Политэкономия конфронтации
Выше союза: Россия и Китай вместе способны справиться с НАТО

Москва и Пекин не придерживаются логики блоковой конфронтации со своей стороны, несмотря на явный курс Запада по намеренному созданию угроз вблизи российских и китайских границ и многочисленным провокациям. Однако Китай и Россия не смогут обеспечить собственную безопасность, игнорируя вызовы и угрозы для каждой из сторон. Эту идею подтверждает всё большее сближение Москвы и Пекина по вопросам стратегической стабильности, пишет Андрей Губин, доцент Дальневосточного федерального университета, адъюнкт-профессор Исследовательского центра Северо-Восточной Азии Цзилиньского университета (КНР).

Российско-китайские отношения сегодня – как никогда ранее популярная тема обсуждений в экспертной среде и политических кругах. Смысл дискуссий, как правило, сводится к перспективам формирования военно-политического союза, направленного на противостояние США и их сателлитам.

Поддержка и осуждение

Вместе с тем Москва и Пекин не придерживаются логики блоковой конфронтации со своей стороны, несмотря на явный курс Запада по намеренному созданию угроз вблизи российских и китайских границ и многочисленным провокациям. Как неоднократно отмечал посол России в КНР в 2013–2022 годах Андрей Денисов, «в ряде областей Россия и Китай ушли к отношениям выше союзнических, что обусловлено объективной необходимостью. Наши страны одинаково смотрят на политику западных партнёров, не нуждаются в формализации отношений и принятии союзнических обязательств».

По словам председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Ли Чжаньшу, «США и их союзники по НАТО постоянно наращивают присутствие по периметру России, серьёзно угрожают национальной безопасности и жизни россиян… мы оказываем содействие всем мерам, принимаемых Россией для защиты ключевых интересов». Как полагает политик, российско-китайское сотрудничество должно укрепиться в свете санкций Запада против обеих стран. Основное направление – противодействие внешнему вмешательству и поиск новых форматов взаимодействия. Также Ли Чжаньшу поблагодарил российских законодателей за поддержку и за осуждение визитов американских парламентариев, в том числе спикера Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси, на остров Тайвань.

Бесспорно, официальный визит китайского «политика номер три» и его участие в Восточном экономическом форуме во Владивостоке являются свидетельством поддержки руководством КНР взглядов Москвы по широкому спектру международных вопросов, а главное – обеспокоенности относительно курса США и союзников на углубление конфронтации с Россией и Китаем как лидерами «незападного» мира.

Системный оппонент

Новая Стратегическая концепция НАТО, принятая в июне 2022 года на саммите организации в Мадриде, уделяет пристальное внимание Китаю, при этом исключительно в алармистском ключе. Пекин в документе впервые назван системным оппонентом и конкурентом НАТО, стремящимся контролировать ключевые промышленные и логистические секторы для усиления собственного влияния и изменения мирового порядка. В альянсе полагают, что КНР использует экономические рычаги для создания стратегических зависимостей, ведёт гибридные и кибероперации против стран НАТО и партнёров, используя конфронтационную риторику и дезинформацию. Также в концепции отмечается, что Китай стремительно развивает ядерный арсенал и создаёт всё более совершенные средства доставки, отказываясь от прозрачности и добросовестности в соблюдении принципов контроля и минимизации рисков.

Для противодействия Пекину в НАТО намерены «повысить общую осведомлённость о действиях Китая, укрепить готовность и защиту от применяемой КНР тактики принуждения и усилий по расколу альянса», не отказываясь, однако, от конструктивного диалога. Руководство блока открыто называет углубление стратегического партнёрства России и Китая, попытки «подорвать базирующийся на правилах международный порядок» угрозой ценностям и интересам организации.

Примечательно, что НАТО всерьёз планирует укреплять сотрудничество с партнёрами на просторах Индийского и Тихого океанов. На саммите в Мадриде впервые присутствовали главы государств и правительств четырёх главных партнёров альянса в так называемом Индо-Тихоокеанском регионе – Японии, Республики Корея, Австралии и Новой Зеландии. По выражению генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, «Китай нам не враг, однако мы должны учитывать серьёзные вызовы, исходящие от него».

Впрочем, все перечисленные представителями НАТО якобы угрозы и обвинения в адрес Пекина назвать конкретными и аргументированными не представляется возможным, а Концепцию-2022 отличает скорее эмоциональный и паникёрский, нежели прагматический подход.

Стоит также отметить, что за несколько дней до саммита НАТО в Мадриде лидеры «Большой семёрки» объявили о планах выделить 600 миллиардов долларов на глобальную программу строительства инфраструктуры в развивающихся странах в качестве своеобразной контрмеры китайской инициативе «Пояс и путь». Правда, где взять такие значительные средства в условиях жёсткого экономического кризиса в Европе и как потом их возвращать, детально не объясняется.

Некоторые западные эксперты считают подобную антикитайскую риторику от имени всего европейского сообщества ошибочной, так как у Китая не остаётся иного выбора кроме как поддержать Россию в борьбе против глобального империализма. Кроме того, теперь в военном строительстве Пекин неизбежно будет учитывать весь блок НАТО, а не только США. Ряд стран, например Франция и Германия, уже пытаются маневрировать, воздерживаясь от резких заявлений и действий в адрес Китая и пытаясь наладить отношения с Пекином на двусторонней основе.

Политэкономия конфронтации
Маршрут восстановлен? Итоги саммита НАТО в Мадриде
Юлия Мельникова
Сформулированная к саммиту в Мадриде картина мира НАТО кардинально отличается от версии 2010 года, когда в условиях мира и стабильности в евроатлантическом регионе альянс мог позволить себе роскошь формулировать угрозы общими мазками. Отличается она и от коммюнике и доклада экспертной группы 2021 года, в которых в качестве основного мегатренда развития внешней среды альянса выступает возрождение великодержавной конкуренции как вызова «порядку, основанному на правилах». Новый документ более остро и откровенно фиксирует черты настоящего, которые должны определить политику альянса в будущем, пишет Юлия Мельникова, программный координатор РСМД
Мнения экспертов


Больше чем ограничение

По мнению китайских исследователей, позиционирование Китая в качестве противника в официальных документах Североатлантического альянса фактически является символом курса всего коллективного Запада на глобальное соперничество с Пекином, тогда как ранее речь шла только об ограничении возможностей КНР в Восточной Азии и на Тихом океане.

Представительство КНР в Евросоюзе опубликовало заявление, где именно на НАТО возложена вина за провоцирование конфронтации и создание проблем для всего мира. Как полагают авторы послания, Вашингтон пытается сбить даже не двух, а сразу трёх птиц одним камнем – сдержать Китай, уничтожить Россию и нанести ущерб Европе.

Официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь отметил, что новая стратегическая концепция НАТО игнорирует факты, путает чёрное с белым и искажает весь смысл внешней политики Китая. Дипломат уверен в том, что альянсу следует отказаться от практики создания врагов и ведения игры с нулевой суммой.

В китайской прессе также решительно осудили участие Японии, Республики Корея, Австралии и Новой Зеландии в саммите альянса как явное проявление духа холодной войны. Налицо игнорирование руководством данных стран классической «дилеммы безопасности». Попытки Токио, Сеула, Канберры и Веллингтона улучшить собственную безопасность приведут к тому, что ситуация для них будет только ухудшаться, так как Пекин усматривает прямую угрозу во вмешательстве проамериканского военно-политического блока в сугубо восточноазиатские дела.

Китайские эксперты уверены в том, что традиционная опора стран АТР на сохранение мира и стабильности не должна меняться в угоду интересам Вашингтона, поскольку блоковый подход в Европе уже доказал свою порочность в связи с событиями на Украине и совершенно не подходит для пространства Тихого океана.

По меткому выражению редакторов Global Times, «отрицать это – всё равно как задержанному пьяному водителю утверждать, что он совершенно трезвый» (就和那些虽然喝了酒,但坚持说自己没有酒驾的人一样).

Вспоминая метафизику

На Западе почему-то уверены в том, что специальная военная операция России на Украине побудит Пекин начать силовые действия против Тайваня. Вместе с тем даже независимые аналитики предостерегают от прямых аналогий и указывают как на существенные различия в подходах Москвы и Пекина к обеспечению безопасности, так и на несопоставимую степень угрозы для существования государства.

Более того, учёные в КНР всё больше склоняются к холистическому подходу к обеспечению национальной безопасности . То есть, опираясь ещё на идеи Аристотеля, выходит, что глобальная безопасность больше, чем совокупность «региональных безопасностей», а национальная безопасность – понятие всеобъемлющее, а не просто сумма военно-политической, экономической, информационной безопасности и других частных случаев. Следуя логике холизма, можно предположить, что Китай и Россия не смогут обеспечить собственную безопасность, игнорируя вызовы и угрозы для каждой из сторон.

Эту идею подтверждает всё большее сближение Москвы и Пекина по вопросам стратегической стабильности. Как заметил в ходе 17-го раунда российско-китайских консультаций в сентябре 2022 года секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, политические элиты коллективного Запада стремятся навязать ложные ценности в ущерб интересам народов всего мира, тогда как Россия и Китай призывают к созданию более справедливого миропорядка. По словам ответственного секретаря руководящей группы ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи, Китай желает работать с Россией для реализации консенсуса, достигнутого лидерами наших стран, углублять политическое доверие и развивать стратегическое партнёрство для защиты общих интересов, безопасности и стабильности всего мира.

Совпадение стратегических интересов Москвы и Пекина видно на примере роста товарооборота в 2022 году на 30 процентов, а также активного проведения военных учений и регулярных совместных патрулирований боевых кораблей и самолётов дальней авиации. По мнению представителей обеих сторон, российско-китайские отношения должны учитывать весь спектр угроз, исходящих от США и союзников, и быть защищёнными от воздействия внешних факторов.

Прошедший в Самарканде 15–16 сентября 2022 года cаммит Шанхайской организации сотрудничества продемонстрировал, что Москва и Пекин заинтересованы в усилении евразийского вектора интеграции как незападной модели развития, которая может быть привлекательна для значительной части мирового сообщества в новых геополитических условиях. Однако для защиты неоспоримой ценности совместного процветания нашим странам неизбежно придётся проявить решимость.

Мировая экономика
БРИКС и ШОС: инклюзивное сотрудничество перед лицом глобальных вызовов
29 сентября клуб «Валдай» совместно с CITIC-фондом по изучению реформ и развития Китая провёл дискуссию на тему «Основные направления расширения БРИКС и ШОС: каковы перспективы?». Модератор Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай», подчеркнул, что разговоры о расширении БРИКС и ШОС набрали в последнее время большую интенсивность. Председательство Китая в БРИКС придало динамичности развитию этого формата, ряд стран подали заявки на вступление в группу или объявили о таких планах. В свою очередь, на саммите ШОС в Самарканде в организацию вступил Иран, а Египет, Катар и Саудовская Аравия получили статус партнёров по диалогу. В связи с этим модератор поставил перед участниками вопрос о возможности сближения двух форматов и формирования единой платформы.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.