Демократия и управление
Испытание свободой

Период взросления стран, возникших на основе республик бывшего СССР, можно считать законченным, впереди самостоятельное будущее. Россия всё больше чувствует себя независимой и мало чем обязанной в отношении своих соседей. Но она и дальше будет следовать на этом пространстве моральному императиву большей, чем у других, ответственности за поддержание мира и строго следить за тем, чтобы соседи соотносили свои действия с её интересами в области безопасности, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

17 марта 1991 года, состоялся единственный за всю историю СССР всесоюзный референдум. На голосование был вынесен единственный вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». Почти 77 процентов проголосовавших сказали «да» сохранению СССР в обновлённом виде. Власти Армении, Грузии, Латвии, Литвы, Молдавии и Эстонии отказались проводить референдум на своей территории. К тому времени законодательные и исполнительные органы институты в этих республиках уже контролировались силами, нацеленными на выход из СССР и не скрывавшими этих намерений.

Референдум 17 марта стал единственной убедительной попыткой обратиться к общественному мнению по самому важному на тот момент вопросу политической жизни огромной страны. Однако результаты ничего не изменили – уже 8 декабря того же года руководители Белоруссии, России и Украины приняли решение о роспуске СССР. Да и сам по себе референдум стал в реальности началом обратного отсчёта существования уникального государства-эксперимента на огромных пространствах Евразии. К тому времени республиканские элиты уже были готовы взять контроль над властью и богатствами в свои руки, события августа 1991 года подстегнули эту готовность – в Туркмении, где почти 100 процентов населения проголосовало за сохранение СССР, уже 22 августа 1991 года под республиканский контроль были переведены все союзные предприятия.

Новый 1992 год все республики СССР встретили уже в качестве независимых государств. Для одних из них этот статус был долгожданным событием, за наступление которого боролись. Другие были, по выражению бывшего премьера Киргизии Апаса Джумагулова, «выброшены из союза, отсечены как ненужная часть организма». Многие экономические связи оборвались сразу, другие разрушались постепенно, остальные уцелели и даже укрепились. В политике каждый был предоставлен сам себе и столкнулся с собственными проблемами. Азербайджан, Армения, Грузия, Молдавия и Таджикистан погрузились в первые годы независимости в кровавые политические и межэтнические конфликты.

Демократия и управление
Россия и её ближнее зарубежье: вызовы и перспективы
Чжао Хуашэн
В отличие от других государств в отношении России и её соседей используют понятие «ближнее зарубежье», которое охватывает страны бывшего СССР. Ближнее зарубежье – исключительно российская концепция, наследие, доставшееся Москве после распада Советского Союза. И хочет она того или нет, Россия не может не принимать своё имперское наследие, пишет Чжао Хуашэн, профессор Института международных исследований Фуданьского университета.

Мнения экспертов


Путь, который прошли за эти годы страны, возникшие на руинах СССР, был дорогой к обретению собственной субъектности в международной политике. С большим трудом, почти на грани возможного, справляются с этой задачей Армения и Молдавия. Более-менее успешно решить задачу смогло большинство – Россия, Азербайджан и все страны Центральной Азии. Зависли в «лимбе» между внешним управлением и полноценной государственностью Грузия и две славянские республики – Белоруссия и Украина. Три прибалтийские республики быстро передали свой суверенитет под управление Европейского союза и НАТО. В своём самостоятельном развитии они должны были принять, по сути, единственное решение, которое к тому же было обусловлено историческими причинами и внешними обстоятельствами. Это решение было принято, и теперь судьба Латвии, Литвы и Эстонии не может восприниматься нами вне контекста взаимодействия Россия – Запад.

Для остальных прямая связь между успехом в создании собственной государственности и масштабами взаимодействия с Западом (Европой и США) достаточно очевидна. Этот исторический факт показывает прямую зависимость между способностью малых и средних государств обеспечить свой суверенитет и интересами великих держав по соседству. В качестве таких держав выступали Россия и европейские государства, объединённые в Европейский союз одновременно с распадом СССР. Также важную роль играла политика США, которые всегда стремились к ограничению российских возможностей и поддерживали новые независимые государства. При этом попытка выбора в пользу более тесных отношений с Западом в ущерб российским интересам во всех без исключения случаях привела к весьма шаткой государственности и потере территорий.

Драматическая судьба Армении, Грузии, Молдавии и Украины показывает – прочные коллективные институты Запада способны оказывать стабилизирующее воздействие только на те государства, которые непосредственно становятся их частью.

Во всех остальных случаях, вне зависимости от того, почему невозможным становится полное поглощение, ориентация на эти институты ведёт только к использованию малых стран в дипломатической игре с более крупными партнёрами.

Показательным поэтому является опыт развития таких крупных игроков, как Азербайджан или Узбекистан, – они смогли достаточно уверенно сформировать собственную государственность, не оказываясь в ситуации выбора между конфликтующими большими полюсами силы. Их главным ресурсом оказалась достаточно серьёзная численность населения. Но не только это – население Украины также было и остаётся большим по европейским меркам. А весьма успешный Казахстан по этому показателю равен средним европейским или небольшим азиатским государствам.

Поэтому не меньшее значение играла и собственная способность большинства стран бывшего СССР к построению сравнительно независимой и устойчивой государственности. Во многом эта способность была заложена в годы существования Союза. Основанный 30 декабря 1922 года он не был просто продолжением Российской империи, рухнувшей за пять лет до этого. Главная его отличительная особенность – уникальная модель государственного управления, основанного на полной власти одной политической партии. До тех пор, пока сохранялось уникальное положение Коммунистической партии, советское государство – эксперимент могло существовать. С отменой 6-й статьи Конституции СССР его дни были сочтены вне зависимости от желания населения или реальной готовности элит взять на себя всю полноту ответственности за происходящее.

Новая по историческим меркам модель государственного устройства СССР создала условия для достаточно уникального эксперимента, в рамках которого были созданы союзные республики. Ни одна из них, кроме России, Грузии и Армении, не имела опыта централизованного государственного управления в тех территориальных границах, что они обрели в рамках СССР. Хотя населяющие их народы и могут похвастаться значительным опытом государственности как таковой. Так, большинство стран Центральной Азии ведут свою родословную от великих империй или городских цивилизаций прошлых веков.

Прибалтийские республики всегда стояли в стороне – их самостоятельная государственность возникла в ходе распада Российской империи и существовала в таком качестве почти двадцать лет до включения в состав СССР в 1940 году. Россия вернулась к своему историческому состоянию крупной европейской державы или империи XIX века, в центре задач развития которой находится управление многонациональным и многоконфессиональным обществом. Она, по сути, не потеряла ничего действительно необходимого для своего выживания в международной политике.

Своеобразное устройство СССР формализовало ситуацию, при которой бывшие окраины Российской империи перестали быть частью российского государства, хотя Москва и выполняла функции союзного центра. Россия среди них находилась в наиболее двойственном положении – у неё не было собственных важнейших институтов советской государственности – партийной организации и республиканского Комитета государственной безопасности. Русский национализм подвергался со стороны советских властей наиболее жёсткому и последовательному преследованию.

Абсолютное большинство республик именно в рамках СССР впервые получили опыт строительства своего государства и своей национальной элиты.

Основу правящего класса составила советская и партийная номенклатура, взявшая, за небольшими исключениями, всю власть после 1991 года. Даже в Таджикистане, где первые годы независимости были омрачены гражданской войной, именно эта часть общества смогла в итоге установить контроль над ситуацией. В других странах Центральной Азии элиты формируются на основе заложенной во времена СССР традиции государства, постепенно дополняясь представителями нового поколения, выросшего в профессиональном плане уже после распада общего государства.

Тридцать лет – достаточный срок для того, чтобы оценивать результаты самостоятельного развития стран, возникших на основе республик бывшего СССР. Сейчас период их взросления можно считать законченным, впереди самостоятельное будущее. Россия всё больше чувствует себя независимой и мало чем обязанной в отношении своих соседей. Но она и дальше будет следовать на этом пространстве моральному императиву большей, чем у других, ответственности за поддержание мира и строго следить за тем, чтобы соседи соотносили свои действия с её интересами в области безопасности.

Что не так с евразийской интеграцией и как это исправить
Тимофей Бордачёв
Возможно, российское председательство в ЕАЭС, начинающееся 1 января 2018 года, – это удобный повод для того, чтобы провести инвентаризацию всех неисполненных обязательств и взаимных претензий, свести их и определить пути исправления, пишет программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.