Дипломатия после институтов
Диалог с собой: перспективы трансформации российско-германских межобщественных связей

Поиск немецкими политиками «хороших русских» закончился в Берлине, где обосновалось «представительное» сообщество оппозиционно настроенных россиян. Именно эти люди теперь рассматриваются в качестве удобного эрзаца многообразного российского общества. Впервые германская сторона полностью довольна диалогом с российскими представителями, в котором нет спорных сюжетов, поскольку нет и самостоятельного собеседника. Но чем больше Берлин будет отдаляться от прямой коммуникации с Москвой, тем слабее будет релевантность его оценок происходящему, пишет Артём Соколов, научный сотрудник Центра европейских исследований ИМИ МГИМО.

Закрытие «Петербургского диалога» – одной из наиболее авторитетных коммуникационных площадок для граждан России и ФРГ, – предпринятое немецкой стороной осенью 2022 года, стало символическим шагом, обозначившим новое состояние российско-германских межобщественных связей. За разрывом политических и экономических отношений Москвы и Берлина после начала специальной военной операции вооружённых сил России на территории Украины последовало прерывание устоявшихся контактов по другим некогда важным направлениям. Сторонники сохранения коммуникационных каналов столкнулись в Германии с беспрецедентным давлением в свой адрес и в условиях дефицита свободной и уважительной дискуссии были вынуждены удалиться из публичного пространства.

Эскалация украинского кризиса в феврале 2022 года изменила отношение немецких официальных лиц к России и её обществу. Произошло радикальное упрощение образа России в Германии до контрастного чёрно-белого изображения без полутонов. Бóльшая часть российского общества подверглась системной демонизации, испытав на себе все «достижения» западной «культуры отмены».

Поиск немецкими политиками «хороших русских» закончился в Берлине, где обосновалось «представительное» сообщество оппозиционно настроенных россиян. Именно эти люди теперь рассматриваются в качестве удобного эрзаца многообразного российского общества.

Впервые за долгое время германская сторона полностью довольна диалогом с российскими представителями, в котором нет спорных сюжетов, поскольку нет и самостоятельного собеседника.

После некоторого замешательства первых недель после начала специальной военной операции Берлин начал работу по оформлению русскоязычного оппозиционного сообщества в ФРГ. Такие организации, как Freies Russland – Berlin , Demokrati-JA, Solidarus и другие, стремятся аккумулировать протестный потенциал покинувших свою страну россиян. На регулярной основе проводятся митинги, уличные акции, встречи с оппозиционными политиками и активистами.

Наряду с возникновением новых форматов и организаций перенастройке подверглась и основа межобщественных российско-германских отношений. Отдельные организации прекратили своё существование. Другие, формально продолжая действовать на двусторонней основе, фактически перестали представлять российскую сторону, передав её функции проживающим в ФРГ русскоговорящим оппозиционным активистам или экспертам. Повестка дня проводимых такими организациями мероприятий полностью определяется немецкими властями без координации с партнёрами из России.

Такая стратегия Берлина имеет свои предпосылки и внутреннюю логику. Ещё до событий февраля 2022 года Германия была одним из наиболее популярных направлений эмиграции для граждан России. За несколько десятилетий в стране сформировалось русскоязычное сообщество, численностью около 3 миллионов человек, неплохо интегрированное в немецкий социум и преимущественно аполитичное. Немецкие власти, заинтересованные в насыщении рынка труда высококвалифицированными специалистами и представителями рабочих специальностей, стремились сформировать устойчивый канал трудовой миграции из России.

Дипломатия после институтов
Украинский кризис как триггер перемен для Германии
Артём Соколов
Украинский кризис в своём сегодняшнем развитии является важным тестом для немецкой внешней политики с точки зрения целеполагания. Развитие ситуации толкает Берлин в сторону безусловной трансатлантической солидарности, требующей внутренней дисциплины нового качества. В то же время это движение сопровождается значительными экономическими потерями из-за санкционной политики и роста цен на энергоресурсы. Пока немецкому правительству нечего предложить своим гражданам, кроме мер строгой экономии, пишет эксперт клуба «Валдай» Артём Соколов.
Мнения участников


После начала специальной военной операции в ФРГ опасались роста конфликтности между проживающими в стране россиянами и украинцами по аналогии с процессами между еврейским и мусульманским сообществами. О неприемлемости русофобии заявляли и канцлер Олаф Шольц, и глава немецкого МИД Анналена Бербок. В самом деле, волна антироссийских акций в Германии, сопровождавшаяся порчей имущества, поджогами, вандализмом, оскорблениями и увольнениями с работы за проявление позиции по вопросам мировой политики, довольно быстро сократилась до единичных случаев, хотя и не прекратилась полностью. Российские официальные лица выразили благодарность немецким властям и правоохранителям за содействие в разрешении проблем.

После относительной стабилизации общественных настроений и увеличения численности русскоязычного сообщества за счёт покинувших Россию оппозиционных активистов Берлин стал рассматривать его как важный ресурс в процессе поиска новых подходов к российско-германским отношениям. Популярные немецкие СМИ начали систематически публиковать контент на русском языке или за авторством бывших российских журналистов. Немецкая сторона работает над формированием пула русскоязычных экспертов и политиков, комментирующих внешнюю и внутреннюю политику России с резко критических позиций. Вероятно, мы увидим результат определения лидерства среди формируемого в ФРГ русскоязычного антироссийского сообщества на Мюнхенской конференции по безопасности, организаторы которой уже анонсировали появление на своей площадке «российских» представителей, к мнению которых они готовы прислушаться.

Процессы в межобщественных связях между Россией и ФРГ указывают на то, что в ближайшем будущем они разделятся на две части. Диалог по одной из них будет организован при определяющей роли немецкой стороны и распространится на покинувших Россию активистов, экспертов и журналистов, готовых выступать с осуждением действий Москвы. Другая часть получит поддержку российской стороны и будет состоять из редких полуофициальных контактов с отставными политиками ФРГ, представителями партий АдГ и «Левая», мероприятий в удалённом формате в рамках сохранившихся партнёрств между городами, государственными организациями и НКО. Вероятность пересечения этих измерений можно оценить как минимальную, а конфликтный потенциал их встречи – как неограниченный.

Тенденции к усилению неравномерности в российско-германском межобщественном диалоге, которые наблюдались ещё до февраля 2022 года, в нынешних условиях получат своё законченное выражение. Это тревожный сигнал, значение которого не стоит недооценивать. Объективные историко-политические предпосылки сделали Германию лидером по качеству формирования инфраструктуры межобщественных связей. Широкие финансовые возможности, внутренняя межинституциональная конкуренция, богатый опыт проектной работы дают Берлину возможность действовать инициативно и наступательно. Российская институциональная база общественной дипломатии требует адаптации к новой ситуации в российско-германских отношениях.

Желание немецкой стороны сформировать собственное комфортное диалоговое пространство с российскими представителями в перспективе способно привести к его обесцениванию.

Чем больше Берлин будет отдаляться от прямой коммуникации с Москвой, тем слабее будет релевантность его оценок происходящему не только внутри российско-германских отношений, но и в отношении процессов на постсоветском пространстве, в Восточной Европе и других регионах мира. При таком сценарии восстановление диалога России и Германии по своей сложности будет близко не временам «новой восточной политики» Вилли Брандта, а послевоенному наведению мостов «эры Аденауэра».

Тенденция к «украинизации» российско-германского диалога также не будет способствовать поиску его новой конструктивной основы. Насыщение немецких аналитических центров и НКО покинувшими Украину специалистами усиливает их антироссийскую риторику, которая в представлении германской стороны является «новым взглядом» на Россию, свободным от стереотипов и заблуждений последних десятилетий. Стремление немецкой стороны выступить посредником между российским и украинским обществами обречено на движение в одностороннем направлении.

Трансформация российско-германского межобщественного диалога на современном этапе может быть охарактеризована как слом привычной системы при попытках определить новую основу коммуникации. В Берлине продолжают думать, где именно был совершён поворот в неправильном направлении: в 2014 году в Минске, в 1970 году в Москве или в 1922 году в Рапалло? Глубина и характер изменений подходов ФРГ к российскому обществу будет зависеть от фундаментальных политических установок немецкого правительства в отношении России, которые сформируются по итогам активной фазы боевых действий на Украине.

Россия и глобальные риски
Россия – Германия: восприятие и мотивы
Иван Тимофеев
Пускать стремительное ухудшение климата отношений с Германией на самотёк было бы ошибкой. Проблема существует. И с нашей стороны она требует серьёзного внимания. Политические кризисы и противоречия по ряду вопросов вряд ли отменяют необходимость накапливать доверие по конкретным вопросам, без менторства, высокомерия и сарказма с обеих сторон, пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.