Дипломатия после институтов
О поставках переносных зенитно-ракетных комплексов на Украину

Из-за поставляемых в большом количестве западными странами украинским силам различных видов вооружений по окончании конфликта потребуются международные усилия по поиску и учёту, пограничному контролю и отслеживанию оружейного траффика. Уверенно можно сказать, что в будущем поставляемые сегодня ракеты «всплывут» не в одном конфликте на земном шаре, а угроза ПЗРК-терроризма велика как никогда, полагает Александр Ермаков, военный обозреватель, эксперт Российского совета по международным делам.

Переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) – один из многих видов вооружений, поставляемых в большом количестве западными странами украинским вооружённым силам в текущем конфликте.

Наиболее известным – за рубежом, да и в России – историческим примером поставок ПЗРК в зону конфликта являются поставки комплексов FIM-92 Stinger афганским моджахедам, воевавшим против правительства и поддерживавших его советских войск. Поставки велись в рамках более широкой операции ЦРУ США «Циклон». Примечательно, что точное количество поставленных ракет неизвестно и «гуляет» в зависимости от источника: достаточно уверенно можно говорить о более чем двух тысячах ракет . В наиболее ангажированных западных работах им (и, таким образом, усилиям США) приписывается решающий вклад в победу моджахедов, однако это утверждение не выдерживает критики хотя бы потому, что боевое применение «стингеров» в Афганской войне началось во второй половине 1986 года, когда афганское правительство по настоянию Москвы уже начало масштабные переговоры с радикальной оппозицией, а само советское руководство взяло курс на постепенное сворачивание своих усилий. Хотя, разумеется, определённую роль в поднятии морального духа боевиков и усложнении работы советской авиации поставки сыграли, итог войны и даже временные рамки его, вероятно, были бы теми же и без них.

После вывода советского контингента американцам пришлось потратить годы на поиски и вылавливание начавших «разбегаться» по миру неиспользованных ПЗРК, количество которых, по оценкам, превышало шестьсот. Найдены и взяты обратно (либо выкуплены, отняты или уничтожены) были далеко не все. Бывшие афганские «стингеры» использовались в 1990-х годах, по меньшей мере, в гражданских войнах в Таджикистане и Шри-Ланке, а также, вероятно, незаконными бандформированиями в Чечне , в небольшом количестве – различными группировками на Ближнем Востоке, от курдов до «Хизбаллы». По счастью самих американцев, к началу их афганской войны у поставленных ими в конце 1980-х годов ПЗРК закончились все сроки годности (в первую очередь это касается элементов питания ), и за двадцать лет войны только один сбитый американский вертолёт со значительной долей вероятности записали на счёт неизвестного ПЗРК .

Неопределённость в происхождение тех или иных «стингеров» вносит то, что поставлялись они в тот временной период не только афганским моджахедам. Тогда же придерживавшаяся непримиримых антикоммунистических взглядов администрация Рональда Рейгана одобрила поставки более трёхсот ПЗРК ангольской организации УНИТА, не гнушавшейся в своей партизанской войне откровенно террористических методов. УНИТА ими сбила впоследствии несколько гражданских самолётов (преимущественно транспортных L-100 Hercules). На момент начала поставок организация имела сомнительную репутацию, так как сама записала на счёт своих «побед» разбившийся в 1983 году Boeing 737 с 130 пассажирами, что не стало поводом для американцев отказаться от поставок. Кроме того, небольшое количество ПЗРК получили вооружённые силы Чада после очередной ливийской интервенции (в данном случае дело было в, мягко говоря, тяжёлом отношении США к Муаммару Каддафи). В этих случаях, как и афганском, американские специальные службы предпринимали позднее усилия по возвращению или ликвидации запасов ПЗРК, но до конца подобные меры никогда не бывают успешными.

После окончания холодной войны США и тем более другие страны Запада, казалось, придерживались большей осторожности в поставках ПЗРК в зоны конфликтов. В частности, на многочисленные запросы сирийской «вооружённой оппозиции» всех сортов следовали отказы. США вскоре начавшие воздушную операцию против ДАИШ не испытывали иллюзий по поводу того, что значительная часть оружия быстро попадёт не в те руки и станет уже их головной болью. Более того, мировые специальные службы особенно внимательно следили за оказывающимися бесхозными арсеналами ПЗРК, так как «ПЗРК-терроризм» был общей головной болью и страхом. К счастью, за исключением нескольких закончившихся благополучно попыток , подобного удавалось избежать, во многом из-за отсутствия больших свободных и неприкаянных запасов комплексов в, так сказать, «свободном хождении».

Дипломатия после институтов
Почему мы скучаем по холодной войне
Андрей Сушенцов
Интерес американцев сейчас в том, чтобы украинский кризис продлился как можно дольше, чтобы Россия вышла из него более слабой: это создаст иную переговорную реальность. Как рассуждал Владимир Ленин, «чтобы затягивать переговоры, нужен затягиватель». Сегодня такая роль в разворачивающемся кризисе именно у США, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов


Однако эта ситуация рискует измениться с началом активнейших, не виданных ранее по объёмам (по крайней мере, в пересчёте на время) поставок ПЗРК западными странами на Украину после начала текущего военного конфликта. По сообщениям, уже к 28 февраля были поставлены из США первые две сотни «стингеров» (неясно, впрочем, учитывалась ли отгрузка, например, до Польши или до пункта приёма на украинской территории или передача ВСУ). Данные поставки, кроме объёмов, отличаются и крайней широтой участвующих стран и номенклатуры вооружений. На данный момент можно уверенно говорить, помимо FIM-92 Stinger, о:

  • Starstreak – новом английском ПЗРК со специфической лазерной (а не привычной инфракрасной) системой наведения – порядка 100 ракет;

  • Martlet – новейшем английском ракетном комплексе, позиционировавшемся как универсальный; его поставки в облике ПЗРК, возможно, носят характер испытаний в боевых условиях, так как физически могут осуществляться только в очень малых объёмах

  • MBDA Mistral – ПЗРК французского производства, поставлено неизвестное количество из Франции и порядка 100 ракет из Норвегии;

  • «Стреле-2/2М» – устаревшем, но всё ещё боеспособном (конечно, если присутствуют «живые» элементы питания по электричеству и хладогенам) советском комплексе; только Германия сообщала о планах передачи до 2700 таких комплексов из запасов бывшей ГДР, также известно о поставках из Чехии (160 единиц);

  • «Игле-1» – ещё одном советском ПЗРК; о планах передачи до пятисот ракет объявляла Словакия. Развитием «Иглы», также поставляющимся на Украину, но в этот раз из Польши, является Piorun– местная глубоко модернизированная, некогда лицензионная версия.

Как видно, даже «экзотики» Украине за пару месяцев оставлено больше, чем получали моджахеды за годы. При этом значительная часть ПЗРК, особенно старые системы с хранения, не подлежат отслеживанию вовсе, хотя, возможно, частично непригодны к использованию.

И это только доля поставок, так как основную часть (если, конечно, вычеркнуть огромное количество «Стрел» из Германии) составляют, естественно, «стингеры». Помимо США, эти ПЗРК, либо ракеты и компоненты к ним, поставляют Дания, Нидерланды, Германия, Италия, страны Прибалтики. К концу апреля только США, как сообщалось, уже поставили около полутора тысяч ракет (к которым стоит добавить более тысячи ракет от союзников, переданных или запланированных к передаче). И скорее всего, это не конец поставок.

Запланированные масштабы поставок таковы, что США фактически передали (или запланировали к передаче), по различным оценкам, четверть или даже треть своих запасов ПЗРК и, вероятно, будут вынуждены сократить эти поставки из-за долгосрочной угрозы своей боеспособности. Дело в том, что производство «стингеров» в последние годы велось исключительно на экспорт и в очень малых объёмах, и компания производитель Raytheon сообщает, что крупный выпуск для наполнения запасов сможет начать только в период 2023–2024 годов (причём время уйдёт и на изменение конструкции, так как часть запчастей уже просто не производится подрядчиками). На фоне сложившейся ситуации Армия США даже нашла внимание и деньги на то, чтобы вновь перезапустить программу создания нового ПЗРК, которая не раз откладывалась из-за низкого приоритета и наличия запасов. Эта ситуация справедлива и для серийно выпускаемых ПТРК Javelin – их трата такова, что для пополнения запасов до изначальных потребуется, по различным оценкам, 3–5 лет.

Беспокойство в сложившейся ситуации вызывают, конечно, не трудности американского ВПК (которые он наверняка сможет пережить благодаря щедрым заказам), а невиданный по объёмам и хаотичности масштаб поставок ПЗРК в зону конфликта. Даже при максимально ответственном подходе к вопросу (который не находится в приоритете просто из-за ведения активных боевых действий) десятки, а то и сотни ракет в боевой обстановке будут утеряны «армейским способом» совершенно бесследно. Полная разнотипица и явное отсутствие учёта по ряду наименований проблему явно не упрощают. По окончании конфликта потребуются международные усилия по поиску и учёту, пограничному контролю и отслеживанию оружейного трафика в одной этой области, не говоря уже о ещё более стихийном распространении «простых» вооружений. Уверенно можно сказать, что в будущем эти ракеты «всплывут» не в одном конфликте на земном шаре, а угроза ПЗРК-терроризма велика как никогда.

Дипломатия после институтов
Перевооружение Германии? Милитаризация без стратегии
Александр Давыдов
Сильная немецкая армия может создать раскол в Европейском союзе. В то время как Берлин планирует развивать военный потенциал только совместно с союзниками, для восточных соседей по ЕС военное лидерство ФРГ скорее станет преградой, нежели преимуществом, пишет Александр Давыдов, руководитель Группы стратегического маркетинга, Институт международных исследований МГИМО.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.