Конфликт и лидерство
Какой будет китайская политика США при администрации Байдена?

Политика Байдена не будет носить резко конфронтационный характер в отношении Китая, как это было характерно для политики Трампа в период развития пандемии в 2020 году. Она будет менее хаотичной, непредсказуемой и грубой, чем при Трампе, но более стратегически нацеленной, хорошо выверенной и последовательной, пишет профессор Санкт-Петербургского государственного университета Яна Лексютина.

Современное развитие ситуации даёт все основания утверждать, что современный курс на сдерживание Китая и проведение в отношении него жёсткой линии является осознанной, долговременной политикой США, не подверженной смене американских администраций в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе. Китай позиционируется в США как главный стратегический противник, чьи внешнеполитические амбиции и международное влияние нужно сдерживать. И в этом вопросе обе политические партии − демократическая и республиканская − проявляют редкое для них единодушие.

Китай объективно ускоренно наращивает свою комплексную национальную мощь − включая не только экономическую, но и военную, и технологическую − и расширяет своё международное влияние, при этом одновременно усиливая контроль КПК над всеми сферами деятельности государства и общества. КНР становится сильным конкурентом в целом ряде областей и в особенности в тех сферах, где США вплоть до недавнего времени считали себя неуязвимыми – таких, как превосходство технологического развития. Это делает для США задачу сдерживания Китая безотлагательной. Изменение внешнеполитического поведения Китая и возросшие готовность и способность Китая отстаивать свои коренные национальные интересы интерпретируются в США как рост его агрессивности. В частности, такие изменения фиксируются по вопросу Гонконга, уйгурскому вопросу, тайваньскому вопросу, вопросу свободы навигации (в Южно-Китайском море). Характеризуя внешнеполитическое поведение Китая, американские эксперты акцентируют внимание не только на росте агрессивности, но и на том, что, если раньше боязнь критики со стороны международного сообщества отчасти сковывала Пекин в его действиях, в последнее время китайское руководство всё чаще демонстрирует безразличие к международной критике. Восприятие американской стороной внешнеполитического поведения Китая как агрессивного способствует ужесточению линии Вашингтона в отношении Пекина.

Возникновение и развитие новой коронавирусной инфекции COVID-19 оказало серьёзное влияние на американо-китайские отношения и перевело противостояние двух стран на принципиально новый уровень − уровень идеологизированного противоборства. В американо-китайских отношениях впервые с момента установления дипломатических отношений в 1979 году рельефно обозначились идеологическое противостояние (по формулировке американской стороны – противостояние неолиберальной идеологии США и марксизма-ленинизма КПК) и противостояние различающихся политико-экономических и социально-политических моделей.

Идеологизации американо-китайского противоборства способствовали обе стороны − и Китай, и США.

Так, Пекин стал умышленно акцентировать внимание мирового сообщества на превосходстве своей модели государственного управления и противопоставлять способность китайской политической системы справиться с распространением эпидемии внутри Китая, не допустить вторую волну её развития, быстро восстановить экономический рост в стране и неспособность американских властей эффективно остановить распространение коронавирусной инфекции в США и возглавить усилия мирового сообщества в борьбе с эпидемией. Такое противопоставление фактически поставило под вопрос превосходство социально-политической модели США, а также мировое лидерство США. Одновременно администрация Трампа стала делать акцент на несовместимости американских ценностей и идеологии с китайскими, а также персонифицировано выделять КПК как основную угрозу США.

Акцент демократической партии и Байдена на ценностях способен содействовать дальнейшей идеологизации американо-китайского противоборства. При администрации Байдена правозащитная проблематика займёт ещё более видное место в американо-китайских отношениях, в особенности вопрос Гонконга, уйгурский вопрос, вопрос свободы Интернета. Большое внимание будет уделяться роли американских технологических компаний и социальных медиа в осуществлении цензуры, надзора и наблюдения в Китае.

Развитие ситуации в связи с распространением COVID-19 оказало большое влияние и на подходы США к развитию торгово-экономических отношений с Китаем. В Вашингтоне, возможно, впервые непосредственно осознали серьёзную уязвимость США, обусловленную нахождением Китая в центре глобальных производственно-сбытовых цепочек и в ряде случаев критической зависимостью США и американских компаний от них. Прежде всего, выяснилась уязвимость США в вопросах обеспеченности средствами индивидуальной защиты и фармацевтическими ингредиентами. Кроме того, временные закрытия производственных мощностей в Китае в период первой волны эпидемии вызвали серьёзные сбои в глобальных производственно-сбытовых цепочках, актуализировав вопрос переосмысления подходов к международному аутсорсингу производства.

Корпорации и экономика
Сдвиг в американо-китайских отношениях и мечта об «Азиатском веке»
Виктор Сумский
Возможно, заступив на президентский пост, Байден поддержит линию в отношении Китая и Азии, да и России, которая оформилась при Трампе. Вряд ли он не понимает, что противиться этой логике, даже если отчего-то очень захочется, выйдет себе дороже. Если так, то напрашивается вопрос: сохранится ли в этой новой ситуации вероятность того, что ХХI век всё-таки будет, как многократно предсказывалось, «веком Азии»? Размышляет Виктор Сумский, директор Центра АСЕАН МГИМО МИД России, спикер первой сессии XI Азиатской конференции клуба «Валдай».

Мнения экспертов


На повестке дня со всей остротой встал вопрос возвращения в США предприятий, относящихся к критически важным с точки зрения обеспечения национальной безопасности США (производящих фармацевтические ингредиенты, индивидуальные средства защиты и прочее), а также общей реконфигурации глобальных производственно-сбытовых цепочек в обход Китая (например, в страны Юго-Восточной и Южной Азии, Латинской Америки). По существу, заданный администрацией Трампа ещё в 2017 году курс на перенос производственных мощностей из Китая в США с развитием эпидемии COVID-19 получил сильнейший импульс и стал подтверждением правильности заданного Трампом курса. Если в 2017 году задача возвращения в США производств из Китая в США рассматривалась сквозь призму решения проблемы дисбаланса в американо-китайской торговле и создания рабочих мест в США, сейчас она рассматривается в контексте обеспечения национальной безопасности США.

Хотя в сугубо экономическом смысле многим американским компаниям экономически эффективно опираться на Китай в организации своих производственно-сбытовых цепочек (хорошая инфраструктура и логистика в Китае, высокая эффективность производства и пр.), эпидемия продемонстрировала уязвимость таких компаний, столкнувшихся во время эпидемии с серьёзными сбоями в поставках. Администрация Байдена продолжит курс на реконфигурацию глобальных производственно-сбытовых цепочек в обход Китая и возвращение производственных мощностей в США и, вероятно, будет опираться в этой связи на предоставление американских компаниям соответствующих преференций и стимулов для переноса производств.

Реконфигурации глобальных производственно-сбытовых цепочек в обход Китая будет способствовать и введение США санкций в отношении китайских компаний, обвиняемых Вашингтоном в нарушении прав человека. Администрация Трампа уже ввела санкции в отношении Синьцзянского производственно-строительного корпуса и запрет на импорт одежды, хлопковых изделий и комплектующих для компьютеров, произведённых с использованием принудительного труда в СУАР. Администрация Байдена, ввиду значимости правозащитной тематики для демократической партии, вероятно, будет усиливать своё давление на Китай в этом направлении и постарается привлечь американских союзников и партнёров к этим санкциям (например, ЕС, Японию, Австралию, Южную Корею и пр.).

В целом, политику Байдена в экономической плоскости будет определять его видение Китая в качестве настоящей, подлинной экономической угрозы США. Акцент будет сделан на технологическом соперничестве с Китаем. В этой связи, интенсифицируется американо-китайская борьба за технологическое лидерство, в том числе в таких областях, как 5G, искусственный интеллект, квантовые компьютеры, чистая энергетика и пр. Технологическая война интенсифицируется, будут введены новые ограничения и санкции в отношении китайских телекоммуникационных и технологических компаний.

Россия и глобальные риски
Дело Huawei: у них шпионы, у нас – разведчики?
Иван Тимофеев
Государственный департамент США разместил в своём русскоязычном твиттере ролик об угрозах 5G технологий. Основной угрозой в ролике прямо называется китайская компания Huawei. Материал построен на серии обвинений против компании и призывает держаться от неё подальше. Такой материал вполне мог быть размещен в СМИ или на сайте неправительственной организации. Однако сегодня под ним подписывается и выпускает государственное внешнеполитическое ведомство. Подробнее о последствиях подобной пропаганды – в материале Ивана Тимофеева, программного директора клуба «Валдай».
Мнения экспертов


В разрезе торговой войны вряд ли стоит ожидать значительного улучшения ситуации, скорее можно прогнозировать консервацию нынешнего состояния. На значительную эскалацию тарифной войны демократы вряд ли осмелятся пойти, но и ожидать снижения Вашингтоном тарифов на китайские импортные товары не стоит: введённые в отношении китайских товаров импортные тарифы приносят многомиллиардные доходы американскому бюджету и служат серьёзным рычагом давления на китайских партнёров. Под вопросом реакция администрации Байдена на невыполнение Китаем по результатам 2020 году обязательств по приобретению американской продукции в соответствии с Торговой сделкой, фаза 1 (подписанной в январе текущего года) − а вероятность невыполнения Китаем взятых на себя обязательств очень велика.

Большую обеспокоенность в Вашингтоне испытывают в связи с подписанием в ноябре 2020 года соглашения о создании Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства, означающего, что Китай − как крупнейшая экономика этого блока − будет определять правила торговли в регионе. В своих предвыборных выступлениях Байден отмечал недопустимость того, чтобы Китай определял мировые или региональные торговые правила, и обозначил намерение США возглавить и направлять процесс формулирования торговых правил, заключения высококачественных торговых соглашений, где бы устанавливались высокие стандарты в области регулирования трудовых отношений, защиты окружающей среды, транспарентности и пр. Достаточно трудно прогнозировать как именно Байден будет реализовывать эту цель, поскольку возвращение США во Всеобъемлющее и прогрессивное Транстихоокеанское партнёрство (как об этом сейчас пишут в СМИ) выглядит маловероятным. Скорее всего, Вашингтон выступит с инициативами заключения сети соглашений на двусторонней основе со странами региона (как один из вариантов – с Вьетнамом).

В целом, администрация Байдена будет прилагать усилия по формированию «коалиции демократий», и, вероятно, Байден будет в этом успешнее своего предшественника. Администрации Трампа не удавалось достичь полной солидарности с мировыми демократиями в вопросах того, что Вашингтон называет «китайской угрозой», из-за того, что в своей торговой войне и давлении по экономическим вопросам не делал различий между Китаем и своими союзниками и близкими партнёрами-демократиями. Как следует из его предвыборных заявлений, Байден намерен прекратить экономическое давление на своих союзников и партнёров, усилив уже консолидированное давление всего демократического мира на Китай (по правозащитным вопросам, вопросам, затрагивающим развитие технологий, по торгово-экономическим вопросам).

Альянсы рассматриваются Байденом как системно-структурное превосходство, которым обладают США (в отличие от Китая), и Вашингтон будет пытаться реализовать это превосходство в полной мере для оказания давления и противодействия планам Китая (будь то планы Китая по участию в создании сетей 5G по всему миру или реализации инициативы «Пояс и путь»). Уже прослеживаются контуры такой «коалиции демократий»: Великобритания, Германия, Франция, Швеция, Нидерланды, Чехия, Канада, Япония, Австралия, Тайвань, Индия и пр. И в этой связи можно говорить о том, что при администрации Байдена Китай может столкнуться с гораздо более сложными проблемами чем те, которые были в американо-китайских отношениях при Трампе.

Также администрация Байдена будет стремиться восстановить позиции США как мирового лидера, определяющего мировые правила, продвигающего различные многосторонние соглашения и поддерживающего международные институты. Это, в свою очередь, может лишь усугубить отношения с Китаем, который в период администрации Трампа постепенно наращивал собственный лидерский потенциал: создавал глобальные и региональные общественные блага, брал на себя бремя продвижения экономической глобализации и пр.

При всём вышеизложенном, следует подчеркнуть, что при сохранении общего курса на сдерживание Китая и проведение в отношении него жёсткой политики Вашингтон продемонстрирует стремление не поднимать градус напряжённости в американо-китайских отношениях и готовность вести диалог с Китаем по актуальным вопросам глобальной повестки, например по вопросам защиты окружающей среды, иранскому и северокорейскому вопросам. Политика Байдена не будет носить резко конфронтационный характер в отношении Китая, направленный на лобовое столкновение, как это было характерно для политики Трампа в период развития пандемии в 2020 году. Она будет менее хаотичной, непредсказуемой и грубой, чем при Трампе, но более стратегически нацеленной, хорошо выверенной и последовательной.

Возрождение Китая: великое развитие или великое сдерживание?
Яна Лексютина
Формально не претендуя на мировое доминирование и навязывание своих правил, норм и ценностей другим странам, Китай вместе с тем предлагает новые инициативы, концепции и идеи, создаёт «глобальные общественные блага», пишет эксперт клуба «Валдай» Яна Лексютина, принимающая участие в четвёртой сессии Российско-казахстанского экспертного форума, который пройдёт в столице Казахстана Нур-Султане 14-15 мая.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.