Правила и ценности
Зима близко: социальные ожидания от первой военной зимы в Европе

«Война возвращается в Европу» – это уже звучит как новая мантра. Но война никогда не исчезала полностью и до Украины. Например, предыдущие военные зимы в Европе были связаны с кровавым раздроблением Югославии. Однако конфликт на Украине обладает серьёзными геополитическими последствиями, меняющими правила игры. И хотя в ЕС ведутся обнадеживающие разговоры о перспективах на эту зиму, то, что она будет сложной и может быть холодной и тёмной, – очевидный факт, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук и МГУ имени М.В.Ломоносова.

Санкции нанесли большой ущерб отношениям в сфере энергетики между Россией и ЕС. Последствия энергетической засухи, причём не только газовой, но и угольной и нефтяной, особенно значимы на фоне того, что быстрых альтернатив не будет (сейчас не времена Маргарет Тэтчер…).

Чтобы понять масштаб проблемы, мы должны сначала понять степень энергетической зависимости ЕС от России. Эта ситуация возникла не сразу и не на пустом месте. Некоторые обвиняют прошлых лидеров, например Ангелу Меркель. Но это во многом несправедливо. Основной причиной такой зависимости является хладнокровный экономический расчёт. Дешёвая энергия из России рассматривалась разными странами ЕС как возможность и даже условие повышения своей экономической конкурентоспособности в мире.

Решение использовать российский газ, нефть и даже уголь было принято в 1990-х годах и начале 2000-х годов. Этот выбор стал решающим для некоторых стран, в частности для Германии, поскольку они начали ощущать давление конкуренции со стороны азиатских государств (в основном Китая) и изо всех сил старались сохранить своё конкурентное преимущество. Драматическая авария на Фукусиме и её политические последствия в Германии, конечно же, помогли закрепить политический консенсус в отношении энергетического баланса, предполагающего сильную зависимость от российской энергии. Но даже без торга с «зелёными» такой подход имел смысл из экономических соображений.

Возникла ситуация, которую лучше всего можно описать с помощью данных Евростата.

Energy Import-1.png

Теперь, на фоне конфликта на Украине, санкции, принятые странами ЕС, провоцируют глобальный энергетический кризис. Люди забывают, что именно тот факт, что страны ЕС приняли экономические и финансовые санкции и отказались от решения, предложенного российской стороной, помешал продолжению поставок из России. Забыто и то, что эти санкции не изменили ключевой роли России как поставщика разных видов сырья. Политические и экономические соображения плохо сочетаются. Этот кризис был особенно болезненным в странах ЕС, где цены на энергоносители выросли в значительной степени, что уже вынудило некоторые малые и средние предприятия прекратить свою деятельность (более 1200 только в Германии).

В связи с прекращением поставок энергоносителей из России были изучены вероятные способы замены. Замена газа возможна, но для этого нужен СПГ. Однако ЕС импортировал в три раза больше российского «трубопроводного» газа, чем СПГ. Кроме того, регазификационные мощности немногочисленны и уже работают практически на полную. Замена российского газа на сжиженный потребует строительства в три раза большего количества инфраструктурных объектов, что займёт от трёх до пяти лет. Также потребуется строить множество танкеров для перевозки СПГ, а это много времени и большие деньги. Кстати, сжиженный газ по своей природе дороже «трубопроводного». Даже когда будет произведена полная замена, странам ЕС придётся платить на 25–33 процента больше. Это отнюдь не улучшит экономическую конкурентоспособность.

Политэкономия конфронтации
Огонь по своим: санкции против «Газпрома» спровоцировали новый газовый кризис в Европе
Виталий Ермаков
Беспорядочный «огонь по своим» в результате канадских санкций против «Газпрома» вызвал масштабный газовый кризис в Европе. Планы Европы закачать 80 миллиардов кубометров в хранилища к началу отопительного сезона оказались под угрозой. Вместо пополнения газовых хранилищ в июле Европа их будет опустошать, и возможности вывести запасы в хранилищах на нужный уровень к началу отопительного сезона вызывают сомнения, пишет Виталий Ермаков, эксперт Центра комплексных европейских и международных исследований, Высшая школа экономики.
Мнения экспертов


Зависимость от нефти несколько менее выражена, и заменить нефть теоретически проще. Однако на данный момент эксперты нефтяного рынка, мягко говоря, скептически относятся к готовности стран так называемой группы ОПЕК+ значительно увеличить добычу. Более того, зависимость будет ещё выше, если обратить внимание на рафинированные нефтепродукты. Замена возможна, но потребует значительного времени и затрат.

Российский импорт угля (и кокса) тоже можно заменить, но шахты в США, Польше и Австралии опять же уже работают на полную мощность. Импорт угля из США был эквивалентен 38 процентам импорта из России, а из Австралии – 30 процентам. Это показывает степень необходимого увеличения производства, чтобы замена была эффективной. Такой процесс потребует времени – от 1,5 до 2 лет – и будет стоить дорого. Причём энергетика – не единственный вопрос, который стоит на кону. Нефть и газ также используются в качестве сырья для химической промышленности. Так что глобальное удорожание должно коснуться не только домохозяйств, которые могли бы кое-где сократить энергопотребление, но и производства, и, естественно, экономики в целом.

Быстрая оценка ситуации показывает, что замена поставляемой Россией энергии другими источниками возможна, но факторы времени и цен туманны и, безусловно, будут значительными. Даже без учёта инвестиционных затрат, которые будут высокими, произойдёт общий рост стоимости энергии, что весьма пагубно скажется на экономической конкурентоспособности. Но самым важным является фактор времени. Даже если предположить, что страны ЕС сделают всё возможное, чтобы к осени 2025 года иметь эффективную замену, то что будет с зимами 2022–2023, 2023–2024 и 2024–2025 годов?

Ещё один большой знак вопроса: какие страны наиболее уязвимы? МВФ прорабатывал данную тему. Его доклад, вероятно, недооценивает экономические последствия энергетического голодания ЕС, но всё же это весьма полезная оценка. Если принять в качестве показателей объём импортируемой энергии, а также размер экономики страны и её промышленности, становится ясно, что наиболее уязвимыми странами являются Германия, Италия, Испания и Франция. Уязвимее всего из них явно Германия – как с точки зрения объёма импортируемой энергии, так и с точки зрения её типов. Для Франции проблема в основном с жидким топливом. Глобальным экономическим воздействием может стать сокращение ВВП в 2023 году примерно на 2 процента, а возможно, и больше. Это приведёт к увеличению безработицы, что, в сочетании с инфляцией, может породить этой зимой и в последующие месяцы серьёзное социальное недовольство.

Санкции, введённые против России странами ЕС, порождают эффект бумеранга, способный создать глобальный энергетический кризис. Шок экономики ЕС, вероятно, будет ощущаться как зимой 2023 года, так и позднее. Соответственно, именно в это время возникнут важнейшие политические вопросы о целесообразности политики стран ЕС в отношении России.

Взрывы на «Северных потоках»: геополитика прерванных энергетических связей. Дискуссия
10.10.2022
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.