Азия и Евразия
Экономические связи Центральной Азии и России в эпоху глобальных перемен

В условиях конфронтации между крупными странами мировая экономика будет меняться. Многие эксперты рассуждают о конце эпохи глобализации. Этого не произойдёт, так как специализация и разделение труда являются одним из ключевых драйверов экономического роста. Однако экономику ожидает серьёзное изменение структуры международной торговли, пишет Марсель Салихов, директор Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ. Статья подготовлена специально к III Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.

C одной стороны, речь идёт о регионализации, по сути – сокращении транспортного плеча во внешней торговле – для уменьшения рисков. С другой, о стремлении к диверсификации со стороны партнёров – для уменьшения политических рисков. Экономический фактор будет играть менее значимую роль в новых условиях. 

Эти глобальные изменения затронут страны Центральной Азии и Россию. Они будут способствовать расширению взаимной торговли и инвестиций. Доля Центральной Азии во внешнеторговом обороте России составляет около 5 процентов и будет расти в ближайшие годы. К примеру, в 2022 году экспорт товаров из Казахстана в Россию вырос на 25 процентов. За первые два месяца 2023 года он составил 32 процента к соответствующему периоду прошлого года. Таким образом, по сравнению с 2021 годом прирост – свыше 60 процентов. 

Помимо усиления интеграции,бурный рост товарооборота связан и с параллельным импортом, который поступает в Россию через соседние страны. Для этих стран такие нарастающие потоки являются источником получения дополнительных доходов и дают возможность развивать собственную логистику. 

К примеру, у России есть большой интерес к транзиту по коридору «Север – Юг», причём не только по западному маршруту – через Азербайджан, но и через Туркмению и Казахстан. В ближайшем будущем этот интерес будет только расти, в первую очередь в части импорта товара из Азии. Причина в сравнительно хорошей логистике Юг – Центр России и близости к основным центрам потребления. Маршруты «Запад – Восток» остаются загруженными на экспорт в части железнодорожного транспорта и не имеют свободных мощностей. Поставка грузов из Китая в Россию уже начала осуществляться и через железнодорожное сообщение Китай – Казахстан. Это позволит России снизить нагрузку на Транссиб, а Казахстану – повысить эффективность использования своей инфраструктуры. Казахстан также может использовать свою ж/д инфраструктуру для экспорта металлов и угля из РФ в Китай.

Азия и Евразия
Перспективы сотрудничества России и Центральной Азии в условиях нового миропорядка
Рустам Хайдаров
США и Евросоюз относятся к странам Центральной Евразии как к «джунглям современного мира». Между тем глобальные Восток и Юг устали от западной интерпретации мировой истории и от америкоцентристской оценки современных процессов. Для США и их союзников регион важен только в качестве плацдарма для противостояния с Россией и Китаем. О том, как видит мир и своё место в нём Центральная Азия, пишет Рустам Хайдаров, доктор философских наук, эксперт из Таджикистан. Статья подготовлена специально к III Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения участников


Другое перспективное направление – энергетика. В перспективе Узбекистан и Казахстан станут нетто-импортёрами газа, а Россия имеет в настоящее время свободные добычные мощности. Зимой 2022–2023 года Узбекистан столкнулся с дефицитом газа, что привело к отключению потребителей. Газовая отрасль играет важную роль в экономике Узбекистана. На газ приходится около 90 процентов выработки электроэнергии и 7 процентов экспорта страны. При этом добыча с каждым годом сокращается, что в совокупности с ростом спроса приводит к плановым отключениям потребителей, сокращению экспорта и росту импорта.

Казахстан станет нетто-импортёром газа уже с 2024 года.Добыча природного газа в РК в 2023 году составит 53,5 миллиарда м3, к 2027 году добыча природного вырастет до 77–79 миллиардов м3. Существенная часть прироста добычи будет использована внутри самой индустрии – закачка в пласт и использование на собственные нужды. Увеличение использования газа в ТЭК и рост внутреннего конечного спроса создают риски для газового баланса – уже в 2024 году экспорт может «обнулиться», а начиная с 2025 года Казахстан может перейти к нетто-импорту газа (до 7–7,5 миллиарда м3 в год). Внеплановый ремонт или поломка оборудования на любом из крупных месторождений может создать дополнительные серьёзные риски. В этом случае власти Казахстана могут или пойти на увеличение импорта газа из Туркмении и России, или обязать зарубежные предприятия (в первую очередь Тенгиз и Кашаган) сократить закачку газа в пласт, направив дополнительный газ в ГТС. 

Имеющаяся инфраструктура позволяет нарастить экспорт газа из России в Казахстан и Узбекистан. Для поставок рассматривался магистральный газопровод (МГП) «Бухара – Урал», но от этого отказались из-за его изношенности. В настоящее время заинтересованные ведомства проводят подсчёт затрат на строительство компрессорных станций (КС), необходимых для реверсной прокачки газа, затем стороны начнут переговоры о поставках.

Ключевым вопросом является цена. К примеру, оптовые цены в Оренбургской области составляют 4900 рублей (63 доллара) за тысячу м3. Более того, «Газпром» сообщает, что внутренние цены не обеспечивают покрытие издержек. Цены на газ для Белоруссии составляют 128 долларов м3. Скорее всего, цены на газ для Казахстана, с точки зрения российской стороны, не могут находиться ниже 150 долларов. Внутренние оптовые цены на газ в Казахстане примерно в 2 раза ниже. Поэтому дополнительный импорт газа должен сопровождаться либо повышением внутренних цен, либо предоставлением дополнительных субсидий. Похожая ситуация с дополнительным экспортом в Узбекистан. Один из наиболее ожидаемых и вероятных сценариев – увеличение импорта из Туркмении и России с возможной частичной либерализацией цен на внутреннем рынке для коммерческих потребителей.

Ещё одно перспективное направление – расширение инвестиционного сотрудничества. Российские компании сталкиваются с ограничениями на рынках недружественных стран, в то же время заинтересованы в доступе на экспортные рынки. Страны Центральной Азии являются более понятными и доступными, чем, к примеру, азиатские рынки. Это создаёт предпосылки для взаимных прямых инвестиций. 

Указанные направления не исчерпывают возможности для развития экономических связей между Россией и Центральной Азии. Есть перспективы в сельском хозяйстве, машиностроении, интеграции финансовых рынков и платёжных систем и других секторах. 

Азия и Евразия
О некоторых моделях региональных взаимосвязей – на примере Центральной и Южной Азии
Улугбек Хасанов
Понимая неустойчивость традиционных инструментов международных отношений, большая часть Центральной Азии стремится проводить прагматичную политику. О том, как выстроить устойчивые и открытые отношения внутри региона и с соседями, пишет Улугбек Хасанов, заведующий кафедрой международных отношений в Университете мировой экономики и дипломатии (Узбекистан). Статья подготовлена специально к III Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.