Азия и Евразия
Конфронтация в Европе и прорыв в Азии

Как все стремящиеся к миру силы могут добиться прорыва в Азии при сложившейся конфронтационной ситуации в Европе? Каким образом в данном контексте Китаю и России нужно расширить географию сотрудничества за счёт двустороннего взаимодействия для максимального обеспечения стабильности и развития Азии? Об этом пишет Фэн Шаолэй, декан и профессор Школы международных и региональных исследований Восточно-Китайского педагогического университета.

Обратим внимание на некоторые глубинные тренды в нынешней меняющейся обстановке.

Во-первых, в течение многих лет бытовало популярное мнение, что Соединённые Штаты не способны вести одновременно две войны – с Москвой и с Пекином. Однако, похоже, Вашингтон не откажется от своей попытки ослабления России путём поддержки Украины, параллельно рассматривая Китай в качестве основного соперника. Интересным выглядит рассуждение директора Европейского совета по международным отношениям Марка Леонарда о том, что в долгосрочной перспективе после нынешнего конфликта Европа может найти гибкий и разнообразный многосторонний формат для урегулирования своих отношений с крупными державами, в том числе с Россией и Турцией.

Поэтому европейский порядок может стать более «азиатским». А поскольку США продолжают смещать своё внимание на Индо-Тихоокеанский регион и укреплять здесь свои альянсы, Азия будет двигаться дальше в направлении «европеизации».

Подобное мнение наглядным образом свидетельствует, что отношения между Востоком и Западом тесно связаны и при резкой турбулентности ситуации мало кто может остаться в стороне – особенно ведущие державы, включая региональные блоки и структуры.

Проблема в том, что практика поиска врагов давно исчерпала свою полезность. По этому поводу старший научный сотрудник Совета по международным отношениям США Чарльз Капчан справедливо отметил, что если Соединённые Штаты объявят своими врагами одновременно Китай и Россию, то «Западу придётся столкнуться не только с китайско-российским блоком, но и с намного большим числом стран, которые объединятся для отстаивания своих интересов и перестройки миропорядка». Этот тезис был чётко доказан в Азии. В частности, президент Индонезии Джоко Видодо, отказавшись от «групповщины» и сколачивания кружков, твёрдо пригласил Россию на саммит G20. Более того, в Азии действует проверенный более чем полувековым опытом механизм АСЕАН. С 1967 года сдержанные страны АСЕАН тихо добивались мирного экономического роста, сравнимого с мировыми гигантами. В этом процессе нейтралитет и отказ от выбора стороны стали для них эффективными принципиальными позициями. Факты доказывают, что «модель АСЕАН» более выгодна для Азии, чем «модель НАТО».

Во-вторых, в США с приближением промежуточных выборов усиливается инфляционное давление, а результаты соцопросов выглядят неблагоприятно для Джозефа Байдена. Поэтому, с одной стороны, США продолжают оказывать военное давление на Россию, надеясь сломить сопротивление этого долгосрочного стратегического противника. С другой стороны, за последние два месяца Вашингтон не раз давал сигналы, что стремится не к победе, а к решению проблемы путём мирных переговоров. Ежедневное ознакомление с разными источниками позволяет мне предположить, что в информационном пространстве, вероятно, недооценивают огромное антивоенное давление в самой Америке. Речь здесь идёт как о Демократической партии, так и об академической элите, отставных высокопоставленных чиновниках и представителях бизнеса. Призывы прекратить накалять ситуацию вокруг Украины звучат постоянно. Кроме того, если демократы проиграют промежуточные выборы или же к власти в 2024 году придут республиканцы, российско-украинская война может принять принципиально иной оборот. Аналогичные изменения происходят и в Европе. Так что нетрудно объяснить, почему влияние европейских и американских санкций на Россию начинает ослабевать.

В целом стран, выступающих против антироссийских санкций и не желающих выбирать чью-либо сторону, намного больше, чем государств, с которыми сговорились Европа и США. Особенно значимы страны БРИКС, ШОС, АСЕАН и Ближнего Востока. Тем более что во время российско-грузинской войны в 2008 году и крымского кризиса в 2014 году нейтралитет неуклонно сохраняли даже такие ключевые державы, как Индия. Вполне возможно, что эта огромная группа стран ещё прочнее сплотится на платформе призывов к миру и стабильности, противодействия санкциям и нежелания выбирать чью-либо сторону.

Все силы, которые выступают за мир, должны в первую очередь решительно противостоять любым попыткам расширения НАТО в Азию и провоцирования разделения Азии.

В-третьих, параллельно с продвижением специальной военной операции Россия применяет энергетические и финансовые инструменты для противодействия Западу. Весь государственный аппарат функционирует в штатном режиме. Реальность такова, что Россия не только не потерпела поражения, а наоборот, будет дальше влиять на развитие региональных и международных процессов как великая держава.

Исходя из вышесказанного, необходимо рассмотреть вопрос о том, как шаг за шагом создать азиатскую региональную структуру, чтобы избежать повторения в Азии европейской трагедии. С точки зрения региональной экономической архитектуры в настоящее время в АТР фактически существуют три региональных механизма: ВРЭП (Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство, RCEP), ВПТТП (Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве, CPTPP) и пока полностью не сформированное ИТЭРС (Индо-Тихоокеанское экономическое рамочное соглашение, IPEF). По происхождению ВРЭП имеет региональные эндогенные характеристики; ВПТТП последовательно возглавлялось США и Японией, в то время как ИТЭРС было разработано Вашингтоном. По характеру и целям механизма ВРЭП является традиционным соглашением о либерализации торговли, направленным на снижение тарифов и поощрение взаимных инвестиций и торговли; ВПТТП называется соглашением о свободной торговле «высокого уровня», с акцентом на цифровую торговлю, защиту прав собственности, трудовые стандарты, охрану окружающей среды и другие более высокие требования в дополнение к традиционным вариантам ВРЭП; ИТЭРС в основном направлено на переструктуризацию производственной цепочки в АТР с целью конкуренции с Китаем. В целом ВРЭП, ВПТТП и ИТЭРС отражают готовность различных сторон конкурировать и сотрудничать в АТР.

Все три формата, по сути, сталкиваются с проблемой того, как выстроить должные отношения с Россией, которая решительно выбрала путь развития с «поворотом на Восток». С одной стороны, очевидно, что отношения с Россией ещё не нашли отражения в вышеперечисленных трёх механизмах, а с другой – от того, как быстро тот или иной механизм включит в свою повестку дня вопрос координации и сотрудничества с Россией, во многом будут зависеть их успехи.

В конце XX века французский экономист Франсуа Жипулю (Francois Gipouloux) выдвинул концепцию «Азиатского Средиземноморья», согласно которой западная часть Тихого океана с многочисленными азиатскими странами – широкое пространство от Северного Ледовитого океана до Малаккского пролива – во многом напоминает пространство Средиземноморья, содействующее сотрудничеству между странами посредством долгосрочного экономического процветания и развития, внося вклад в развитие человечества в различных областях – политика, общество и формирование цивилизации.

При активизации попыток США по созданию «групповщины» в АТР (альянс AUKUS, Индо-Тихоокеанский «квартет», альянс «Пять глаз» и так далее) необходимо в полной мере использовать огромные геоэкономические преимущества региона, противостоять конфронтации за счёт сотрудничества, завоёвывать общественную поддержку путём взаимовыгодной кооперации. В этом ключе концепция «Азиатского Средиземноморья» может быть применена как кульминация нового раунда сотрудничества в Западно-Тихоокеанском регионе и как базовая стратегия, прокладывающая путь наперерез сильному врагу.

Правила и ценности
НАТО, левые и путь к миру
Алан Фриман
Если бы НАТО победила, если бы силы ДНР и ЛНР сдались, а российская армия была бы отброшена к границе, стал бы мир лучше или хуже? Об этом и роли левых на пути к миру во всём мире пишет Алан Фриман, содиректор Института по изучению геополитической экономии (Виннипег, Канада).
Мнения экспертов


Объективные предпосылки продвижения концепции «Азиатского Средиземноморья» заключаются в следующем:

Во-первых, в дополнение к напряжённой конфронтации между Востоком и Западом сегодня всё ещё существует обширное срединное пространство. При скрупулёзном планировании, постепенном устранении враждебности возможно заполучить поддержку большего количества стран и превратить вызовы и сдерживание во взаимовыгодное и беспроигрышное взаимодействие в рамках долгосрочного экономического сотрудничества.

Во-вторых, инерция развития азиатского региона определяет, что в ближайшие десятилетия общемировая ситуация будет постепенно эволюционировать от абсолютного фокусирования на европейском и американском рынках в течение последних тридцати лет в сторону сохранения фокуса на европейском и американском рынках с поиском стратегической точки опоры в континентальной Евразии. Первоначальная цель китайской инициативы «Пояса и пути» состоит именно в расширении географии сотрудничества в западном направлении Евразии для более масштабного взаимодействия. В этих условиях азиатские страны, включая Китай, по-прежнему выбирают дальнейший путь сотрудничества на запад через глубину евразийского континента, в том числе через Россию.

В-третьих, судя по вышеупомянутым трём рамкам сотрудничества в АТР, нет никаких сомнений в том, что ВРЭП близко к тому, чтобы избежать разрыва между развитием российского Дальнего Востока и Сибири, к продвижению которого Россия прилагает огромные усилия, и азиатско-тихоокеанским процессом, а также найти больше возможностей сотрудничества между ними. С учётом того, что Сибирь и Дальний Восток демонстрируют всё большую взаимодополняемость во многих аспектах с азиатским регионом в целом, у Китая и других азиатских стран есть огромные возможности участия в реконструкции инфраструктуры на российском Дальнем Востоке. Однако при нынешнем противостоянии между Востоком и Западом азиатские страны, включая Японию, по-прежнему демонстрируют свою готовность поддерживать и развивать энергетическое сотрудничество с Россией. В этом смысле идея «Азиатского Средиземноморья» – это не просто мечта.

Демократия и управление
Концепция Азиатского Средиземноморья может способствовать процветанию Большой Евразии
Фэн Шаолэй
Концепция Азиатского Средиземноморья имеет большую практическую ценность и даёт больше возможностей для воображения. Она не только отвечает на текущие опасения, но и предлагает пространство, способное соединить обширный Азиатско-Тихоокеанский регион с пространством Евразии, а богатый потенциал России – с насущными потребностями Азиатско-Тихоокеанского региона, пишет Фэн Шаолэй, декан и профессор Школы международных и региональных исследований Восточно-Китайского педагогического университета.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.