Демократия и управление
Турция открыла месторождение природного газа. Каковы последствия?

Турция хочет стать самодостаточной в области энергетики. А наличие собственного газа даст стране большую гибкость в отношении объёмов импорта, она получит дополнительные возможности на переговорах, пишет Гульмира Рзаева, научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований.

Геология нового открытия

21 августа президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил об обнаружении значительных запасов природного газа в объёме 320 миллиардов кубометров на скважине Tuna-1 в месторождении Сакарья, расположенном примерно в 170 километрах от побережья Чёрного моря. Поскольку оценки являются предварительными, объём месторождения, по словам турецких официальных лиц, может быть пересмотрен в сторону повышения, что подчёркивает значимость проводимых работ.

С геологической точки зрения, информации об обнаруженной структуре запасов не так много, и неясно, являются ли запасы труднодоступными или извлекаемыми. В последнем случае извлекаемые ресурсы могут составлять 75% от общего количества или меньше, в зависимости от многих факторов. Перед началом добычи необходимо пробурить скважины с платформы, построить подводный трубопровод, а сроки добычи во многом будут зависеть от глубины моря. Этап разведки и разработки может занять три года. Если глубина скважины составляет около двух–трёх километров, добыча может начаться в течение трёх лет. Если глубина скважины составляет около шести-семи километров, на разведку и добычу может потребоваться от пяти до восьми лет.

Важный вопрос: каков будет годовой объём добычи на месторождении с ресурсами 320 миллиардов кубометров? Это будет зависеть от количества и глубины скважин, а также от точных параметров резервуара. Добыча может составлять от пяти до восьми миллиардов кубометров в год, что составляет около 10–18% годового потребления природного газа в Турции (45,2 миллиарда кубометров в 2019 году).

Геополитика нового открытия

Турция уже много лет занимается разведкой новых газовых месторождений в Чёрном море и Восточном Средиземноморье в надежде снизить свою зависимость от импортируемого газа. Доля России в импорте турецкого газа была самой высокой в 2012 году, когда она достигла 58%. Турция стремилась сократить свою зависимость от импорта природного газа из России с 2015 года после инцидента с российским военным самолётом Су-24 и добилась впечатляющих успехов. В 2019 году доля российского газа на рынке Турции составляла 30%, а в первой половине 2020 года – всего 18%.

Турция сбила свой газовый хаб
Алексей Гривач
Атака ВВС Турции на российский самолёт над территорией Сирии ставит под вопрос перспективы развития российско-турецкого сотрудничества в газовой сфере. В то же время роль Анкары в эскалации конфликта на Ближнем Востоке и противодействие борьбе с террористическими группами свидетельствует о том, что создать надежный и безопасный маршрут поставок газа в Европу через территорию Турции вряд ли возможно.
Мнения экспертов


Открытие нового месторождения природного газа совпало с периодом, когда Турция проводила необходимые рыночные приготовления к предстоящему пересмотру долгосрочных контрактов на продажу газа со своими нынешними поставщиками. Эти меры были направлены на структурные изменения на рынке и его долгожданную либерализацию за счёт освобождения от долгосрочных контрактов, от привязки к ценам на нефть, от обязательств «Бери или плати» и от запретов на реэкспорт. Текущая рыночная ситуация, созданная пандемией, когда цена на газ падает ниже двух долларов США/млн БТЕ в основных европейских хабах, и избытком предложения как СПГ, так и трубопроводного газа в других частях мира, только ускорит переход к свободному, открытому и прозрачному рынку. Турция давно недовольна относительно высокими ценами, которые она платит за газ по сравнению с остальной Европой, и хочет отказаться от привязки к ценам на нефть и нефтепродукты. Она традиционно закупала газ по долгосрочным контрактам, связанным с ценой на нефть, и правительство брало на себя все риски, связанные с ценой, субсидируя цену на газ компании BOTAŞ для населения, оправдывая это надёжностью поставок.

Новая нынешняя стратегия Турции в отношении природного газа весьма своевременна и совпадает с ситуацией, когда срок действия всех долгосрочных контрактов с текущими поставщиками трубопроводного газа истечёт в 2020-х годах. Только в 2021 году истекают сроки долгосрочных контрактов на 16 миллиардов кубометров в год, из которых 8 миллиардов кубометров в год – это газ «Газпрома», половина которого импортируется компанией BOTAŞ, а другая половина – семью частными импортёрами.

Следовательно, 2021 год, как ожидается, станет решающим с точки зрения реструктуризации рынка, а новые контракты будут содержать более гибкие и конкурентоспособные условия. «Газпром» уже пострадал от низких спотовых цен на газ и снижения объёмов продаж в результате стагнации спроса; с 2017 года он же потерял 30% доли рынка Турции.

Текущие долгосрочные контракты с поставщиками по трубопроводам и поставщиками СПГ не позволяли такие изменения. Хотя Турция совершала некоторые спотовые закупки СПГ, до сих пор ей не удалось добиться лучших контрактных условий, как это сделали большинство европейских стран и компаний. Нефтяная привязка, которая всё ещё существует в ценах на природный газ в Турции, а также «Бери или плати» и запрет на реэкспорт помешали BOTAŞ и импортёрам из частного сектора реэкспортировать нежелательные объёмы на соседние рынки, когда они сталкиваются с падением спроса, высокими запасами и ограниченной вместимостью хранилищ. Система «Бери или плати» и привязка к ценам на нефть сделали предложение неповоротливым по отношению к шокам спроса и падению цен, а также надолго задержали либерализацию на втором по величине рынке природного газа в Европе.

Турции наличие собственного газа даст большую гибкость в отношении объёмов импорта; она получит больше возможностей на переговорах. Теперь она чувствует себя более уверенно на переговорах с «Газпромом» и другими поставщиками, поскольку значительно укрепила свои позиции благодаря стратегии удвоения суточных мощностей на точках входа. Её стратегия также включает в себя увеличение объёмов импорта СПГ и одновременно снижение импортного спроса за счёт значительного увеличения доли внутренних источников энергии, таких как уголь, лигнит, ветер, солнечная энергия и гидроэнергетика. Эта политика принесла свои плоды. По данным Министерства энергетики и природных ресурсов, в стране за первые пять месяцев 2020 года произведено 66% электроэнергии из местных и возобновляемых источников, а с января по июль этого года – 62,08%. Турция приближается к своей цели по производству почти 66% своей электроэнергии из местных и возобновляемых источников ежегодно, тем самым пожиная плоды долгосрочных инвестиций в возобновляемые источники энергии. 20 мая стал историческим днём, поскольку 94% электроэнергии в стране было произведено из внутренних источников. Турция хочет стать самодостаточной в области энергетики, а энергия, произведённая внутри страны, может помочь избавить страну от зависимости от импорта природного газа.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.