Многополярность и взаимосвязанность
Тёмная сторона энергетической политики Брюсселя: самодельный энергетический кризис

Оговорки о суверенитете государств-членов в законодательстве ЕС касаются их права самим определять условия использования своих энергетических ресурсов, а также свои источники энергии и общую структуру энергоснабжения. Еврокомиссия и Совет ЕС постоянно вмешиваются в европейский энергетический рынок, провоцируя разрастание европейского энергетического кризиса, пишет Ульрике Рейснер, независимый политический обозреватель из Австрии.

Еврокомиссия и Совет ЕС постоянно вмешиваются в европейский энергетический рынок – без надлежащей законодательной процедуры, без привлечения Европейского парламента и игнорируя оговорки о суверенитете государств-членов. Они используют сомнительную тактику, злоупотребляя статьями о чрезвычайном положении, в частности статьёй 122 Договора о функционировании ЕС (ДФЕС). Это позволяет Совету принимать меры квалифицированным большинством по предложению Комиссии. То, что задумывалось как чрезвычайный механизм, приобретает постоянный характер, подрывающий принципы верховенства закона и демократической подотчётности.

20 ноября 2023 года Европейская комиссия приняла для борьбы с энергетическим кризисом поправку к Временным мерам государственной помощи, продлевающую на шесть месяцев ограниченное количество разделов Временных мер.

Таким образом, Комиссия санкционирует государственные чрезвычайные меры против высокой стоимости электроэнергии до лета 2024 года. Эта корректировка даёт государствам-членам возможность сохранить схемы поддержки на отопительный сезон этой зимой и помочь предприятиям, которые продолжают страдать от экономических потрясений, вызванных событиями на Украине. Дидье Рейндерс, комиссар ЕС по юстиции, заявил: «Временные меры кризисного управления и управления изменениями оказались важнейшим инструментом, позволяющим государствам-членам оказывать необходимую поддержку предприятиям перед лицом исключительного экономического шока. Это демонстрирует, что Комиссия, когда это необходимо, может и хочет в полной мере использовать гибкость, доступную в соответствии с правилами оказания государственной помощи».

Соответственно, государства-члены могут продолжать предоставлять помощь для «управления кризисами», особенно в энергетическом секторе (например, меры по снижению спроса на электроэнергию и помощь для компенсации высоких цен на энергию). Комиссия подчёркивает, что российские, белорусские и иранские субъекты, подпадающие под санкции за действия, которые подрывают или ставят под угрозу территориальную целостность, суверенитет и независимость Украины, исключены из сферы действия мер.

Вмешательство в энергетический рынок

В Еврокомиссии уверяют, что эти меры должны помочь стабилизировать ситуацию на энергетических рынках, в том числе средние цены на газ и электроэнергию. Однако боевые действия на Украине продолжают порождать риски, а уязвимость энергетических рынков до сих пор не преодолена.

Временные меры были приняты государствами-членами 23 марта 2022 года и с тех пор несколько раз дополнялись и корректировались. Для энергетической отрасли особое значение имеют следующие акты:

  • Регламент Совета (ЕС) 2022/1369 от 5 августа 2022 года о скоординированных мерах по снижению спроса на газ. Среди прочего он предполагает добровольное сокращение потребления газа на 15 процентов и возможность Совета ЕС объявить «союзную тревогу», что влечёт за собой обязательство сократить спрос на территории Союза.

  • Регламент Совета (ЕС) 2022/1854 от 6 октября 2022 года о чрезвычайных мерах в ответ на высокие цены на энергоносители. Например, этот документ предусматривает сокращение валового потребления электроэнергии в государствах-членах на 10 процентов и снижение на 5 процентов в часы пик.

  • Регламент Совета (ЕС) 2922/2576 от 19 декабря 2022 года о большей солидарности посредством координации закупок газа, надёжных ценовых ориентиров и трансграничного обмена газом с правилами агрегирования спроса и совместных закупок газа.

  • Регламент Совета (ЕС) 2022/2577 от 22 декабря 2022 года, предусматривающий ускоренное внедрение возобновляемых источников энергии, а также правила приоритета планирования, строительства и эксплуатации установок и сооружений для производства энергии из возобновляемых источников, их подключения к сетям и хранилищам.

  • Регламент Совета (ЕС) 2022/2578 от 22 декабря 2022 года о механизме коррекции рынка для защиты граждан Союза и экономики от чрезмерных цен с правилами мониторинга цен и введения механизма коррекции.

В конце марта 2023 года Регламентом (ЕС) 2023/706 были внесены поправки в Регламент (ЕС) 2022/1369, согласно которым период снижения спроса продлевается до конца марта 2024 года.

Энергетика – не политика: замена углеводородов на другие энергоносители не должна лишать людей права на доступ к электроэнергии
Константин Симонов
В 2019 году почти 85% мирового энергобаланса приходилось на углеводороды. И их замена на другие энергоносители не должна лишать людей права на развитие и доступ к электроэнергии, считает Константин Симонов, один из авторов нового Валдайского доклада, который был представлен 2 июля в ходе Международной конференции клуба «Валдай» и Азербайджанского центра анализа международных отношений. Экспертная сессия «Мировая энергетика в контексте трансформации мирового порядка» в рамках конференции прошла с участием министров энергетики двух стран Александра Новака и Парвиза Шахбазова.

Мнения участников


Устранение оговорок относительно суверенитета государств-членов

С точки зрения законодательства ЕС эти правила имеют слабую основу. Дело в том, что правовая основа для принятия мер в энергетическом секторе состоит, с одной стороны, из так называемой «внутренней рыночной компетенции» (статья 114 ДФЕС), положений Договора о Евратоме, статьи 170 и далее ДФЕС (в отношении трансъевропейских сетей) и статьи 191 и далее ДФЕС (по экологической политике).

С другой стороны, Лиссабонский договор ввёл отдельные правила для энергетической политики ЕС (статья 194 ДФЕС). Эта энергетическая политика призвана среди прочего обеспечить безопасность энергоснабжения в Союзе «в духе солидарности между государствами-членами». Меры в этом контексте должны приниматься Европейским парламентом и Советом «в соответствии с обычной законодательной процедурой», предусматривающей консультации с Социально-экономическим комитетом и Комитетом регионов.

Оговорки о суверенитете государств-членов касаются их права самим определять условия использования своих энергетических ресурсов, а также свои источники энергии и общую структуру энергоснабжения.

Такое сочетание обычной законодательной процедуры и оговорок о суверенитете государств-членов имеет большое значение с точки зрения принципов верховенства закона и демократической подотчётности.

Однако сейчас эти основные принципы выбрасываются за борт. Комиссия и Совет уже почти два года вмешиваются в европейский энергетический рынок без надлежащей законодательной процедуры, без привлечения Европарламента, игнорируя суверенитет государств-членов.

Это стало возможным, поскольку указанные чрезвычайные меры основывались не на статье 194 ДФЕС, а на статье 122 пункте 1 ДФЕС, которые предусматривают следующее: «Без ущерба для любых других процедур, предусмотренных в Договорах, Совет по предложению Комиссии может принять решение в духе солидарности между государствами-членами о мерах, соответствующих экономической ситуации, в частности если возникают серьёзные трудности в поставках определённых продуктов, особенно в области энергетики».

В отличие от обычной законодательной процедуры, Европейский парламент вообще не участвует в применении статьи 122 пункта 1 ДФЕС, даже в форме права быть выслушанным или права на информацию. Комитет регионов и Социально-экономический комитет также не задействуются. Кроме того, ни оговорка о суверенитете государств-членов, ни принцип единогласия в Совете к мерам финансового характера не применяются – достаточно квалифицированного большинства. Квалифицированное большинство достигается, если одновременно выполняются два условия: 55 процентов государств-членов (15 из 27) голосуют за предложение и оно поддерживается государствами-членами, которые вместе представляют не менее 65 процентов голосов от общей численность населения ЕС.

Фактически пять из шести упомянутых выше регламентов не были приняты единогласно: Польша проголосовала против Регламента (ЕС) 2022/1369, Регламента (ЕС) 2022/1854 и Регламента (ЕС) 2023/706; Словакия проголосовала против Регламента (ЕС) 2022/1854; Венгрия проголосовала против Регламента (ЕС) 2022/2577, Регламента (ЕС) 2022/2578 и Регламента (ЕС) 2023/706; Нидерланды и Австрия воздержались при голосовании по Регламенту (ЕС) 2022/2578; Италия воздержалась при голосовании по Регламенту (ЕС) 2023/706.

 Проблемы с верховенством права

Компетенция ЕС в области энергетической политики и связанные с ней цели чётко определены в статье 194 пункте 1 ДФЕС. К ним относятся функционирование энергетического рынка, безопасность энергоснабжения, повышение энергоэффективности и развитие возобновляемых источников энергии, а также содействие объединению энергетических сетей. Согласно статье 194 пункту 2 ДФЕС, ЕС уполномочен принимать меры для достижения этих целей. Но такие меры не должны нарушать суверенное право государств-членов определять свои собственные национальные источники энергии и структуру своего энергоснабжения. Эта так называемая оговорка о суверенитете не позволяет ЕС напрямую вмешиваться в вышеупомянутые области энергетической политики.

Однако именно это и происходит вот уже почти два года. Комиссия и Совет систематически и злоупотребляют статьёй 122 пунктом 1 ДФЕС, хотя

  • прерывается демократическая связь с сувереном (сообществом народов государств-членов);

  • подрываются фундаментальные принципы верховенства закона, включая надлежащую законодательную процедуру и соответствующие механизмы контроля;

  • устраняется оговорка о суверенитете государств-членов в сфере собственного энергоснабжения.

  • «дух солидарности» ограничивается квалифицированным большинством голосов в Совете;

  • Комиссия закрепляет эти институционализированные злоупотребления, продлевая чрезвычайные меры.

 Энергетический кризис создан искусственно

Если чрезвычайные меры основаны на статье 122 пункте 1 ДФЕС, нужно обосновать наличие необходимых условий. Следовательно, должна существовать нестабильная экономическая ситуация или её угроза, а также связь между причиной этой ситуации и целью, которую предполагается достичь с помощью вводимых мер.

Между тем Комиссия и Совет сами вносят значительный вклад в сохранение «опасной экономической ситуации» (энергетического кризиса).

В июне прошлого года, например, Совет запретил покупку, импорт и транспортировку сырой нефти и некоторых нефтепродуктов морским путём из России в ЕС в рамках шестого пакета санкций. Так как большая часть российской нефти, поставляемой в ЕС, транспортируется по морю, это эмбарго должно затронуть почти 90 процентов импорта российской нефти в Европу.

Страны-члены также установили потолок цен на нефть. Он применяется к сырой нефти с декабря 2022 года и к нефтепродуктам с февраля 2023 года и может корректироваться со временем.

Искусственное разрастание европейского энергетического кризиса включает также запрет на импорт всех видов российского угля, запрет на новые инвестиции ЕС в российский горнодобывающий сектор, запрет на экспорт некоторых технологий нефтепереработки или прекращение возможности Германии и Польши импортировать российскую трубопроводную нефть.

Другие меры, которые Комиссия и Совет приняли для реализации этой «энергетической диктатуры», и интересы, которым она служит, являются предметом второй части настоящего анализа, который будет вскоре опубликован на сайте клуба «Валдай».

Правила и ценности
Зима близко: социальные ожидания от первой военной зимы в Европе
Жак Сапир
«Война возвращается в Европу» – это уже звучит как новая мантра. Но война никогда не исчезала полностью и до Украины. Например, предыдущие военные зимы в Европе были связаны с кровавым раздроблением Югославии. Однако конфликт на Украине обладает серьёзными геополитическими последствиями, меняющими правила игры. И хотя в ЕС ведутся обнадеживающие разговоры о перспективах на эту зиму, то, что она будет сложной и может быть холодной и тёмной, – очевидный факт, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук и МГУ имени М.В.Ломоносова.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.