Cмотреть
онлайн-трансляцию
КНДР: смена курса вместо новогодней речи?

В 2020 году Ким Чен Ын впервые не произнёс новогоднюю речь, которую эксперты обычно воспринимали как подведение итогов прошедшего года и объявление планов на будущее. Эти месседжи всегда отличались определённой искренностью в том смысле, что не носили декларативный характер. Поставленные задачи чётко стремились выполнять. Отсутствие традиционной речи было связано с тем, что эту роль взяли на себя итоговые тезисы Пленума ЦК ТПК, который прошёл с 28 по 31 декабря 108 года чучхэ (2019) в штаб-квартире ЦК партии. Чем ещё отличалось последнее «послание» и почему 2020 год может стать годом повышения напряжённости на Корейском полуострове, пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

В 2019 году это был второй пленум. Первый был проведён в апреле и запомнился требованием сосредоточить все силы на развитии экономики, а также заявлением о том, что Северная Корея будет продолжать прежний курс на разрядку до конца года. Но если Соединённые Штаты не изменят свой подход, стратегия будет изменена.

Этот тезис КНДР неоднократно повторяла в течение всей осени 2019 года. Но США так и не пошли на существенные шаги навстречу. Связано это было как с неустойчивостью положения Дональда Трампа, который на фоне внутриполитической ситуации в Америке не мог позволить себе того, что его враги назвали бы неприемлемыми уступками тирану, так и общей неготовностью Вашингтона к реальным ответным действиям.

После заявлений КНДР о том, что Трамп сам выберет свой рождественский подарок, до конца 2019 года все ждали ракетных пусков, но этого не случилось. Однако изучение доступных на данный момент итогов пленума говорит о том, что Северная Корея несколько меняет курс.

Наибольшее внимание автора привлекли следующие моменты.

Следующий год для Северо-Восточной Азии будет непростым
Андрей Ланьков
До начала 2020 года остаётся совсем немного, и специалисты по делам Корейского полуострова с определённым напряжением ожидают наступающих новогодних праздников – точнее, того, что за ними последует. Похоже, что следующий год для Северо-Восточной Азии будет годом, мягко скажем, непростым – в регионе назревает новый кризис, пишет Андрей Ланьков, профессор сеульского Университета Кунмин.
Мнения экспертов

Во-первых, приоритетное отношение к строительству экономики остаётся, и возвращение к термину «пёнчжин» не состоялось. «Два года мирной передышки» были использованы для того, чтобы подготовить экономику страны к новому витку экономических санкций, который всё больше напоминает блокаду. Напомним, что по нынешним документам в КНДР запрещено ввозить даже иголки, ножи, вилки, велосипеды и котлы.

В таких условиях Киму требуется максимально снизить зависимость от экспорта и заложить условия для того, чтобы падение качества жизни не чувствовалось как минимум ещё год-два.

Во-вторых, виден курс на закручивание гаек в сфере идеологии. Тема борьбы с несоциалистической культурой может пониматься по-разному, и антипхеньянски настроенные эксперты даже предполагают, что речь может пойти о сворачивании рыночных процессов. Автор же считает, что речь скорее пойдёт об ужесточении режима секретности и наказании за использование чуждого культурного контента. Некоторые шаги в этом направлении уже предпринимались. Так, по сообщению Андрея Ланькова, усложнился режим фотографирования, в частности – непроверенным туристам нельзя снимать панораму Пхеньяна со смотровой площадки на Монументе идей чучхэ.

Правда, надо понимать, что в предвоенной обстановке такие ограничения понятны: со времен Второй мировой войны сбор и обработка лежащих в открытом доступе гражданских фотографий оказывали военным большую поддержку при планировании операций.

В-третьих, хотя радикальной смены стратегии не было, вся подготовка к этому была выполнена. При этом Ким оставил себе пространство для манёвра. С одной стороны, миру пообещали «новое стратегическое оружие», с другой – не раз бывало, что под подобным термином понимались не военно-технические инновации, а нерушимая любовь народа к вождю.

То же самое можно сказать и про отмену моратория. В том виде, в каком он существовал, это был акт доброй воли Ким Чен Ына. Хотя на саммите в Ханое северокорейцы предлагали превратить его в юридически обязывающий документ, переговоры тогда сорвались, и упрекать Кима особенно не в чем. Кроме того, отмена моратория не означает, что ядерные испытания и пуски МБР начнутся немедленно.

Это особенно важно в связи с тем, что от оскорбительных высказываний в адрес Дональда Трампа или Мун Чжэ Ина воздержались, и по итоговым документам пленума нельзя сказать, что диалог с США разорван полностью. Да, северяне занимают более наступательную позицию и повышают планку требований. Да, они открыто готовятся к худшему варианту, но при этом остаются открыты для реально прорывных предложений с американской стороны.

Что нас ждёт дальше? На взгляд автора, многое зависит от того, как будет развиваться внутриполитическая ситуация в Америке и насколько северокорейские американисты смогут сделать из этого правильные выводы.

Представляется, что в Пхеньяне понимают, что любой преемник Трампа вряд ли будет настолько прагматичен, чтобы продолжать его курс. И если Трамп не удержится на выборах 2020 года или подвергнется импичменту ранее (что маловероятно, но возможно), то нет смысла сейчас подписывать соглашение, которое в самом ближайшем времени может быть дезавуировано или ревизовано.

Импичмент Трампу: политическая система США входит в эпоху «борьбы без правил»
Дмитрий Суслов
Импичмент, вынесенный Палатой представителей Дональду Трампу, будет означать законотворческий паралич, неспособность принимать бюджеты, множественные шатдауны. Любые вопросы, в том числе внешнеполитические, станут рассматриваться сквозь призму внутриполитической борьбы, считает эксперт клуба «Валдай» Дмитрий Суслов. Внешняя политика США всё больше превращается в площадку борьбы демократов и республиканцев. Относительно легко будут приниматься лишь те решения, по которым между партиями есть консенсус. Их очень немного, и к их числу как раз относится конфронтация с Россией. Обострение политической борьбы в США не оставляет никакого шанса на ослабление американской политики сдерживания России.
Мнения экспертов

Второй фактор, который может оказать влияние на ситуацию, – отношения США и КНР. Они имеют тенденцию к ухудшению, и это позволяет Киму рассчитывать на два момента. Первый – китайская поддержка, которую мы наблюдали совсем недавно в форме совместного предложения Москвы и Пекина о смягчении режима санкций. Это может означать, что даже в случае усиления давления Китай может искать лазейки в законах или смотреть на многое сквозь пальцы. Второй момент – есть шанс, что на фоне более жёсткого противостояния Пекина и Вашингтона Пхеньян «отсидится на заборе», и про него все временно забудут.

Внимательно наблюдают в КНДР и за ситуацией на Ближнем Востоке. С одной стороны, с точки зрения циничного стратега, Иран – более удобная цель для «показательной порки». С другой, Иран и КНДР нередко обмениваются военными технологиями, и атака американских баз высокоточным оружием может оказаться следствием военного сотрудничества. С третьей, в случае серьёзного столкновения США и Ирана корейский вопрос может оставаться на паузе. И в любом случае – наличие ядерного оружия показывает, что некоторые политические ходы в отношении Севера уже не действуют.

Конечно, обидно, что двухлетнему периоду относительной разрядки может прийти конец. Причина этого, по мнению автора, в том, что на каком-то этапе два прагматика пришли к выводу, что раз проблему нельзя решить, можно сделать вид, что выход ищется, а проблему поставить на паузу. Однако даже имитация поисков выхода требует каких-то шагов с обеих сторон. А к этому Америка оказалась не готовой.

Наиболее важным требованием КНДР было смягчение санкций, но проблема в том, что в США, отказывая Киму в праве на добрую волю, воспринимают санкции как единственный эффективный рычаг принуждения. В итоге, судя по итоговым документам пленума, в Пхеньяне решили, что в нынешней обстановке на отмену санкций надеяться нет смысла, и строить политику надо, исходя из худшего варианта.

Как бы то ни было, 2020 год может стать годом повышения напряжённости на Корейском полуострове.

Чучхэ 2.0? Как КНДР адаптируется к современному миру
Ли Чжэ Ён
В рамках проекта «Восточный ракурс» Президент Корейского института международной экономической политики (KIEP) Ли Чжэ Ён рассказал ru.valdaiclub.com о перспективах преодоления напряжённости на Корейском полуострове.  
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.