё больше чувствует себя независимой и мало чем обязанной в отношении своих соседей. Но она и дальше будет следовать на этом пространстве моральному императиву большей, чем у других, ответственности за поддержание мира и строго следить за тем, чтобы соседи соотносили свои действия с её интересами в области безопасности, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.