Глобальные альтернативы – 2024
Тёмная сторона энергетической политики Брюсселя: пора похоронить «Зелёный курс»

Энергетический переход, осуществляемый в рамках концепции «Зелёного курса», является одним из самых сильных разрушительных факторов, влияющих на экономику Германии и, следовательно, на экономику Европы. Эту политику проводят прежде всего Еврокомиссия во главе с Урсулой фон дер Ляйен и кабинет Олафа Шольца. Экономические показатели ухудшились, цены на энергоносители стали бременем как для экономики, так и для общества, но политические решения продолжают следовать в русле политике Брюсселя, пишет Ульрике Рейснер, независимый политический обозреватель из Австрии. Первая и вторая части данного анализа были опубликованы ранее.

В начале марта Федеральное контрольно-ревизионное управление Германии представило специальный доклад о реализации энергетического перехода, касающийся безопасности поставок, доступности и экологической совместимости электроснабжения. Результат вызывает тревогу: безопасность поставок в Германию находится под угрозой. В докладе говорится: «Меры, принятые до сих пор для реализации энергетического перехода, являются недостаточными и, следовательно, таят в себе серьёзные риски для целей энергетической политики. Правительство Германии отстаёт от графика в расширении возобновляемых источников энергии и электросетей, а также в развитии резервных мощностей. (...) Срочное и необходимое расширение сети отстаёт от графика на семь лет и 6 тысяч километров». Для критически настроенных наблюдателей ситуации в Германии такое положение дел уже не вызывает удивления. Однако для общественности оно, скорее всего, станет большим сюрпризом, поскольку энергетические вопросы уже много лет находятся на вершине политической повестки дня как в Брюсселе, так и в Берлине.

Энергетический переход Германии

Корни энергетического перехода Германии уходят в 2014 год. Тогда кабинет канцлера Ангелы Меркель принял решение сократить выбросы углекислого газа до 750 миллионов тонн к 2020 году. Это соответствовало бы сокращению на 40 процентов по сравнению с 1990 годом. В 2016 году план защиты климата был представлен с ещё более амбициозной целью сокращения выбросов углекислого газа на 55 процентов к 2030 году и на 70 процентов к 2040 году. Впервые упоминался полный отказ от углерода и «нейтральный» баланс парниковых газов, то есть сокращение на 100 процентов.

Как часто бывает в политике, идея была недоработана. Не было ни расчёта затрат, ни оценки технической осуществимости, ни исследования влияния на конкурентоспособность немецкой экономики. В то время доля возобновляемых источников энергии в секторе электроэнергетики составляла около 30 процентов, на рынке отопления – 13 процентов, а на рынке топлива – 5 процентов.

Когда Немецкая академия наук и техники представила оценку расходов, её скрыли от общественности: оказалось. что сокращение выбросов на 90 процентов не только удвоит потребление электроэнергии в Германии, но и стоимость этого составит невероятные 4,1 триллиона евро. Только в химической промышленности, третьем по величине секторе Германии, спрос на электроэнергию резко возрастал. Вместо 54 TВт⋅ч этому сектору требовалось 600 TВт⋅ч электроэнергии.

«Зелёный курс» Брюсселя

В 2019 году Wall Street Journal назвал Германию страной с «самой глупой энергетической политикой в мире» из-за её решения о поэтапном отказе от атомной энергетики и угля. Однако это не помешало Еврокомиссии во главе с Урсулой фон дер Ляйен принять решение о климатически нейтральной Европе к 2050 году. Здесь амбициозная цель состоит в том, чтобы к 2050 году не было выбросов парниковых газов. «Зелёный курс» призван не только защитить окружающую среду, но и способствовать развитию экономики:

Европейский «Зелёный курс» также является спасательным кругом в условиях пандемии COVID-19. Одна треть из 1,8 триллиона евро инвестиций в рамках Плана восстановления ЕС Next Generation и семилетнего бюджета ЕС пойдёт на его финансирование.

Не так давно Комиссия определила новые политические цели в этом отношении: декарбонизация промышленности с использованием энергии ветра, гидроэнергетики, электролизеров и так далее, а также расширение мощностей по производству аккумуляторов, электромобилей, тепловых насосов и солнечных батарей.

Была также принята стратегия ЕС по промышленному управлению выбросами CO2, чтобы обеспечить инвестиции в технологии улавливания, хранения и повторного использования CO2. Эти дополнительные затраты, которые ложатся тяжёлым бременем на частную и государственную экономику в период экономической стагнации, всего лишь дополнение к высоким расходам на энергоносители, не в последнюю очередь обусловленным санкционной политикой ЕС в отношении Российской Федерации.

Политэкономия конфронтации
Ценовой порог на российскую нефть: механизм и последствия
Иван Тимофеев
Страны «Большой семёрки» полным ходом готовят санкционный режим, направленный на ограничение цены российской нефти и нефтепродуктов. США разрабатывают механизм применения таких санкций в опережающем порядке. Скорее всего, предлагаемая Вашингтоном схема станет ориентиром для американских союзников и партнёров. Новый режим санкций в виде правовых механизмов будет зафиксирован в ближайшее время. Как именно будет работать механизм и к каким последствиям приведёт его внедрение? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


«Зелёный курс» Европейского союза необходимо критиковать по трём причинам: он догматичен, поскольку не предусматривает альтернативных сценариев; он очень проблематичен экономически, поскольку обременяет промышленность Европы издержками и неопределённостью, ограничивая её международную конкурентоспособность; он технологически незрел и нереален: нет ни готовых к выпуску на рынок технологий, ни финансовых средств для реализации цели Еврокомиссии по сокращению чистых выбросов парниковых газов до нуля к 2050 году.

Ущерб экономике

Мы ранее писали о тёмной стороне энергетического режима Брюсселя, а также о стоящих за этим лоббистских интересах. Европейская комиссия вместе с Советом уже два года активно вмешивается в дела европейского энергетического рынка – без надлежащей законодательной процедуры, без привлечения Европарламента и игнорируя оговорки о суверенитете государств-членов. При этом она использует юридическую оговорку, предполагающую опасную экономическую ситуацию, которую можно преодолеть только с помощью чрезвычайных мер. События февраля 2022 года, ознаменовавшие начало «энергетического кризиса», явно стали основной, но не единственной причиной.

В соответствии с санкциями запрещена покупка, импорт или перевалка сырой нефти и некоторых нефтепродуктов морским путём из Российской Федерации в ЕС. Государства-члены установили верхний предел цен на нефть, действует запрет на импорт всех видов российского угля, запрет на новые инвестиции ЕС в российский горнодобывающий сектор, запрет на экспорт некоторых технологий нефтепереработки. Германия и Польша больше не импортируют российскую трубопроводную нефть.

Именно на этом фоне следует оценивать нынешнюю энергетическую политику Брюсселя и Берлина. В настоящее время её следствиями являются:

  • растущая неопределённость в области энергоснабжения из-за устаревших и ненадёжных сетей;

  • устойчиво высокие цены из-за санкций против Российской Федерации и Ирана и их влияния на энергетические рынки;

  • снижение конкурентоспособности из-за чрезмерных затрат, с потерей рабочих мест и социального обеспечения;

  • усиление авторитарных структур в Брюсселе из-за систематического злоупотребления закона о чрезвычайном положении. Компетенция и политическое пространство для манёвра Комиссии и Совета были значительно расширены без демократической поддержки и опоры на международное право.

Поставка доступной энергии в европейскую экономику становится необходимой на фоне растущего спроса на энергию в результате цифровизации и необходимости сохранения конкурентоспособности промышленности.

Любая мера, которая препятствует поставкам доступной энергии в Европу, в частности продолжение санкций или преждевременный выход из долгосрочных контрактов на поставку газа, наносит огромный ущерб европейской экономике и отбрасывает Европу назад на годы, если не на десятилетия.

Многополярность и взаимосвязанность
Тёмная сторона энергетического режима Брюсселя: лоббистские интересы
Ульрике Рейснер
Вводя санкции, Брюссель усиливает «энергетическую чрезвычайную ситуацию» и продлевает её. То, что преподносится населению как «энергетический переход», является частью экономической войны, ведущейся за счёт будущего Европы. О том, кому выгодна эта новая энергетическая политика, пишет Ульрике Рейснер, независимый политический обозреватель из Австрии. Первая часть данного анализабыла опубликована ранее и доступна по ссылке.

Мнения участников

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.