Азия и Евразия
Саммит ШОС в Самарканде: ожидания в условиях неопределённости

Предстоящий саммит Шанхайской организации сотрудничества имеет исключительно важное значение для будущего мира во всём мире и международной безопасности. Первая в постпандемийный период полноформатная очная встреча евразийской «восьмёрки» и её партнёров обещает стать исторической, считает Рашид Алимов, профессор Академии государственного управления при Президенте Республики Таджикистан, доктор политических наук, экс-Генеральный секретарь ШОС (2016–2018).

15–16 сентября 2022 года в городе Самарканде (Республика Узбекистан) пройдёт саммит Шанхайской организации сотрудничества. На несколько дней Самарканд – один из древнейших городов планеты–превратится в центр мировой политики. Повышенный интерес к приближающейся встрече глав ведущих государств Евразии вполне объясним. Самаркандский саммит будет проходить в условиях трёх кризисов, которые напрямую затрагивают государства–члены Организации, влияют на поддержание регионального мира и безопасности и ускоряют процессы, связанные с изменением существующего мирового порядка. Прежде всего, речь идёт о продолжающемся кризисе в Афганистане; кризисе вокруг Украины с введением «адских» санкций в отношении России, а также о кризисе вокруг китайского Тайваня, вызванном провокационными действиями США. Но ключевым, определённо, является кризис международных отношений в недрах которого происходит кристаллизация нового многополярного мира. 

Мы являемся свидетелями резкого обострения отношений между Востоком и Западом из-за зарождения нового миропорядка. Запад вновь выстраивает вокруг себя стены отчуждения и опускает второй за последние семьдесят лет железный занавес. США безуспешно пытаются сформировать широкую коалицию против России; прибегают к шантажу и угрозам в адрес Китая, пытаясь сохранить однополярный мир. Турбулентность и напряжение в глобальной политике и экономике нарастают. Привычный международный порядок уходит в историю.

На этом фоне встреча глав государств – членов ШОС, куда входят два постоянных члена Совета Безопасности ООН (Китай и Россия), четыре ядерных державы (Китай, Россия, Индия и Пакистан) и безъядерная Центральная Азия, имеет исключительно важное значение для будущего мира во всём мире и международной безопасности. Важно, что обмен мнениями между лидерами государств «семьи» ШОС состоится не только за круглым столом Организации, но и в двустороннем, трёхстороннем и иных форматах с участием государств-наблюдателей и приглашённых высоких гостей. Первая в постпандемийный период полноформатная очная встреча евразийской «восьмёрки» и её партнёров обещает стать исторической.    

Что объединяет государства – члены ШОС? 

Во-первых, близость или совпадение оценок текущей региональной и международной повестки дня. Во-вторыхприверженность формированию более представительного, демократического, справедливого и многополярного миропорядка, основанного на общепризнанных принципах международного права и «шанхайском духе».В-третьих,ШОС выступает за уважение права народов на самостоятельный и демократический выбор путей своего политического и социально-экономического развития. В-четвёртых, внеблоковость и ненаправленность ШОС против других государств и международных организаций. В-пятых, стремление государств-членов ШОС совместно продвигать взаимодействие в строительстве международных отношений нового типа, а также формирование общего видения сообщества единой судьбы человечества. 

Ожидают ли ШОС реформы? 

ШОС должна развиваться. С первых дней существования Организация идёт своим, непроторённым путём. Мир меняется, а значит и ШОС необходимо адаптироваться к меняющемуся миру.  Концепция Организации, предложенная отцами-основателями ШОС в 2001 году, требует совершенствования и определённой коррекции с учётом новых реалий, вызовов и возможностей. ШОС должна провести реформы, а стратегия её развития сориентирована на эффективную отдачу практического взаимодействия. За последние двадцать лет Организация увеличилась в три с лишним раза (в 2001 году было шесть государств-основателей, сейчас – 21 страна, включая наблюдателей и партнёров по диалогу). Реформа ШОС потребует внесения изменений и дополнений в Хартию ШОС, которая была принята двадцать лет назад. 

Поменяются ли приоритеты ШОС? 

Взаимодействие в области безопасности было и будет оставаться приоритетным направлением деятельности ШОС. Число локальных конфликтов по периметру внешних границ ШОС не уменьшается. Как известно, любой локальный конфликт имеет не только региональное, но и глобальное измерение. Пример тому – затянувшийся почти на полвека конфликт в Афганистане. Общие угрозы и вызовы, исходящие с афганской территории, во многом способствовали появлению ШОС на политической карте мира, налаживанию сотрудничества в сфере безопасности не только внутри региона, но и с партнёрами далеко за пределами «границ» Организации. Появление ШОС на старте XXI века сыграло стабилизирующую роль в развитии ситуации в регионе Центральной Азии, во многом помогло сформировать эффективное партнёрство для сдерживания угроз, исходящих с территории Афганистана.  

Размещение в 2004 году Региональной антитеррористической структуры ШОС (РАТС ШОС) в Центральной Азии, в Ташкенте, также было глубоко продуманным решением. Как известно, международные террористические организации, включая те, что и в наши дни комфортно чувствуют себя на афганской территории, видят в регионе широкое поле для распространения своих радикальных идей.

Практика проведения ежегодных антитеррористических учений – это коллективный ответ ШОС на изменяющийся характер современных вызовов безопасности и их опасное взаимопереплетение. Совместные учения, кроме всего прочего, носят «отрезвляющий» характер для тех, кто вынашивает агрессивные планы относительно региона ШОС, включая Центральную Азию. Важно, что в основу разработки замысла учений, как правило, закладывается принцип приближения его сценария к реальным условиям оперативной обстановки, складывающейся на пространстве ШОС, и тактике действий террористов. Свежий пример – первые совместные учения ШОС и ОДКБ в Таджикистане осенью 2021 года после хаотичного ухода США из Афганистана. ШОС, как известно, не является военно-политическим блоком. Кроме того, ШОС не является организацией антизападной, несмотря на то, что на Западе её воспринимают как формирующийся антизападный блок. В основу ШОС была заложена концепция неделимости безопасности.

ШОС может и должна стать примером реализации принципа неделимости безопасности на региональном уровне, вносить больший вклад в повышение уровня глобальной безопасности.

На фоне множащихся комбинированных вызовов и современных угроз ШОС ищет те формы и механизмы, которые смогут вывести сотрудничество в сфере безопасности на качественно новый уровень. Поиск таких механизмов продолжается. Некоторые государства предлагают наряду с эффективно действующей Региональной антитеррористической структурой ШОС (РАТС ШОС) создать несколько независимых центров (механизмов) безопасности. К примеру, антинаркотический центр ШОС в Душанбе, центр ШОС по борьбе с трансграничной организованной преступностью в Бишкеке, центр информационной безопасности ШОС в Нурсултане и так далее. Есть и комплексный подход – создать универсальный (объединённый) Центр ШОС по противодействию угрозам и вызовам. Дискуссии продолжаются. 

Экономическое сотрудничество в рамках ШОС также нуждается в открытии второго дыхания. В ШОС разработана солидная договорно-правовая основа, наработан значительный экономический и инвестиционный потенциал. Созданы механизмы сотрудничества, включая Деловой совет и Межбанковское объединение ШОС. Набирает силу межрегиональное сотрудничество. Осуществлена масштабная совместная работа, направленная на создание эффективной и конкурентоспособной транспортной и технологической инфраструктуры. Продолжается работа по созданию благоприятных условий для международных автомобильных перевозок. Развивается взаимодействие железнодорожных администраций. Сформированы механизмы сотрудничества в сфере энергетики и промышленности. Созданные в рамках ШОС механизмы взаимодействия и форматы сотрудничества предоставляют уникальную возможность сопряжения национальных интересов каждого государства – члена Организации с интересами развития региона ШОС. Всё свидетельствует о том, что ШОС нацелена на построение устойчивой экономической системы, в том числе путём продвижения зелёных и экологичных технологий. 

В то же время фундаментальные изменения, в том числе экономические, которые в настоящее время переживает вся система международных отношений, диктуют необходимость выработки в рамках ШОС новых подходов к экономическому сотрудничеству, которые бы отвечали вызовам и угрозам современности.

Экономическому «колесу ШОС», действительно, требуется широкая колея. На торговлю между странами ШОС до сих пор приходится лишь 10 процентов от всего внешнеторгового оборота стран ШОС (7,5 триллиона долларов). Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что по сравнению с 2017 годом объём внешней торговли между странами ШОС возрос почти на 32 процента. В успехах на экономическом треке особенно заинтересованы страны Центральной Азии, которые не имеют выхода к морю. Несмотря на то, что транспортная взаимосвязанность стран ШОС значительно укрепилась, страны Центральной Азии, по оценке Всемирного банка, продолжают оставаться одними из наименее «соединённых» экономик мира. Созданные в рамках ШОС механизмы сотрудничества в сфере транспорта, как ожидается, должны в полной мере раскрыть транзитно-транспортный потенциал Центральной Азии и «приблизить» регион к морям и океанам. Многое на этом направлении сделано при поддержке России и Китая, которые являются крупнейшими торговыми партнёрами стран региона; они же лидируют и в качестве инвесторов. Общий объём накопленных инвестиций Китая и России в страны Центральной Азии превысил 61 миллиард долларов. Ожидается, что товарооборот со странами региона значительно возрастёт после окончательного вступления Ирана в ШОС.

Пандемия COVID-19 замедлила сотрудничество в гуманитарной сфере. Заинтересованность в его развитии и обогащении существует у всех государств – членов ШОС. Гуманитарное пространство ШОС явило миру величайших мыслителей, выдающихся учёных-первооткрывателей и деятелей культуры, вклад которых в мировую цивилизацию поистине неоценим. Из более чем тысячи объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО почти каждый восьмой находится на пространстве ШОС. В рамках организации налажен устойчивый диалог различных культур и цивилизаций. В скором времени ожидается учреждение Музея ШОС, открытие Парка ШОС и Галереи искусств ШОС; на постоянной основе действует передвижная выставка «8 чудес ШОС». Кроме того, Узбекистан планирует открыть в Самарканде туристический университет ШОС, Россия предлагает проводить регулярные спортивные Игры ШОС. Марафон ШОС, получивший международное признание, стал неотъемлемой частью сотрудничества в гуманитарной сфере. Многообещающим для дальнейшего продвижения богатого культурно-исторического наследия народов и туристического потенциала государств– членов ШОС станет ежегодное объявление туристической и культурной столицы ШОС. Претендентов на это звание на пространстве ШОС огромное множество. Кроме того, как ожидается, 2023 год может быть объявлен Годом туризма ШОС. Такой шаг станет мощной поддержкой индустрии туризма, которая сильно пострадала в период пандемии, и будет содействовать повышению туристической привлекательности городов и регионов на пространстве ШОС. 

Азия и Евразия
ШОС перед новым вызовом
Рашид Алимов
С начала XXI века мир стремительно менялся, не «притормаживая» даже перед опасными поворотами. Кризис вокруг Украины и беспрецедентное в истории политическое, санкционное, экономическое и информационное давление на Россию со стороны США и ряда других стран придали этим изменениям необратимый характер. Однако так называемый «конец истории» по версии Фрэнсиса Фукуямы так и не наступил. Вместо «конца» мы становимся очевидцами начала «новой истории», пишет Рашид Алимов, генеральный секретарь ШОС (2016–2018), доктор политических наук, почётный профессор Института Тайхэ (Китай).
Мнения экспертов


Расширение ШОС – вред или польза для Организации?

ШОС последовательно реализует зафиксированный в Хартии принцип открытости. При этом расширение ШОС никогда не было самоцелью Организации. Иран шёл к полноценному членству в ШОС семнадцать лет. В Самарканде на саммите ШОС будет принято окончательное решение о смене статуса Ирана в Организации с наблюдателя на «государство – член ШОС». Тем самым ШОС значительно укрепит свои позиции в качестве уверенно формирующегося центра силы в Евразии. На место следующего кандидата на полноценное членство в Организации претендует Белоруссия, которая в 2015 году стала наблюдателем в Организации. Члены ШОС склоняются к тому, чтобы уже в Самарканде запустить процедуру её принятия. Если решение будет принято, то уже в 2023 году ШОС будет объединять десять стран Евразии. Ещё как минимум десять стран «стоят в листе ожидания». 

Вопрос о том, нужно ли ШОС расширяться по мере поступления заявок, всегда был дискуссионным. Обсуждение этой темы получило своё развитие перед тем, как был запущен процесс приема Индии и Пакистана. На саммите в Душанбе в 2021 году было принято решение о предоставлении статуса партнёров по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии, что свидетельствует о возрастающем интересе арабских государств к взаимодействию с ШОС. Стремление Бахрейна, Кувейта и Объединённых Арабских Эмиратов также стать частью «семьи» ШОС лишь подтверждает эту тенденцию. Кроме того, рассматриваются заявки от Мальдив и Мьянмы. В ШОС, как известно, изначально существует ещё один, неформальный статус – гость председательствующей в Организации стороны. Традиционно почётным гостем саммита ШОС является глава Туркмении. Самаркандский саммит, как ожидается, может расширить число высоких гостей: на заседание Совета глав государств – членов ШОС собираются прибыть главы государств не только Туркмении, но и Турции, Азербайджана и Армении. Налицо «возвышение» ШОС за счёт своего положительного имиджа и ненаправленности против третьих стран и организаций. Всё это свидетельствует о формировании нового геополитического «центра силы» с созидательной повесткой дня, близкой многим странам мира.  

В чём секрет успеха ШОС? 

Причин притягательности ШОС много. Трансконтинентальный спектр ШОС и огромный естественный потенциал Организации предопределяют глобальный профиль её деятельности на различных направлениях мировой политики, экономики и культуры. Страны и международные организации видят в лице ШОС быстро эволюционирующий центр многополярного мира, способный активно противостоять глобальным и региональным рискам. Очевиден и совокупный потенциал стран ШОС, население которых составляет почти половину населения земного шара. 

На авторитет Организации работает и возросший вес ШОС в мировых делах, в том числе благодаря установлению партнерских связей с ООН, с её специализированными структурами и другими международными организациями (ОДКБ, СНГ, АСЕАН, ЕАЭС, ЛАГ, СВДМА и так далее). Всё это, включая процедуру принятия решений исключительно на основе консенсуса, весьма привлекательно для других стран, так как олицетворяет новый взгляд на международные отношения на основе «шанхайского духа», в котором отсутствует «один центр» принятия решений. И ещё, не являясь ни военно-политическим блоком, ни экономическим союзом, ШОС притягивает к себе своими идеалами и принципами. Не конфронтация, не поиск врагов, а общая заинтересованность совместно решать острые проблемы современности – это и есть ШОС, сильной стороной которой является равноправие и единство входящих в неё государств, независимо от размеров, военного и экономического потенциала.

Каждый саммит ШОС выводит Организацию на новый вектор развития. Самаркандский саммит Шанхайской организации сотрудничества не будет исключением. В условиях неопределённости ШОС продемонстрирует свою нацеленность на укрепление добрососедства, дружбы и сотрудничества, на совместное развитие и сопроцветание.

Мировая экономика
Как собрать Большую Евразию
Ярослав Лисоволик
Меняющийся в последние годы ландшафт мировой экономики характеризуется более активной ролью развивающихся экономик в создании собственных платформ экономического сотрудничества. В процессе сборки этих платформ для Глобального Юга одним из ключевых вопросов является алгоритм процесса агрегации в Евразии – два других континента Глобального Юга уже имеют свои панконтинентальные платформы, а именно Африканский союз и Африканскую континентальную зону свободной торговли (AfCFTA) в Африке и CELAC в Латинской Америке. В случае формирования всеобъемлющей паневразийской платформы для развивающихся экономик это открыло бы путь к завершению сборки платформ, охватывающих всё пространство Глобального Юга, пишет программный директор клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.