Политэкономия конфронтации
Западные санкции: новые горизонты для сотрудничества России с арабскими странами

У Москвы есть что предложить арабским партнёрам, дифференцируя свои подходы с учётом уровня их социально-экономического и технологического развития, амбиций и платёжеспособности, полагает Игорь Матвеев, старший научный сотрудник ИВ РАН.

В условиях продолжающейся российской военной операции на Украине резкое ужесточение западных санкций, нацеленных на то, чтобы, по признанию президента США Джо Байдена, отлучить Россию от передовых технологий, ослабив её экономику, диктует задачи поиска адекватных ответов в плоскости внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Перспективным направлением становится динамичное развитие диалога с арабским миром.

Ещё до украинских событий Россия наладила экономические контакты с рядом стран Ближнего и Среднего Востока, находящихся в чрезвычайных условиях: под санкциями (Иран, Судан), в состоянии вооружённого конфликта (Йемен, Ливия, Сирия), кризиса (Ливан), со сложной внутриполитической обстановкой (Ирак). Речь в частности об апробировании кризисных финансовых механизмов – в качестве примера стоит сослаться на тот же Темпбанк, обслуживавший в 2011–2017 годах сделки с Сирией и Ираном, равно как и на действующие банковские структуры, названия которых, по понятным причинам, не подлежат публичному разглашению.

У Москвы есть что предложить арабским партнёрам, дифференцируя свои подходы с учётом уровня их социально-экономического и технологического развития, амбиций и платёжеспособности.

Ближний Восток и новая реальность
Николай Сурков
В арабском мире видят, как центр международной напряжённости смещается с Ближнего Востока. Причём ещё несколько десятилетий назад это вызвало бы озабоченность, теперь же можно всё чаще услышать мнение, что это хорошо, поскольку избавит регион от внешнего вмешательства, нарушающего баланс и дестабилизирующего обстановку, пишет Николай Сурков, старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН.
Мнения экспертов


Продукция военного назначения

Заметное место традиционно отводится продукции военного назначения (ПВН). По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), несмотря на сокращение на 22 процента её экспорта в 2016–2020 годах по сравнению с 2011–2015 годами из-за 55-процентного уменьшения поставок в Индию, продажи в Алжир (третий после Индии и КНР импортёр – 15 процентов экспорта ПВН из РФ) возросли на 49 процентов, а в Египет – на рекордные 430 процентов. Всего за рассматриваемый период российская торговля ПВН с Ближним Востоком увеличилась на 64 процента, повысив долю этого региона до 21 процента (меньше, чем у Азии с 55 процентами, но больше Африки с 18 процентами).

Конфронтация коллективного Запада с Россией в обозримой перспективе рискует обернуться более агрессивными, нежели ранее, попытками прикрывшихся санкциями конкурентов вытеснить отечественных оружейников с арабских рынков.

В ход наверняка вновь пойдёт давление Вашингтона на арабские режимы, в том числе обладающие статусом «особых союзников вне НАТО» (Египет, Иордания, Бахрейн, Кувейт, Марокко, Тунис, Катар), параллельно с ускоренной сертификацией их вооружений под натовские стандарты. Антироссийская стратегия затронет рынок боевых самолётов поколений4+ и 4++ (они обходятся дешевле самолётов 5-го поколения), в производстве и обслуживании которых Россия давно стала признанным лидером. В 2016–2020 годах на такие поставки приходилось до 49 процентов стоимости экспорта российской ПВН. Едва ли откажется Запад и от спекуляций на ограниченных финансовых возможностях зарубежных партнёров, навязывая им «льготные схемы» в обмен на отказ от «слишком дорогой» российской техники (как в случае с Индонезией, в декабре 2021 года отказавшейся от истребителей Су-35).

Однако то непростое положение, в котором оказалась Россия из-за беспрецедентных внешних ограничительных мер, вовсе не означает отсутствия горизонтов для наращивания экспорта в арабские страны, причём и высокотехнологичной ПВН, и обычных вооружений. В их число входят средства противовоздушной обороны и радиоэлектронной разведки, лёгкое и стрелковое оружие, а также бронетехника, где конкурентом России выступает не только Запад, но и Китай. Известные конкурентные преимущества, например наличие сервисной и ремонтной базы, в том числе для модернизации советской техники, усилились после в целом успешного применения российской ПВН в условиях конфликтов в Грузии (2008), Сирии (с 2015) и на Украине (2014, 2022).

Уникальные технологии, применяемые при создании перспективных средств ПВО(«Деривация-ПВО», «Панцирь-СМ-СВ», «Тайфун-ПВО») будут по-прежнему представлять интерес для аравийских монархий с учётом их соперничества с Ираном и атак БПЛА хуситов на объекты в Саудовской Аравии и ОАЭ. Всё это поможет сузить негативные последствия практически неизбежного снижения объёмов экспорта российской авиационной техники. История поставок ЗРК-400 Турции, лишившейся из-за этого участия в совместной с США программе обслуживания истребителей 5-го поколения F-35, служит подтверждением упомянутого тезиса.

Отечественные производители способны предложить арабским импортёрам форматы сотрудничества, выгодно отличающиеся от стандартных схем, предлагаемых западными конкурентами. Начиная от гибкой ценовой политики, поставок ПВН под ключ с предпродажной подготовкой и после продажным обслуживанием и вплоть до выпуска адаптированной под местные условия продукции (успешным стал проект ракетного комплекса «Искандер-Э», при том что экспорт не наносит ущерба обороноспособности РФ). Самыми эффективными решениями применительно к диалогу с членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) представляются совместные офсетные проекты и НИОКР, включая создание и выпуск вертолётов и БПЛА. Главное – обеспечить господдержку и контроль в РФ, исключающий недобросовестную конкуренцию между субъектами ВЭД внутри России и на пространстве СНГ.

Целесообразно использовать заинтересованность Алжира и Египта в импорте ПВН в обмен на закупку российской стороной их сельхозпродукции и товаров народного потребления с использованием клиринга и платежей в национальных валютах. У России имеется опыт клиринговых расчётов ещё со времён СССР, когда торговля с Финляндией осуществлялась в рублях, с Индией – в индийских рупиях, а с Пакистаном – в пакистанских рупиях; сейчас внедряются расчёты в китайских юанях. Нельзя исключать, что указанные алгоритмы позволят расширить российское присутствие на рынках Арабского Магриба (помимо Алжира, в Марокко и Тунисе), а также в Судане.

Исследование космического пространства

Ещё одно направление – исследование космического пространства. В качестве основного партнёра здесь видится Саудовская Аравия, власти которой учредили в 2018 году Комиссию по космосу, анонсировав ассигнование на эти цели 2,1 миллиарда долларов в рамках амбициозной национальной программы Vision 2030. Запущены проекты формирования человеческого капитала космической отрасли (The Ajyal Space Program) и создания «орбитальных слотов» в открытом космосе (The Orbital Sites Reservation Project). Эр-Рияд старается не отставать от ОАЭ, которые запустили в 2020 году – впервые в арабском мире – автоматическую межпланетную станцию по исследованию Марса «Аль-Амаль». Годом ранее саудовцы присоединились к межарабской координационной группе, созданной в рамках спутниковой программы 813 Satellite с целью дистанционного изучения Земли, окружающей среды и климата.

С учётом изложенного Россия, обладая уникальным опытом в сфере пилотируемой космонавтики, производства ракетоносителей и запуска спутников, а также космодромами, в состоянии оказать значимую помощь арабским государствам в развитии национальных и субрегиональных (в зоне Персидского залива, Магрибе) космических программ, включая совместные НИОКР и производство спутников, космический туризм. Практическим шагом может стать активизация российского участия в предстоящем 21–22 сентября 2022 года в Эр-Рияде Глобальном космическом форуме (Global Space Forum) и запланированной 5–9 марта 2023 года в Дубае 17-й международной конференции по космическим операциям SpaceOps 2023.

Как и в случае с экспортом ПВН, на рынке космических услуг Россия сталкивается с конкуренцией со стороны других игроков в лице США, Китая, Индии, Японии и Европейского космического агентства. Наибольшие шансы имеют передовые уникальные отечественные наработки, которые, как и квалифицированные кадры, нуждаются в правовой защите, в связи с чем целесообразно рекомендовать проведение инвентаризации силами Роспатента и МИД России международной нормативной базы в области охраны прав интеллектуальной собственности.

Ядерная энергетика

Третье направление – ядерная энергетика, к которой прибавился инновационный элемент интеллектуализации (Smart Grid), в рамках которого электрическая сеть трактуется в качестве единого инфраструктурного элемента с высокоавтоматизированной системой управления (на основе проектируемой интеллектуальной электроэнергетической системы России – ИЭСР). Флагманским проектом в арабском мире стало сооружение АЭС Эд-Дабъа в Египте. Конкуренция на атомном рынке, сравнимая с рынком вооружений (конкурентами Росатома здесь выступают американская корпорация Westinghouse Electric и французская группа компаний Areva), обуславливает необходимость принятия гибких алгоритмов сотрудничества с учётом фактической утраты возможностей долгосрочного кредитования Россией атомных проектов в долларах и евро. Внешнее финансирование сделок также становится проблематичным: 28 марта суверенный инвестиционный фонд ОАЭ Mubadala Investment Company объявил о приостановке работы в России. Выходом как минимум отчасти может стать увеличение экспорта в РФ агротоваров на клиринговой основе.

Информационные технологии

Четвёртое направление – информационные технологии (ИТ). Несмотря на временный отток из РФ специалистов, вызванный пандемией коронавируса и отчасти страхом перед санкциями, по мере имплементации утверждённых Правительством РФ льгот для национального ИТ-сектора будут расширяться возможности продаж за рубеж ИТ-продуктов. Практика показывает, что арабских партнёров продолжают интересовать отечественные наработки, касающиеся криптографии и компьютерной безопасности, включая противодействие хакерским атакам. Как и в других отраслях, потребуются новые схемы сотрудничества, подразумевающие офсетные контракты или совместные проекты с третьими странами, к примеру с лидером ИТ-рынка Индией. В случае с чувствительными технологиями не обойтись без надёжной защиты конфиденциальных сведений и прав интеллектуальной собственности в формате двусторонних договоров. Образцом могут послужить действующие соглашения об охране авторских прав с Австрией, Арменией, Венгрией, Мадагаскаром, Польшей, Словакией, Чехией и Швецией. 

Продовольственная безопасность

Кроме того, с участием Минпромторга, Минсельхоза и Минэкономразвития России и российских академических центров представляется целесообразным проработать вопрос о модальностях повышения роли РФ в обеспечении продовольственной безопасности целого ряда государств Ближнего Востока и Северной Африки. Речь о странах, переживающих конфликты и гуманитарные кризисы (Йемен, Ливан, Ливия, палестинские территории, Сирия, Сомали), либо густонаселённых (Египет, Алжир, Ирак). Обеспеченность населения хлебной продукцией ощутимо снизилась ввиду неблагоприятной глобальной конъюнктуры (падения урожайности зерновых культур) и ухода с рынка украинских поставщиков. По данным Statista, Россия в 2020 году занимала первое место в мире по экспорту пшеницы (37,3 миллиона тонн), а Украина – пятое (18,1 миллиона тонн). Залог роста поставок продовольственных товаров из РФ усматривается в упоминавшемся клиринге в сочетании с гибкой ценовой политикой, выходом на бестендерные контракты, для стран с низкой платёжеспособностью – в гуманитарных поставках с внешним финансированием. В обмен на оплату последних Россия готова обеспечить гарантии защиты проектов третьих стран на территории той же Сирии («матрица безопасности», которая предполагает создание дислоцированными в этой стране контингентами российской военной полиции благоприятных условий на местах для осуществления хозяйственной деятельности).

Металл и древесина

Номенклатура российского экспорта может быть расширена за счёт чёрных, цветных и редкоземельных металлов, необработанной и обработанной древесины – то есть, тех товаров, которые до введения жёстких санкций зачастую реализовывались не по прямым контрактам, а через международные биржевые площадки. Предполагается, что подспорьем в идентификации конкретных направлений сотрудничества станет регулярное участие экономоператоров из субъектов РФ в специализированных выставках в формате «бизнес для бизнеса» при информационной и логистической поддержке региональных отделений ТПП России, Российско-Арабского делового совета и двусторонних деловых советов. Так, прорабатывается организация в текущем году российских деловых миссий в Ирак, Саудовскую Аравию, Оман и Египет.

Наконец, сохраняется привлекательность России с точки зрения медицинского и ВИП-туризма (элитной охоты для представителей арабских стран), организации учёбы на возмездной основе студентов из государств Ближнего Востока и Северной Африки. В 2017/2018 учебном году их было 22180 человек(в том числе 4438 из Ирака, 3763 из Египта, 2869 из Марокко, 2752 из Сирии). В 2021 году до 69 процентов слушателей обучались на платных программах.

Подводя итог, выделим следующие основные географические направления ВЭД России с арабским миром в условиях санкций. Первое – члены ССАГПЗ в плане импорта высокотехнологичной ПВН, продовольствия, удобрений, металлов и ликвидных средств, реализации совместных офсетных проектов и НИОКР в области космоса, энергетики, ИТ. Второе – страны Магриба и Египет с экспортом зерновых и ПВН со встречными закупками цитрусовых, овощей, кожи и кожевенных изделий, одежды, обуви, развитием массового туризма российских граждан по системе «всё включено». Третье – гуманитарные поставки с международным финансированием в страны, находящиеся в состоянии вооружённого конфликта. 

Динамика на мировом рынке зерна
Пшеница является основным продуктом питания для более чем 35 % населения Земли. Сбои в цепочке поставок и логистике при производстве зерна и масличных культур на Украине и в России, а также ограничения на экспорт из России будут иметь серьезные последствия для продовольственной безопасности примерно пятидесяти стран, которые зависят от российского и украинского экспорта на 30% и более.
Инфографика
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.