Азия и Евразия
Новый порядок устарел слишком быстро: позиция Ирана в многополярном мире

России, находящейся сегодня на переднем крае войны против Запада, как никогда необходимо пересмотреть свои внешнеполитические подходы и адаптировать их к новым глобальным условиям. Сегодня применение экономических санкций в отношении Ирана со стороны России и её региональных союзников является в своём роде самосанкциями. Иными словами, продолжение игры по определённым Западом правилам связывает Россию по рукам и ногам в использовании имеющихся возможностей, полагает Мандана Тишеяр, доцент Университета имени Аллама Табатабаи, Иран.

Прошло всего три десятилетия с тех пор, как Джордж Буш – старший заявил о «новом мировом порядке» в 1991 году во время вторжения НАТО в Ирак. Однако этот новый порядок, возникший после распада Советского Союза и свидетельствовавший о появлении однополярного мира, вскоре зашатался. В течение последних тридцати лет, с одной стороны, некоторые великие и средние державы мира на разных континентах и в различных регионах стремились бросить вызов глобальной гегемонии США, проводя многостороннюю политику. С другой стороны, капиталистическая система быстро осознала, что сохранение её политической и экономической стабильности невозможно без серьёзного соперника или врага. Вот почему после окончания холодной войны в мире сразу возник конфликт между однополярной моделью с глобализированными американскими ценностями и многополярной моделью, которая характеризуется культурным и политическим разнообразием.

Недавние события на Украине ознаменовали окончание «нового мирового порядка» по Бушу. Началась другая эра в отношениях между нациями. В эту эру правительства по-прежнему являются главными действующими лицами, однако нации взяли на себя более заметную роль через средства массовой информации и киберпространство. Войны, соперничество и формирование новых союзов продолжают оставаться основой отношений между странами. То, что мы наблюдаем сегодня в Европе и США, от массовых санкций против других стран до поощрения нейтральных государств (Швеция и Финляндия) к вступлению в НАТО, свидетельствует о формировании новых альянсов и нового силового блока.

Однако, вопреки существующим маргинальным дискурсам, нынешняя конфронтация вызвана прежде всего геополитическими потребностями и менее идеологизирована. Ни одна из сторон не стремится создать утопию. Правительства склонны к реалистическому подходу, ставя национальные интересы в качестве главного критерия своих действий. Более того, взаимная экономическая зависимость сторон сделала их более уязвимыми. В результате ряд европейских стран сопротивляется политике бойкота закупок энергоресурсов у России. В этой геополитической войне верх одержат страны, способные разработать новые сценарии, чтобы воспользоваться имеющимися возможностями в области политической и экономической географии.

Политэкономия конфронтации
Западные санкции: новые горизонты для сотрудничества России с арабскими странами
Игорь Матвеев
У Москвы есть что предложить арабским партнёрам, дифференцируя свои подходы с учётом уровня их социально-экономического и технологического развития, амбиций и платёжеспособности, полагает Игорь Матвеев, старший научный сотрудник ИВ РАН.
Мнения экспертов


Между тем России, находящейся сегодня на переднем крае войны против Запада, как никогда необходимо пересмотреть свои внешнеполитические подходы и адаптировать их к новым глобальным условиям. В новом мировом порядке две державы восточного блока, Китай и Россия, стоят бок о бок. В последние месяцы мы также видели, что большое количество стран мира пытаются занять нейтральную позицию в отношении конфликта на Украине.

Эти страны, представляющие большую часть населения мира, не согласны с прежним однополярным миропорядком. Однако они хотят знать, какие возможности они получат при формировании нового мирового порядка.

На данном этапе переходного периода решающую роль будет играть то, как Россия изменит свой геополитический подход на региональном и международном уровнях. В последние месяцы растущее присутствие российских инвесторов и бизнесменов в азиатских странах, особенно в двух регионах ближнего зарубежья страны, Центральной Азии и на Кавказе, знаменует собой начало изменений в геоэкономической политике России. Если у России возникнет военная конфронтация с Западом на западном фронте, российские инвесторы могут определить новые возможности для сотрудничества на обширных южных и восточных границах страны. Несомненно, помимо республик Средней Азии и Кавказа, направления сотрудничества потенциально могут простираться до открытых вод Персидского залива. У России есть союзники на западе, юге и востоке Азии. Расширение партнёрских отношений с этими странами, особенно в экономической сфере, могло бы сделать Россию более устойчивой к санкциям и предотвратить унилатерализм США, защитив при этом интересы других глобальных акторов.

Между тем Иран имеет особое значение для любой из сторон в международной шахматной игре. Учитывая особое положение и возможности этой западноазиатской державы, её союз с любой из великих держав в этот период перехода к новому мировому порядку может в какой-то степени повлиять на баланс сил. Действительно, значение геополитического положения Ирана заключается в том, что он может связать Россию с различными азиатскими регионами и установить прямую связь между Каспийским морем и Персидским заливом. Помимо того, что Иран является коротким, безопасным и недорогим маршрутом для транспортировки товаров по коридору Север – Юг, он может сыграть ключевую роль в процессе передачи энергоресурсов из России на потребительские рынки (либо по своповой схеме, либо напрямую по трубопроводу).

Учитывая тот факт, что Россия сталкивается с жёсткими международными санкциями со стороны западного блока, было бы странно, если бы она продолжала поддерживать экономические санкции Запада в отношении Ирана.

Сегодня продолжение экономических санкций в отношении Ирана со стороны России и её региональных союзников является в своём роде самосанкциями. Иными словами, продолжение игры по определённым Западом правилам связывает Россию по рукам и ногам в использовании имеющихся возможностей.

При этом сегодня, в новую эру, когда между великими державами мира начались формироваться новые альянсы, у России есть прекрасная возможность пригласить страны Азии, Африки и Латинской Америки к обсуждению формирования единого экономического блока. Учитывая различные международные потрясения, политическое и экономическое соперничество между некоторыми правительствами за проведение таких дискуссий в нынешнем контексте, а также благодаря обширным дипломатическим отношениям между Ираном и Россией, не говоря уже о тесном сотрудничестве Ирана с другими континентальными и региональными державами, Тегеран вполне мог бы стать местом для проведения подобной конференции, которая бы позволила обсудить «постновый мировой порядок».

Не следует упускать из виду, что изменения в политике и подходах приводят к быстрому исчезновению возможностей формирования союзов на международной арене. Изменяющиеся условия на мировой арене и несвоевременное использование имеющихся возможностей могут привести к иным поворотам в региональных и международных отношениях, к иной политике стран по обеспечению своих национальных интересов и безопасности.

В общем, достаточно вспомнить, что в разгар Второй мировой войны, когда американцы перебрасывали военную технику для Красной армии через Иран и помогли ей сломить сопротивление вооружённых сил Гитлера в Сталинграде, Иран называли «мостом Победы». Возможно, пришло время снова его так назвать.

Россия и Иран: новые механизмы региональной безопасности и сотрудничества
Андрей Бакланов
Иран с пониманием относится к «инклюзивному» подходу к формированию круга участников будущей системы нового регионального порядка и к российской инициативе о создании в регионе Персидского залива системы региональной безопасности, считает Андрей Бакланов, профессор НИУ ВШЭ, заместитель Председателя Ассоциации российских дипломатов. Статья подготовлена по итогам Ближневосточной конференции клуба «Валдай» и Института востоковедения РАН.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.