Дипломатия после институтов
Второе рождение дипломатии: навыки стратега для нового мира

До кризиса 2022 года многие говорили о кризисе профессии дипломата. Во многих странах мира дипломатов стали готовить как ещё одну разновидность бюрократов: из арсенала дипломатических инструментов этих стран начали уходить навыки, связанные с урегулированием конфликтов, а как результат – стала исчезать способность ведения жёстких переговоров с неуступчивым оппонентом. Однако в условиях глобального кризиса дипломатия переживает второе рождение, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Российская школа дипломатии закладывалась людьми, понимающими фундаментальное значение исторического знания для будущих дипломатов. Первый в России выпускающий дипломатов факультет – международный – был образован в составе МГУ в 1943 году и через год был преобразован в МГИМО. Многие профессора пришли на работу в МГИМО с исторического факультета МГУ: Евгений Тарле, Алексей Ефимов, Алексей Нарочницкий. В рабочем учебном плане первого набора больше половины курсов были посвящены историческим дисциплинам – истории страны и региона, особенностям политических систем и внешней политики иностранных государств, всемирной истории, истории международных отношений и так далее. Это позволило подготовить новое поколение советских дипломатов на массиве исторического знания. Студенты глубоко впитали принцип историзма, который позволяет видеть в потоке событий причинно-следственные связи и тренирует навык поиска закономерностей на историческом материале, чтобы затем применять их во внешнеполитической практике. Со временем выпускники МГИМО стали основными участниками сложных переговоров по ограничению вооружений, разрядке напряжённости, урегулированию региональных кризисов.

Дипломатия после институтов
Личный опыт или историческое знание? Что поможет современной дипломатии
Андрей Сушенцов
Природа человека такова, что он не учится на уроках истории. Но историзм дипломатии — не в заучивании «уроков» истории, а в способности дипломата ставить внешнеполитические решения в контекст, понимать системные причины международных процессов, уметь эти причины аналитически препарировать. Дипломатам обязательно убедиться на личном опыте, что международная система по-прежнему существует, она прочна и основана на военно-политических, а не идеологических реалиях, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.
Мнения экспертов


Фундаментальная подготовка российских дипломатов позволила им развить стратегическое понимание международных отношений. В чём выражается этот подход? В рассудочной оценке собственных интересов и их приоритетности. Если интерес является жизненным, ты готов за него воевать, если второстепенным – ты можешь уступить его в обмен на что-то. Важно знать и то, каким образом ты эту внешнеполитическую цель подкрепляешь ресурсами, достаточно ли у тебя их или нет. Какой ты выбираешь образ действий для того, чтобы преследовать эту цель, и есть ли какие-либо альтернативные способы действия? Такой рассудочный подход к достижению внешнеполитической цели – продукт эталонного российского образования в области внешней политики.

Современная эпоха делает работу дипломата более сложной в двух отношениях. Первая сложность – цифровое информационное пространство, которое мы потребляем через смартфоны. Оно делает объём впитываемой информации стократно больше, чем было ещё несколько лет назад, в доцифровую эпоху, и предъявляет особые требования к реализму, прагматизму, способности трезвой оценки поступающих данных, способности коммуницировать в этой цифровой среде. Вторая сложность – современная коммуникационная среда очень разнится в зависимости от поколения, к которому обращаются дипломаты. Поколения, родившиеся в 1960-е, 1980-е и 2000-е годы – это разные группы с точки зрения мировосприятия.

Меняющийся современный мир требует адаптации: важно не просто сохранить традиции преподавания исторических дисциплин для будущих дипломатов, способных к управлению кризисными ситуациями, но и подготовить их к восприятию больших потоков информации, с которыми не сталкивались их предшественники.

При этом не должны вымываться фундаментальные основы, формирующие системность мышления – представление любой ситуации в виде системы, работающей по своим закономерностям. В системе должна быть найдена точка баланса, чтобы достигнутая договорённость соблюдалась всеми сторонами.

При этом кратное увеличение потоков информации, требует адаптации нынешних подходов подготовки дипломатов к новой реальности. Главное – формирование навыков «дипломата-исследователя», способного к глубокой аналитической проработке потоков информации.

Ядро компетенций дипломата по-прежнему состоит из способностей к реалистической оценке ситуации при опоре на трезвость, рациональность, прагматизм, к качественному анализу собственных интересов, эмпатии как способности поставить себя на место другого и, наконец, коммуникативных навыков, которые необходимы для того, чтобы вести диалог с партнёрами и оппонентами. Неизменность навыков дипломата диктуется тем, что характер международных отношений не изменился со времён Древнего мира. Однако такие свойства системы, как неопределённость и кратное увеличение информационного шума, увеличивают для будущего дипломата риски дезориентации в сложном и меняющемся мире.

Дипломатия после институтов
Недипломатичная дипломатия Запада: геополитический покер, эмоции и принуждение
Грегори Саймонс
Современная крайне недипломатичная форма дипломатии, которую ведёт Запад во главе с США, осуществляется не с позиции силы, а скорее с позиции слабеющего влияния и мощи. Она похожа на глобальную игру в геополитический покер с очень высокими ставками, где проигрывает тот, кто первым моргнёт, и где восприятие реальности и фактов намного важнее, чем фактическая реальность, пишет Грегори Саймонс, доцент Института исследований России и Евразии (IRES) Уппсальского университета (Швеция).

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.