Азия и Евразия
Индия на пороге перехода к статусу одной из ведущих мировых держав

Мы живём в мире, где Pax Americana потеряла свой блеск. Времена однополярности и американского универсализма прошли. Мы наблюдаем подъём Китая, возрождение России в Евразии и рост держав среднего уровня, в частности Индии. Контуры нового более хаотичного и полицентричного мироустройства постепенно проявляются. Индия находится на пороге перехода от балансирования между центрами силы к статусу одной из ведущих мировых держав, пишет Б. К. Шарма, директор Объединённого Института оборонных исследований в Дели.

Пока энергично развивающаяся Индия находится в процессе перехода от балансирования между центрами силы к статусу глобальной державы, в стратегически близких нам регионах и за их пределами быстрыми темпами разворачиваются беспрецедентные геополитические события. Глобализация и мировой порядок столкнулись с тремя стратегическими потрясениями – пандемией COVID, талибанизацией Афганистана и украинским кризисом, – что имеет последствия и для Индии. В результате формируется стратегическая среда, характеризующаяся волатильностью, неопределённостью, неоднозначностью и сложностью. В Евразии и Индо-Тихоокеанском регионе началась новая Большая игра с рисками распространения на такие стратегические рубежи, как арктический регион, технологии, торговля, киберпространство, космическое пространство и когнитивное пространство. Мы являемся свидетелями растущей тяги к многоплановым войнам, сочетающим политику, экономику, дипломатию, вооружённые силы, технологии и другие элементы, включая такие факторы, как национальная мощь, ресурсы, участие государственных и негосударственных субъектов, использование средств военных и невоенных, линейных и нелинейных, кинетических и некинетических, которые беспрепятственно применяются по всему спектру конфликта и вверх по лестнице эскалации.

Границы между классическими межгосударственными войнами и мирным сосуществованием размыты конфликтами в «серой зоне». В нарастающем противостоянии мы видим обновление возглавляемого США Евроатлантического альянса (НАТО), восточноазиатских альянсов безопасности, (QUAD и AUKUS) с одной стороны и стратегических объятий Китая и России – с другой. Это поставило средние и малые державы перед дилеммой, заставив их хеджировать, согласовывать и перебалансировать свои стратегические интересы с учётом противоборствующих колоссов. По иронии судьбы международные институты, особенно СБ ООН, стали практически бессильными в предотвращении и регулировании конфликтов. Историческая враждебность, противоречивые основные интересы, наличие нестабильных горячих точек, опасные военные манёвры на фоне углубляющегося стратегического недоверия и отсутствие механизмов предотвращения конфликтов в совокупности повышают вероятность военной конфронтации в ущерб глобальному миру.

Ситуация со стратегической безопасностью Индии также нестабильна. Страна продолжает сталкиваться с гибридными угрозами, исходящими от пакистано-китайских отношений и растущей политико-экономической нестабильности в Южной Азии. Эволюция стратегического развития требует более тонкого и сложного понимания стратегической среды и её влияния на национальную стратегию и внешнюю политику Индии. Индия должна стать важным игроком в своём стратегическом соседстве и ведущим участником формирования геополитики Евразии и Индо-Тихоокеанского региона.

Азия и Евразия
Индия между Россией, США и Китаем
Алексей Куприянов
За предыдущие десятилетия индийские политические элиты хорошо освоили тонкое искусство балансирования между несколькими полюсами, научившись обращать на пользу своей стране разногласия других великих держав. Нет сомнений, что они преуспеют и в этот раз, полагает Алексей Куприянов, руководитель Группы Южной Азии и региона Индийского океана Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН.
Мнения экспертов


Миссия Индии

Индия стремится быть непоколебимо суверенной, дипломатически автономной, экономически сильной, социально сплочённой, мощной в военном отношении, культурно яркой, передовой в области науки и техники, прагматичной и влиятельной в международных делах страной с уверенным и удовлетворённым населением, стремящейся к достойному сосуществованию и спокойствию в многополярном мире. В основе национальных интересов Индии лежат благополучие её граждан, национальный имидж и влияние. Для достижения этих высоких целей крайне важно развивать комплексную мощь государства и настраивать её для продвижения национальных интересов. При этом всестороннее национальное развитие Индии должно быть основано на стабильной стратегической среде. Таким образом, основная цель внешней политики Индии состоит в том, чтобы успешно ориентироваться в сложной стратегической ситуации и вывести Индию на видное место в сообществе наций.

Стратегическое сканирование горизонта

С точки зрения реальной политики Индия признаёт, что поведение государств будет по-прежнему определяться социал-дарвинизмом, подразумевающим отсутствие постоянных друзей или врагов. Национальные интересы, выживание наиболее приспособленных и баланс сил останутся основными факторами, что означает риск «ловушки Фукидида». Мы живём в мире, где Pax Americana потеряла свой блеск. Времена однополярности и американского универсализма прошли. Мы наблюдаем подъём Китая, возрождение России в Евразии и рост держав среднего уровня, в частности Индии. Контуры нового более хаотичного и полицентричного мироустройства постепенно проявляются.

«Чёрный лебедь» пандемии COVID повлиял на импульс глобализации, нарушил цепочки поставок, вызвал экономические потрясения и породил менталитет крепости в национальных государствах. Поражение США в Афганистане привело к победе идеологии джихада и повлияло на баланс сил в Евразии. Конфликт на Украине углубил пропасть между Западом во главе с США и стратегическим союзом России и Китая, что повлияло на баланс сил в Евразии и Индо-Тихоокеанском регионе. Последовавшая за этим холодная война или, если можно так сказать, стратегическое балансирование на грани войны характеризуется следующими факторами:

  • Налицо полемика по поводу идеологии между либерально-демократическим миром и сторонниками других моделей управления. Могущественные государства борются за господство в Индо-Тихоокеанском регионе, Евразии, Арктике, космосе, киберпространстве и когнитивном пространстве, монополизируя такие ресурсы, как энергия, вода, продукты питания, редкоземельные металлы, полупроводники и микрочипы. Всё это становится средствами стратегического принуждения.

  • Налицо борьба в таких технологиях, как искусственный интеллект, 5G/6G, кибернетика, большие данные, блокчейн, робототехника, автономные транспортные средства, сверхскоростные транспортные средства, космические и противокосмические технологии.

  • Использование США и Европейским союзом экономических санкций в качестве оружия разрушает глобальную финансовую систему, что приводит к росту инфляции, продовольственному кризису, созданию альтернативных экономических блоков, торговых систем и диверсификации производственных центров и цепочек поставок.

  • Многоплановые войны и конфликты в «серой зоне» стали новой нормой, а границы между объявленными и необъявленными войнами становятся аморфными, что усугубляет дилеммы безопасности/отсутствия безопасности.

  • Гонка вооружений, развёртывание вооружённых сил и опасные манёвры чреваты рисками случайных вспышек боевых действий, усугубляемыми стратегическим недоверием и гипернационализмом. Череда просчётов или склонность повышать ставки в украинском конфликте создают риск балансирования на грани ядерной войны. Точно так же Тайвань быстро превращается в опасную точку конфликта между США и Китаем, способного перерасти в крупную войну, которая охватит другие страны и нанесёт ущерб глобальному миру и безопасности.

  • Арктический регион благодаря своим богатым природным ресурсам стал новым стратегическим рубежом. С таянием льдов, разработкой энергетических ресурсов и полезных ископаемых ввод в эксплуатацию Северного морского пути стал реальностью. Стратегическая география Арктики ставит Россию в доминирующее положение в качестве ключевой арктической державы. Китай также провозглашает себя приарктическим государством, наращивает свой потенциал для развития Полярного Шёлкового пути и сотрудничает с Россией в коммерциализации арктических ресурсов. Западный альянс во главе с США считает эти действия враждебными. Конфликт на Украине привёл к тому, что Арктический совет и другие совместные инициативы практически прекратили своё существование. В США и НАТО всё громче звучат призывы расширять арктическое присутствие.

Азия и Евразия
Hа север от Евразии: Индия решила действовать в Центральной Азии
Радж Кумар Шарма
Индия имеет тесные геополитические и геокультурные отношения со странами Центральной Азии. Несмотря на общие проблемы безопасности, исходящие из Афганистана, и взаимные тесные культурные связи из-за географической близости, Индия и страны Центральной Азии пока не смогли придать своим отношениям геоэкономическую логику из-за отсутствия прямой связи, пишет Радж Кумар Шарма, научный сотрудник Делийской школы транснациональных отношений Делийского университета, по итогам второй Центральноазиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения экспертов


Принципы внешней политики Индии

Мировоззрение Индии основано на принципе Vasudhaiva Kutumbakam. Эта фраза из древнего санскритского священного текста означает, что мир – это семья. Индия ipso facto является сторонником как глобализации, так и многосторонности. Индия через 75 лет после обретения независимости приступила к проекту Viksit Bharat («Развитая Индия»), цель которого – достижение национальных задач развития к середине XXI века. По сути, это влечёт за собой достижение Всеобъемлющей национальной мощи (CNP), основанной на развитии, сдерживании, дипломатии и стратегической коммуникации. Наши цели в области стратегической безопасности и внешней политики направлены на поддержание суверенитета, территориальной целостности, социально-политической стабильности, экономической безопасности, ресурсной безопасности, экологической безопасности, технологической самостоятельности и надёжного оборонного потенциала. Всё это должно быть достигнуто с использованием «общегосударственного» подхода и синергии между жёсткой силой, мягкой силой, рассредоточенной силой (диаспоры) и скоординированной силой, соединяющей в себе жёсткую и мягкую силу. Стратегические ориентиры, сформулированные премьер-министром Моди, демонстрируются с помощью таких лозунгов, как NARA («Национальные амбиции и региональные устремления»), Sabka Vikas, Sabke Saath, Sabka Vishwas (это означает уверенный рост для всех) и SAGAR («Безопасность и рост для всех в регионе»). Индия стремится в ближайшие несколько лет превратиться в экономику с оборотом в 3 триллиона долларов и стать самостоятельной в технологиях благодаря программам Atamnirbhar («Сделано в Индии») и Digital India. Она стремится диверсифицировать свой импорт энергии и технологий, достичь углеродно-нейтрального статуса к 2070 году и продвигать «Международный солнечный альянс». Мы твёрдо верим в стратегическую автономию, реализуемую через многовекторную внешнюю политику, примат международных институтов, их реформы, международный порядок, основанный на правилах, и многосторонность. Индия против игры с нулевой суммой, применения силы и гегемонии. Она избавилась от своего пацифизма и стала откровенной и напористой в формулировании и защите своих основных интересов. Её внешнеполитический курс основан на принципах «Соседство прежде всего», «Соединение Центральной Азии», «Взгляд на Запад, действия на Востоке». Всё это сейчас становится важным вектором в концерте держав среднего уровня. Таким образом, интересы Индии уравновешиваются между соперничающими крупными державами: участие Индии в QUAD и одновременное членство в G20, ШОС, БРИКС, РИК и АСЕАН плюс иные конструкты свидетельствуют о её склонности к региональной многосторонности.

Вызовы и возможности внешней политики

Пандемия COVID повлияла на рост и развитие Индии, в частности ввиду блокировок, нарушения цепочек поставок, роста цен на топливо и продукты питания, препятствий в торговле и ПИИ. Несмотря на эти препятствия, Индия занимает пятое место в мире по величине экономики и имеет впечатляющий рост ВВП от 6,5 до 7 процентов. Однако, чтобы достичь отметки в 5 триллионов долларов США, ВВП Индии должен вырасти на 9 процентов и более. Таким образом, Индии необходимо усердно работать над увеличением промышленного производства, расширением торговли и обеспечением беспрепятственного импорта энергоносителей. С положительной стороны огромный потребительский рынок Индии делает её фаворитом для зарубежных экспортёров.

Самая серьёзная угроза, с которой сегодня сталкивается Индия, исходит от пакистано-китайской стратегической связи, которая направлена на изменение статус-кво на оспариваемых границах и подрыв стратегической безопасности Индии. Агрессивные действия Китая с мая 2020 года по изменению статус-кво Линии текущего контроля (ЛТК) нанесли серьёзный ущерб китайско-индийским отношениям. Ещё один вопрос, вызывающий озабоченность у Индии, заключается в том, как уравновесить активность Китая в Южной Азии и регионе Индийского океана. Под эгидой разрекламированного проекта «Пояс и путь» Китай развивает Китайско-пакистанский экономический коридор (через индийскую территорию в оккупированном Пакистаном Кашмире), строит Китайско-непальский экономический коридор, Китайско-мьянманский экономический коридор и инфраструктуру двойного назначения на побережье Индийского океана. Китай с помощью уговоров и экономической дипломатии стремится вызвать гравитационное притяжение в стратегическом соседстве с Индией и изменить баланс сил в свою пользу. Уравновешивание пакистано-китайского сговора и растущего влияния Китая в стратегическом соседстве с Индией представляет собой проблему, но также даёт Индии возможности для активизации своих связей с соседними странами.

Конфликт и лидерство
Россия – Индия – Китай: мир без гегемона
25 июня клуб «Валдай» совместно с индийским аналитическим центром Observer Research Foundation (ORF) провёл дискуссию на тему: «Китайский фактор в российско-индийских отношениях». Модератор дискуссии Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай», указав на вызовы для российско-индийского сотрудничества, которые создаёт разное по своему характеру взаимодействие России и Индии с соперничающими друг с другом США и Китаем, поставил перед участниками вопрос о том, как зарождение новой международной системы и подъём Китая повлияют на будущее российско-индийских отношений.

События клуба


Отсутствие у Индии прямой географической связи с Центральной Азией усугубляется упорством Пакистана, талибанизацией Афганистана и геополитическими проблемами Ирана из-за экономических санкций, наложенных на Тегеран Вашингтоном. Это омрачает перспективы ввода в действие чехбехарского проекта, оси Зарандж – Деларам, INSTC, энергетических коридоров, соединяющих Центральную Азию с Южной Азией, или, если уж на то пошло, реализации Ашхабадского торгового соглашения. Риск превращения Афганистана в эпицентр терроризма придаёт импульс трансграничному терроризму. Ещё одной проблемой, с которой сталкивается Индия, является расширение китайско-пакистанского коридора от Пешавара до Кабула и возможное создание пакистано-китайского кондоминиума в Афганистане, который будет стремиться маргинализировать Индию. Положительным моментом является некоторое потепление отношений Индии и режима талибов с целью установления минимальных функциональных отношений для оказания гуманитарной помощи афганскому народу. Индия занимает центральное место в диалогах «Тройка плюс» по укреплению мира и безопасности в Афганистане. Она полностью осознает, что, учитывая её экономический вес, размер рынка и уровень ИТ, становится всё более заметным игроком в региональной геоэкономической интеграции.

Стратегические интересы Индии в Западной Азии связаны с энергетической безопасностью; Индия импортирует около 2/3 потребляемой энергии из стран Западной Азии. Кроме того, она должна держать равновесие между Израилем, Саудовской Аравией и Ираном и противодействовать опасной деятельности Пакистана в Организации исламского сотрудничества. В последнее время отношения Индии с ОАЭ, Саудовской Аравией и другими странами Совета сотрудничества стран Персидского залива (ССАГПЗ) значительно улучшились. Тем не менее взаимодействие с новым исламским блоком, в который входят Пакистан, Турция и Малайзия, требует серьёзных дипломатических усилий. Индии также необходимо принять дополнительные меры, чтобы сбалансировать растущее влияние Китая в регионе. Она должна проявлять особую бдительность в отношении импорта идеологии ваххабизма и радикализации индийской диаспоры. Индия присоединилась к новой западноазиатской четверке QUAD (США, ОАЭ, Израиль и Индия). Эта группировка в основном нацелена на экономическое сотрудничество, хотя и вызывает у некоторых партнёров опасения, которые необходимо развеять с помощью дипломатии.

Ещё одна важная внешнеполитическая задача для Индии – сбалансировать антагонистические отношения между крупными державами. Стратегическая автономия Индии не позволяет Нью-Дели присоединиться к какому-либо военному союзу или стратегическому партнёрству, которые враждебны другой стране или группе стран. Традиционно Запад считал, что Индия ближе к Советскому Союзу/России. Эти представления усиливаются активным участием Индии в форумах ШОС, БРИКС и РИК. Однако дилеммы в области безопасности, в особенности связанные с гибридными угрозами Пакистана и Китая, заставляют Индию прибегать к внешнему балансированию в Индо-Тихоокеанском регионе, чтобы уравновесить напористый Китай. Именно с этой точки зрения следует рассматривать участие Индии в QUAD, а также подписание основополагающих соглашений с США, Японией, Францией, Великобританией и Индонезией.

Необходимо признать, что Индия слишком велика, чтобы попасть под опеку другой страны или подчинять ей свой стратегический выбор, вместо того чтобы руководствоваться своими национальными интересами.

Евразийский регион недавно стал свидетелем беспрецедентных геополитических событий, которые повлияли на баланс сил. Украинский конфликт погрузил мир в пучину обострившейся конфронтации между Западом с одной стороны, и стратегической российско-китайской связкой – с другой. Индия и Россия связаны прочным и привилегированным стратегическим партнёрством, которое выдержало многие капризы геополитики. Операция России на Украине имеет последствия для Индии. Торговля между Индией и Россией с 2018 года превысила 15 миллиардов долларов. Более 60 процентов индийских вооружений и военного оборудования имеют российское происхождение. Особенно это касается истребителей, танков, вертолётов и подводных лодок. Несколько крупных сделок сейчас находятся в стадии согласования. Конфликт на Украине и последующие экономические санкции, наложенные на Москву, повлияют на сделку на сумму 5,43 миллиарда долларов, предусматривающую поставки систем ПВО С-400, модернизацию фрегатов, ввод в строй атомных подводных лодок, проект штурмовой винтовки АК-202, системы защиты ближнего действия, запасные части для Brahmos, ракеты «воздух – воздух» Р-27 и модернизацию парка транспортных самолётов АН-32. Точно так же импорт ископаемого топлива с расчётами в рублях и рупиях может иметь сопутствующие последствия для западных стратегических партнёров Индии. Индии и России необходимо стратегическое терпение и ловкость, чтобы смягчить эти вызовы. Две страны разработали чётко определённые области сотрудничества и приняли хорошо скоординированный подход, изложенный в декларациях нескольких Восточных экономических форумов, особенно в заявлениях, сделанных накануне визита г-на Моди во Владивосток и выступлениях на форумах 2019, 2021 и 2022 годов, а также в ходе визита президента Путина в Индию в декабре 2021 года. Г-н Моди назвал Владивосток слиянием идей, людей и торговли. Недавно принятые Индией закон о политике в отношении Дальнего Востока и Арктическая стратегия находятся в стадии реализации. Они синхронизированы со стратегией президента Путина по развитию Дальнего Востока. О том же свидетельствует и выступление г-на Моди на Восточном экономическом форуме 9 сентября 2022 года: «Индия стремится укреплять партнёрство с Россией по арктическим вопросам. Огромный потенциал сотрудничества имеется и в сфере энергетики. Наряду с энергетикой Индия также вложила значительные средства в развитие Дальнего Востока России в области фармацевтики и алмазов». В частности, Индия пообещала кредитную линию на один миллиард долларов и поддержала сотрудничество для развития Дальнего Востока.

Определены следующие области сотрудничества:

  • Расширение двусторонней торговли до 30 миллиардов долларов США к 2025 году, что совпадает с намерением Индии вырасти до экономики в 5 триллионов долларов США в ближайшие несколько лет.

  • Импорт энергоносителей, морское бурение, развитие инфраструктуры портов, железных дорог и аэропортов.

  • Развитие Северного морского пути и его сообщений с Индией через коридор Владивосток – Ченнаи и через объединённые водные пути с INSTC, в который предусматривается включение Чебахара. Наиболее важным решением является превращение этих маршрутов в «зелёные коридоры» путём ослабления торговых барьеров и таможенных правил, а также внедрения модели электронной коммерции.

  • Сотрудничество в области судостроения, снабжения и строительства полярных судов.

  • Участие России в Atamnirbhar Bharat Initiative («Самостоятельная Индия»).

  • Индийско-российское военно-техническое сотрудничество на 2021–2031 годы предполагает многообещающие перспективы для развития оборонного сотрудничества Торговля вооружениями между двумя странами с 2018 года превысила 15 миллиардов долларов.

  • Арктические исследования, а также исследования изменения климата и его влияния на муссоны, исследование влияния глобального потепления на два холодных регионов в Гималаях. Обмен арктическими знаниями коренных общин, проживающих в холодных регионах.

  • Помощь со стороны Индии в предоставлении квалифицированной рабочей силы, морской навигации и спутникового картографирования арктических ресурсов.

  • Поиск, спасение и страхование судов.

Выводы

Индия находится на пороге перехода от балансирования между центрами силы к статусу одной из ведущих мировых держав. Она стремится к мирной внутренней и внешней среде безопасности для всестороннего развития. Однако развивающийся геополитический сценарий, изобилующий конфликтами и недоверием, ставит перед Индией стратегические и внешнеполитические дилеммы. Индия должна развивать комплексную мощь государства и стратегически настраивать её для продвижения своих чётко определённых национальных интересов. Ей необходимо многовекторное взаимодействие со стратегическими партнёрами по всему геополитическому спектру. Внешняя политика Индии должна быть гибкой, чтобы направлять свои интересы в неспокойной стратегической среде. Что касается индийско-российских отношений, история свидетельствует, что наши двусторонние отношения выдержали испытание временем. Две страны традиционно остаются едиными в мировоззренческих и макростратегических вопросах. Решение о сотрудничестве в развитии Дальнего Востока России открывает новые возможности для углубления и расширения нашего привилегированного партнёрства. Обе стороны готовы укреплять двусторонние отношения и согласовывать свои позиции на многочисленных форумах, таких как G20, Глобальный договор ООН, ШОС, БРИКС. Наш процесс диалога должен оставаться динамичным и поступательным, чтобы урегулировать разногласия, снижать риски и максимально использовать имеющиеся возможности.

После «конца истории»: Валдайский клуб обсуждает контуры нового мира
В понедельник, 24 октября, в Москве началось XIX Ежегодное заседание клуба «Валдай». В первый день работы форума состоялись три сессии, а также встреча экспертов с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Все мероприятия прошли за закрытыми дверями за исключением презентации ежегодного доклада Клуба, которая была открыта для журналистов и транслировалась онлайн.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.