Запад: форпост (не)либерализма?

Популистская оппозиция либерализму возвращает в международную практику силовую политику и вносит серьёзный раскол в идейное единство Запада, ставя под сомнение его статус форпоста международного либерализма. Можно даже говорить о том, что популизм несёт угрозу для эффективности коллективной безопасности в рамках трансатлантических отношений и перспективе стабильного развития ЕС, особенно восточных его членов, пишет Лев Сокольщик, научный сотрудник Факультета мировой экономики и мировой политики Центр комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ.

В США и Европе на современной антилиберальной волне всё больше укрепляют свои позиции популистские силы, успех которых ещё десять лет назад казался почти немыслимым. Апеллируя к пострадавшим от глобализации социальным слоям, популисты выступили широким фронтом против либерального истеблишмента. От Дональда Трампа в США и Марин Ле Пен во Франции до Виктора Орбана в Венгрии и Ярослава Качиньского в Польше популистские лидеры стремятся воспользоваться нарастающим социальным протестом. Взяв на себя миссию национального возрождения, они обещают защитить «благородный народ» от злоупотреблений «коррумпированной элиты» и выстроить справедливый общественно-политический порядок .

Основной негативный эффект популизма заключается в том, что он при конструировании общности «народ» игнорирует многообразие социума и тем самым представляет угрозу либеральным принципам плюрализма, открытости, индивидуальной свободы и прав меньшинства. Усиление антилиберальных тенденций высвечивает серьёзные противоречия внутриполитического развития западных стран и влияет на международные отношения. Популистские акторы бросают вызов не только либеральной демократии, но и либеральному мировому порядку.

Кошелёк или жизнь? Чего на самом деле хочет Америка
Александр Воронцов
Попытки изолировать Китай на международной арене бессмысленны. КНР переживёт администрацию Дональда Трампа, даже если он будет переизбран на второй срок. Изменение глобального баланса сил и достижение Китаем паритета с США – это не «конец истории». Ещё не поздно совместно выработать модель взаимодействия с целью безконфликтного прохождения через опасный период смены мирового лидерства, пишет Александр Воронцов, руководитель отдела Кореи и Монголии, заведующий сектором Кореи, Института Востоковедения РАН.
Мнения экспертов

Популизм vs либерализм

Восходя к идеям Джона Локка, Жан-Жака Руссо, Адама Смита, Иммануила Канта, либерализм, наряду с консерватизмом и социал-демократией, относится к классическим идеологиям XIX века.

Мы рассмотрим либерализм в качестве политической идеологии и практики, концептуальное ядро которой составляют рациональность, индивидуализм, прогресс, общее благо, ограниченное и ответственное правительство.

На международном уровне либерализм отстаивает идею о мире как естественном состоянии отношений между народами и «поступательном развитии мировой политики, в основе которой лежит уверенность в разумной природе человека, способной перестроить мир в соответствии с принципами всеобщего блага» . Популизм, в свою очередь, видится как политическая стратегия и идейная концепция, базирующаяся на противопоставлении народа и элиты, целью которой является реализация воли народа. Специфический популистский взгляд на народ как на гомогенную общность ведёт к дискриминации не вписывающихся в этот концепт меньшинств, иммигрантов, интеллектуалов, элиту. Популисты убеждены, что они и только они могут определять, что есть народ, и быть истинными защитниками его интересов. Другое допущение, используемое популистами, сводится к тому, что реально существует некая воля народа, которую они лишь стремятся реализовать на практике .

И тут появляется логичный вопрос – о соотношении популизма и либерализма. С одной стороны, популизм расценивается как угроза не только либерализму, но и демократии. С другой – он противопоставляется исключительно либерализму, но возможность существования «нелиберальной» демократии признаётся. Последнюю точку зрения ярко иллюстрирует высказывание знатока европейской политики Ивана Крастева: «Популизм антилиберален, но не антидемократичен» .

Делая следующий шаг в концептуализации популизма, ряд экспертов определяет его как «демократический нелиберализм», в том смысле, что популизм вполне совместим с демократией, но не в либеральной, а скорее радикальной её форме. В целом взгляд популистов на демократию сводится к политике народовластия, при которой решения принимаются на основе мнения большинства, отвергается система сдержек и противовесов и игнорируется мнение меньшинства .

Новый изоляционизм США и евроатланические отношения: почему Европе стоит готовиться к худшему?
Александр Крамаренко
Геополитическая конфигурация Евроатлантики начинает напоминать слоёный пирог, что открывает возможности для российской политики на западноевропейском направлении, пишет директор по развитию Российского совета по международным делам Александр Крамаренко. Но Москве не нужно вмешиваться в межсоюзнические отношения на Западе. Достаточно сознавать, куда идёт дело, и уметь ждать.
Мнения экспертов

(Не)либеральный мировой порядок

Эффект популизма для внешнеполитического курса особенно заметен в странах с ослабленным демократическим режимом. К подобным странам можно отнести так называемые «нелиберальные» демократии Центральной Европы – Польшу, Венгрию, Чехию – и отчасти Турцию как члена НАТО. Но и в государствах с давней демократической традицией – США, Великобритания, Франция и других – популизм оказывает серьёзное влияние на внешнюю политику.

Перенося на уровень международных отношений базовую дихотомию «народ – элита», популисты критикуют либеральный мировой порядок. В первую очередь они рассматривают его как угрозу аутентичным (в их понимании) ценностям народа. Во многом этим объясняется их жёсткое неприятие иммиграции, которая всё в большей степени «размывает» социокультурную идентичность. Стремление популистов ограничить иммиграцию обосновывается и тем, что она усиливает конкуренцию на рынке труда для низкоквалифицированных работников, склонных симпатизировать популистам. Отстаивая экономические интересы народа, популистские акторы также выступают за возвращение производств из третьих стран, протекционизм и изоляционизм.

Ещё одним важным аспектом популизма является его критика наднациональных организаций. Они, с его точки зрения, выступая за демократические ценности на мировой арене, сами носят недемократический характер. Как показывает анализ проблемы демократического дефицита в Европейском союзе (ЕС), степень влияния национального уровня на формирование курса надгосудраственных объединений нередко очень ограничен. Таким образом, борьба популистов с международными организациями, которые ослабляют государственный суверенитет, во многом добавляет им легитимности в качестве защитников интересов народа .

Кроме того, на отношение популистов к либеральному мировому порядку влияет их антиэлитизм. Он преимущественно направлен против агентов глобализации и тех, кто выступает за продолжение политики «открытых дверей» для иммигрантов. В представлении популистов либеральный мировой порядок выстроен в интересах «коррумпированной» элиты и является выражением её власти в глобальном масштабе.

Россия-США
«Трампизм» и плутовство: в поисках добродетельных лидеров
Ричард Саква
Популистский мятеж Трампа уходит корнями в длительный опыт экстравагантного магната-отщепенца. Его неортодоксальные взгляды породили надежды в Москве, что он принесёт новые идеи, хотя российские элиты хорошо понимали, что Трамп непредсказуем в своём поведении.
Валдайские записки

Трансатлантические разногласия

Реализация Дональдом Трампом правопопулистской программы, которая предполагала выход США из ряда международных соглашений и наднациональных организаций, в том числе из НАТО и ООН, поставила под сомнение ведущую роль США в поддержании безопасности в Трансатлантическом регионе.

Организация Североатлантического договора, возникшая на заре холодной войны как военное объединение западных стран для обеспечения коллективной безопасности, после распада биполярной системы усилила свою политическую функцию. В настоящее время всё чаще стала ставиться под сомнение способность НАТО обеспечить коллективную безопасность, особенно с учётом насущных проблем массовой нелегальной иммиграции, организованной преступности, международного терроризма, пандемий. Именно на эти расхождения обращают внимание популистские лидеры.

Другим фундаментальным вопросом является противоречие между склонностью популистов к авторитаризму и базовой целью НАТО – защитой либеральной демократии. Вызовом всему западному миру в данном контексте может считаться выступление премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который заявил, что стремится построить в своей стране «нелиберальную демократию» . Ещё одним характерным примером служит Турция, где президент Реджеп Тайип Эрдоган сформировал режим далёкий от либерального идеала.

В подобном контексте возникают важные вопросы. Если для союзников по НАТО либерализм и демократия более не являются общими ценностями, то что призвана защищать столь обширная военная машина? И какова степень солидарности стран-членов в сфере коллективной безопасности, если идейные основы их единства поставлены под сомнение? Можно даже предположить, что ослабление идейной консолидации союзников по НАТО в современных условиях снижает уровень эффективности 5-й статьи, по которой нападение на одну из стран расценивается как нападение на всех.

Взлёт популизма по обе стороны Атлантики влияет и на международные отношения, и на внешнюю политику стран. Популисты в стремлении отстоять интересы народа бросают вызов космополитичной элите и либеральному мировому порядку, который обеспечивает её доминирование. Популистская оппозиция либерализму возвращает в международную практику силовую политику и вносит серьёзный раскол в идейное единство Запада, ставя под сомнение его статус форпоста международного либерализма. В подобном контексте можно говорить о том, что популизм несёт угрозу для эффективности коллективной безопасности в рамках трансатлантических отношений и перспективе стабильного развития ЕС, особенно восточных его членов.

Конфликт и лидерство
Будущего недостаточно. Главные ожидания от 2020 года
Андрей Сушенцов
Мы уже привыкли к тому, что каждый новый год даёт всё больше непредсказуемых событий. Неопределённость международных процессов усиливается. Но при этом одновременно наступает понимание, что катастрофичность изменений снижается. И хотя общая медийная картина становится более нервной, люди продолжают жить в сытом и относительно безопасном мире. Падает бедность, растут доходы населения, снижается число жертв военных конфликтов. В целом в мире происходят не только спонтанные негативные изменения, но и неожиданные позитивные. О ключевых трендах наступающего года пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.