Россия и глобальные риски
Возможно ли создание новой многосторонней системы ограничения ядерного оружия?

России и США пора переходить от двусторонних отношений времён холодной войны к созданию новой многосторонней системы ограничения ядерного оружия и разработки функциональных механизмов обеспечения взаимного контроля его исполнения. В обозримой перспективе, учитывая уверенное сближение России и Китая, Москва может играть важную роль в поддержании диалога с Пекином по повышению транспарентности и взаимопонимания между тремя супердержавами, пишут эксперты Ричард Вайц и Тамара Колесникова.

Россия и Соединённые Штаты столкнулись с рядом фундаментальных проблем, которые требуют глубокого переосмысления. В последние десятилетия оба государства обладали целым набором соглашений по контролю над вооружениями, обеспечивающих ядерную безопасность многих стран. В основном соглашения базировались либо на универсальной модели, как, например, Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), либо существовали в рамках двустороннего сотрудничества. 

Однако эта эффективная система была дестабилизирована рядом факторов, из которых целесообразно выделить основные: возвращение соперничества сверхдержав, развитие современных технологий и их дальнейшее распространение. 

Прежде всего, необходимо отметить резкое усиление конкуренции великих держав, которое проявляется во взаимных претензиях относительно исполнения условий существующих соглашений.

Уникальность ситуации заключается в том, что впервые в истории США, Россия и Китай одновременно являются важнейшими глобальными игроками в политической и военной областях.

Вместе с тем Китай и Россия вышли на новый беспрецедентный уровень сотрудничества в сфере обороны. Они всё более негативно относятся к гарантиям расширенного сдерживания, которые США предоставляют своим союзникам в Европе и Азии. Аргумент о том, что Соединённые Штаты не только защищают находящиеся под американским «ядерным зонтиком» страны, но и снижают их стремление развивать собственные ядерные программы, более не звучит убедительно для Пекина и Москвы.

Китай и Россия также разделяют чрезмерную озабоченность по поводу американской системы противоракетной обороны (ПРО) и критически относятся к санкционной политике, даже если она затрагивает третьи стороны и исходит из соображений ядерного нераспространения. 

На данный момент единственными областями, где Россия, США и Китай пришли к согласию, остаются горизонтальное ядерное нераспространение среди других государств или негосударственных субъектов и неприятие договора о запрещении ядерного оружия. 

Развитие и внедрение новейших военных технологий является ещё одним дестабилизирующим фактором в системе контроля над вооружениями. В настоящее время существуют виды оружия, которые не являются ядерными, но имеют равноценный потенциал в конфликте и сопоставимы по своему эффекту с ядерным оружием.

Прежде всего, есть опасения по поводу систем стратегической противоракетной обороны, которые нарушают наступательно-оборонительный баланс. Кроме того, ударные средства и кибероружие совершенно не вписываются в существующие рамки контроля над вооружениями.

Контроль над ядерными вооружениями: всё идёт по плану?
Ричард Вайц
Предложения российских экспертов на Валдайской дискуссии о принятии широких мер по укреплению стратегической стабильности, даже за пределами ядерного измерения, – например, путём ограничения провокационных военных развёртываний и других дестабилизирующих действий – вполне совпадает с новой инициативой США по созданию среды для ядерного разоружения, которая направлена на получение международной поддержки для выявления и преодоления «реальных» препятствий на пути контроля над ядерными вооружениями. Гармонизация этих двух концепций может стать плодотворной основой для будущих дискуссий в рамках Валдайского клуба, пишет Ричард Вайц, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте.
Мнения экспертов

Наконец, распространение современных военных технологий за пределами России и США является также серьёзным вызовом. Несмотря на разницу во взглядах между РФ и США, Москва и Вашингтон всё больше стремятся к расширенному подходу. 

В частности, Китай вызывает наибольшую озабоченность и рассматривается как основная угроза для США в долгосрочной перспективе. Администрация Трампа приняла российский аргумент относительно системы контроля над вооружениями, которая должна охватить и Китай.

Пекин наращивает свой ядерный потенциал и решительно отвергает участие в процессе контроля над вооружениями, ссылаясь на несопоставимый масштаб ядерных ресурсов РФ, США и КНР. Однако известно, что Китай уже опережает Россию и США в разработке и создании баллистических ракет средней дальности, которые являются основой арсенала страны.

Таким образом, вовлечение Пекина в том или ином формате в переговорный процесс является очень сложным, но всё более необходимым условием.

Договор o стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) истекает в феврале 2021 года. Если срок СНВ-3 истечёт без его замены или продления, Москва и Вашингтон впервые за полвека не будут иметь действующего двустороннего договора о контроле над стратегическими ядерными вооружениями. Пролонгирование данного соглашения предоставит РФ и США дополнительное время для возобновления официальных многосторонних переговоров, касающихся обсуждения более комплексного соглашения о дальнейших ограничениях ядерного оружия с возможным включением новых стран и систем вооружений в рамки будущего договора. 

Некоторые российские эксперты отмечают, что заменить договор о сокращении стратегических наступательных вооружений до истечения срока действия текущего его варианта не представляется возможным. Только для технического продления договора России потребуется не менее полугода на то, чтобы изменить соответствующий федеральный закон. Однако в сложившейся ситуации обе стороны могут продолжать следовать положениям соглашения в ожидании такой ратификации, как это делалось в 2010–2011 годах.

Со временем необходимо переходить от двусторонних отношений времён холодной войны к созданию новой многосторонней системы ограничения ядерного оружия и разработки функциональных механизмов обеспечения взаимного контроля его исполнения. 

В обозримой перспективе, учитывая уверенное сближение России и Китая, Москва может играть важную роль в поддержании диалога с Пекином по повышению транспарентности и взаимопонимания между тремя супердержавами. В частности она могла бы делиться позитивным опытом по ключевым вопросам контроля над вооружениями, включая механизм верификации. Такие консультации могли бы уменьшить озабоченность Вашингтона (и Москвы) по поводу планов военного строительства и темпов наращивания ракетно-ядерного арсенала КНР. Валдайский клуб мог бы стать подходящей платформой для проведения исследований по данной проблеме.

Войны будущего и вызовы технологического развития
Андрей Сушенцов
Будущее войны как феномена сейчас неопределённо как никогда. Некоторые аналитики сравнивают нынешнюю ситуацию со временем накануне Первой мировой войны, но не с точки зрения остроты противоречий, а по соотношению технологических возможностей ведения военных действий различными способами и отсутствия конкретного опыта применения этих технологий. Контур масштабного военного противостояния между крупными или равными, сопоставимыми по мощи державами, до сих пор неочевиден, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.