Россия и глобальные риски
Отключение от SWIFT? Нет, не слышали

Резолюция Европарламента, в которой предлагается отключить Россию от SWIFT и прекратить импорт энергоносителей в случае обострения конфликта в Донбассе, вызвала большой резонанс в СМИ, но фондовые рынки её проигнорировали. Резолюция не вызвала каких-либо колебаний рубля или российских «голубых фишек». Почему так произошло и как следует воспринимать резолюцию? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

Европейский парламент принял очередную резолюцию по России. В ней отражены ключевые политические претензии в адрес России, которые в последнее время присутствовали в официальной повестке. Среди них – обострение ситуации на Украине, «дело Навального», дипломатический скандал в отношениях России и Чехии по делу о взрыве военных складов в 2014 году. В резолюции прозвучали радикальные предложения. Отключить Россию от SWIFT и прекратить импорт энергоносителей в случае обострения конфликта в Донбассе, пересмотреть отношения России и ЕС, разработать новые режимы санкций и тому подобное. Подобные предложения вызвали большой резонанс в СМИ. Однако фондовые рынки их проигнорировали. Резолюция не вызвала каких-либо колебаний рубля или российских «голубых фишек». Почему так произошло и как следует воспринимать резолюцию?

На первый взгляд резолюция свидетельствует о высоком консенсусе одного из ключевых (наряду с Советом ЕС) законодательных органов ЕС. За неё проголосовало 569 депутатов из 682, 67 высказалось против. Резолюцию могут записать себе в актив Киев и Прага. Их политические позиции бескомпромиссно отражены в документе, хотя, например, по делу о взрыве чешских военных складов единства нет даже в самой Чехии. Не говоря о ситуации вокруг Донбасса, где наращивание сил осуществлялось с обеих сторон. По уже сложившейся традиции Россия объявляется виновником явных и мнимых проблем. Закономерно отражение в документе и «дела Навального». Ранее Европарламент уже выпускал две резолюции. Одну в связи с предполагаемым отравлением, а другую – после ареста российского оппозиционера. Жёсткие меры в отношении Москвы предлагались и в прошлых резолюциях. В чём-то их замысел согласуется с американскими законопроектами о «драконовских санкциях», например, с DASKA: обозначить «наименьший знаменатель» и возможные меры, которые потенциально может предпринять Евросоюз. Угроза отключения от SWIFT – вишенка на торте, которая ожидаемо имела медийный успех.

Россия и глобальные риски
ЕС становится значимым инициатором санкций?
Иван Тимофеев
Как на деле выглядит политика санкций ЕС? Как часто Евросоюз вводит санкции в сравнении с другими игроками? Против кого они вводятся? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов

Впрочем, рынки резолюцию Европарламента проигнорировали. И на то есть несколько причин.

Во-первых, период обострения ситуации в Донбассе явно позади. Да, сама проблема не решена. Конфликт будет тлеть ещё долго, и новые раунды эскалации дадут о себе знать. Никаких перспектив по выполнению Минских соглашений не просматривается. Однако и перспектива открытого военного столкновения, которая всего месяц назад маячила на горизонте, отодвинулась на задний план. Украинская дипломатия не смогла добиться продвижения к пересмотру Минских соглашений, хотя и вернула на время тему Донбасса в политический и медийный мейнстрим. Россия показала, что готова без колебаний балансировать наращивание военной силы в Донбассе и реагировать на возможную попытку силового решения. Очередной раунд обострения пока выдохся, не приведя к качественным изменениям режима санкций против России, а также политических позиций сторон.

Во-вторых, радикальные предложения Европарламента вряд ли найдут отклик в Еврокомиссии и Совете ЕС. Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель уже отметил, что решения об ограничениях по SWIFT и «Северному потоку – 2» – не в компетенции Евросоюза. Очевидно, что отключение России от SWIFT повлечёт за собой колоссальные потери как со стороны российского бизнеса, так и со стороны компаний стран ЕС, которые ведут бизнес с Россией. К значительным издержкам приведёт и отказ от закупок российских энергоносителей. Проект «Северный поток – 2» остаётся в интересах Евросоюза и Германии. Кроме того, отключение от SWIFT с учётом его последствий для российской экономики может быть попросту воспринято Москвой как акт агрессии со всеми вытекающими политическими последствиями. ЕС теряет возможности укрепления и продвижения роли евро в качестве более востребованного инструмента международных платежей. В частности, доля евро, по всей видимости, растёт в торговле России и КНР, вытесняя американский доллар. Манипуляции со SWIFT повредят планам Брюсселя в глобальном продвижении евро.

В-третьих, реальная магнитуда политических противоречий Москвы и Брюсселя пока явно не дотягивает до столь радикальных шагов. Да, отношения России и ЕС находятся в плачевном состоянии. Политический диалог периодически срывается на взаимные обвинения. Способов расшивки наиболее серьёзных противоречий пока не видно. Однако «уровень поддержки» существующих, пусть и плохих, отношений пока силён – и его «пробоя вниз» не происходит, даже несмотря на целый ряд недавних локальных шоков. «Дело о складах» в Чехии не породило общеевропейской цепной реакции и нанесло в основном ущерб двусторонним отношениям Москвы и Праги. Большая часть членов ЕС вовлекаться в скандал желанием не горит. «Дело Навального» надолго останется токсичным активом. Но оно тоже не привело к фундаментальным сдвигам. Что касается Украины, то Москва не горит желанием ввязываться в военный конфликт, хотя и не отказывает себе в демонстрации силы. В определённой мере это даже снижает вероятность силового сценария решения конфликта. Хотя и не приближает политических развязок. В общем, существующие проблемы масштабны. Их кумулятивный эффект будет усиливаться. Но его веса для мер, предложенных в резолюции, явно недостаточно.

Единственной новацией, которая в настоящее время имеет политические перспективы, является предложение о новом механизме санкций по тематике коррупции. Подобный механизм недавно создан в Великобритании. Он предполагает заморозку активов лиц, которые подозреваются в вовлечённости в коррупционные связи. Еврокомиссия вполне может разработать предложения по такому механизму и вынести их на рассмотрение Совета ЕС. Шансы на его утверждение будут весьма велики. Впрочем, даже если он и будет использоваться против российских лиц, его влияние на экономические связи ЕС и России будет крайне низким. В этом и может быть заложен корень возможного успеха такой идеи. Еврокомиссия и Совет ЕС покажут, что они лояльны хоты бы некоторым требованиям Европарламента. При этом использование механизма останется в их руках, а риски для бизнеса будут минимальны.

Свои выводы из риторических упражнений Европарламента сделают и в Москве. Несмотря на то, что риски выполнения рекомендаций парламентариев ничтожны, это очередной стимул для российских властей продолжать работу над альтернативной финансовой инфраструктурой. В том числе совместно со своими зарубежными партнёрами, которые также являются мишенью односторонних ограничительных мер.

Демократия и управление
Какими будут отношения России и Европы?
Тимофей Бордачёв
Несмотря на то, что сейчас радикальные изменения всей сложившейся за последние тридцать лет системы отношений России и Европы выглядят достаточно драматически, уже через несколько лет мы будем жить в новой реальности. И в практическом отношении эта реальность не будет сильно отличаться от того, что есть сейчас, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.