Дипломатия после институтов
Когда и как может решиться судьба ядерной сделки с Ираном

Ни Вашингтон, ни Тегеран не хотят провала Венских переговоров и обострения конфронтации. Обе стороны приходят к пониманию, что не смогут достичь своих максималистских целей, а значит, нужны промежуточные компромиссные договорённости для сохранения на плаву ядерной сделки хотя бы на ближайшее время, в течение которого можно продолжить поиски более долгосрочных решений, пишет Александр Марьясов, российский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Иране (2001–2005).

Почти год в Вене продолжаются переговоры по вопросу возобновления действия Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной проблемы (СВПД).

Этот важный нераспространенческий документ, согласованный между США и Ираном при посредничестве Англии, Франции, Германии, России и Китая, заметно ограничивал ядерную деятельность Тегерана в обмен на снятие антииранских санкций и фактически закрывал ему путь к разработке ядерного оружия.

Однако выход США из СВПД при администрации президента-республиканца Дональда Трампа в 2018 году и последовавший в качестве ответного шага отказ Ирана от выполнения ряда своих обязательств по ядерной сделке создали серьёзную угрозу перспективам ядерного нераспространения. Иран стал поэтапно увеличивать объёмы и степень обогащения урана, проводить работу по совершенствованию центрифужного оборудования. Это вызывало беспокойство у США и других западных стран, опасавшихся переключения ядерной деятельности Ирана на разработку ядерного оружия, хотя Тегеран неоднократно заявлял об отсутствии у него подобных намерений. Такие опасения, а также провал политики максимального санкционного давления на Иран, подтолкнули администрацию президента-демократа Джозефа Байдена к решению вернуться в СВПД.

В апреле 2021 года в Вене стартовали непрямые ирано-американские переговоры при посредничестве остальных участников СВПД. Под давлением противников ядерной сделки в американском истеблишменте переговорная команда США пыталась дополнить текст СВПД положениями о продлении сроков ограничения ядерной деятельности Тегерана (sunset clauses) и о введении ограничений на его ракетную программу и региональную деятельность. Когда сделать этого не удалось, Вашингтон хотел добиться согласия Тегерана на разработку нового, «улучшенного» соглашения по ядерным вопросам.

Протесты в Иране: против администрации Роухани, но не за администрацию Трампа
Хамидреза Азизи
«Бензиновые» протесты в Иране явились чётким свидетельством глубины конфронтации между США и Исламской Республикой Иран. Представители администрации США, похоже, были убеждены, что их политика по оказанию «максимального давления» на Иран оказалась успешной, что привело иранский народ к восстанию против правительства. По иронии судьбы недавние протесты не только не приведут к смене режима в Иране, но и помогут консервативному лагерю в иранской политической системе получить больше власти и влияния. Это резко контрастирует с тем, чего США ожидали и пытались достичь, пишет Хамидреза Азизи, старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран).
Мнения экспертов


Команда иранского президента Хасана Роухани, ориентировавшегося на восстановление связей с Западом, была склонна пойти на компромиссы с целью скорейшего возвращения США в СВПД для восстановления своего пошатнувшегося имиджа и укрепления позиций иранских либералов перед предстоявшими в июне 2021 года президентскими выборами. Однако иранские консерваторы, к тому времени установившие контроль над парламентом, жёстко пресекали «соглашенческие» намерения Роухани, требуя неукоснительного выполнения ранее принятого меджлисом закона об активизации выполнения иранской ядерной программы.

С победой на президентских выборах консерватора Ибрахима Раиси переговорные позиции Тегерана заметно ужесточились. Иранцы требовали восстановления СВПД в его первоначальной редакции без всяких дополнений и изъятий. Принципиально важным они считали первостепенное снятие Вашингтоном всех санкций, наложенных на Иран администрацией Трампа, а также предоставление американской стороной гарантий того, что будущая администрация США не выйдет из ядерной сделки.

Все состоявшиеся до сих пор раунды Венских переговоров проходили в позиционной борьбе. Однако постепенно к обеим сторонам, объективно заинтересованным в восстановлении СВПД, приходило понимание того, что без достижения хотя бы минимальных и позволяющих сохранить лицо компромиссных развязок договориться о сохранении ядерной сделки не получится. Закрепить такое понимание в переговорах стремились страны-посредники, в том числе и Россия, предлагавшая реализовать тактику постепенного, пошагового снятия взаимных озабоченностей Тегерана и Вашингтона. В практическую плоскость перешло обсуждение вопросов о конкретных областях и объёмах снимаемых санкций и последовательности действий сторон. По последним заявлениям официальных представителей Ирана, США и стран-посредников, проект документа о восстановлении СВПД в целом практически согласован. Однако остаются нерешёнными несколько вопросов, в том числе об исключении Корпуса стражей исламской революции (КСИР) из американского списка террористических организаций в обмен на согласие Ирана ограничить свою военную активность в регионе, включая прекращение атак на американские объекты, и о гарантиях невыхода США из СВПД в будущем.

Иран предпринял ряд шагов, чтобы создать позитивную атмосферу вокруг Венских переговоров. Между Тегераном и МАГАТЭ достигнута договорённость о разрешении вопросов проведения инспекций на некоторых ядерных объектах Ирана с целью прояснения достоверности информации о возможных военных аспектах его ядерной деятельности в прошлом. По подтверждённым МАГАТЭ сведениям, Иран приступил к конвертации части своих запасов высокообогащённого до 60 процентов урана в материалы для производства медицинских изотопов.

Тегеран освободил из тюрьмы двух лиц двойного ирано-британского гражданства в обмен на размораживание Лондоном 530 миллионов долларов, выплаченных ещё шахским режимом за заказанную, но не поставленную в Иран военную технику.

Определённое воздействие на переговоры в Вене оказывает ситуация, возникшая в связи с проведением вооружёнными силами России специальной военной операции на Украине. Защищая свои интересы, Москва потребовала от Вашингтона гарантии того, что вводимые им санкции против России не затронут вопросы её сотрудничества с Ираном как в рамках реализации СВПД, так и в целом в рамках торгово-экономических и военно-технических связей двух стран. Это вызвало опасения по поводу того, что Москва может осложнить переговорный процесс. Однако напряжённость спала, когда США предоставили такие гарантии в части ядерного сотрудничества с Ираном, а Россия удовлетворилась этим. В ходе визита в Москву министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахияна 15 марта Сергей Лавров заверил своего иранского коллегу, что Россия, как и раньше, будет всемерно содействовать восстановлению СВПД.

Смягчению позиции Вашингтона на переговорах в Вене может способствовать топливный кризис в США, усугубившийся после введения запрета на ввоз в Америку энергоносителей из России. Нельзя исключать, что в поисках новых рынков закупки нефти США могут ослабить или даже снять эмбарго на экспорт иранской нефти, чего активно добивается Тегеран.

Становится всё более очевидным, что ни Вашингтон, ни Тегеран не хотят провала Венских переговоров и обострения конфронтации. Обе стороны приходят к пониманию, что не смогут достичь своих максималистских целей, а значит, нужны промежуточные компромиссные договорённости для сохранения на плаву ядерной сделки хотя бы на ближайшее время, в течение которого можно продолжить поиски более долгосрочных решений. Складывается ситуация, которую можно охарактеризовать образным выражением: худой мир лучше доброй ссоры.

Видимо, стоит ожидать, что, если не случится чего-либо непредвиденного, вышеуказанные договорённости между Ираном и США будут достигнуты уже в ходе следующих раундов переговоров.

Россия и глобальные риски
Возвращение к СВПД: кнуты и пряники США и Ирана
Зохрэ Ханмохаммади
Несмотря на то что выборы в США закончились, и администрация Байдена имеет достаточно шансов определить свои внешнеполитические приоритеты, предстоящие президентские выборы в Иране могут изменить приоритеты внешней политики Тегерана и будущее СВПД. О том, к чему может привести система сдержек и противовесов, пишет Зохрэ Ханмохаммади, исследователь в Тегеранском институте (Иран). Материал подготовлен по итогам дискуссии «Возврат к сделке? Новая администрация США и перспективы СВПД». Комментарий с российской стороны от Ивана Тимофеева на ту же тему читайте по ссылке.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.