Конфликт и лидерство
Глобальная Британия? Почему Великобритания увеличивает свой ядерный арсенал и что это означает?

Решение увеличить количество ядерных боеголовок знаменует собой резкий отход от предыдущего поколения британских инициатив и пропагандистских кампаний в области разоружения. О том, почему Британия пошла на этот шаг именно сейчас, рассуждает Эндрю Фаттер, доцент Департамента политики и международных отношений Университета Лестера.

16 марта правительство Великобритании объявило в рамках Комплексного обзора безопасности, обороны и внешней политики, об увеличении максимального количества ядерных боеголовок, находящихся в его арсенале. Это неожиданное заявление последовало за почти тремя десятилетиями пропаганды сокращения ядерных вооружений и разоружения со стороны Великобритании. Возможно, общее количество ядерных боезарядов вырастет с примерно 225 на сегодняшний день до 260 в ближайшие годы. Причиной такого поворота названы постоянно усложняющиеся условия глобальной безопасности, включая новые технологические и доктринальные угрозы и, судя по всему, озабоченность по поводу достижений в системах противоракетной обороны (ПРО), развёрнутых вероятными противниками. Однако это объявление вряд ли окажет существенное влияние на возможности Великобритании в области ядерного сдерживания или на «ядерную стабильность» и может оказаться контрпродуктивным для нового бренда Глобальной Британии (Global Britain) после Brexit.

Великобритания и ядерное оружие

С 1980-х годов Великобритания последовательно предпринимала шаги по сокращению своего потенциала ядерного оружия, а со времён окончания холодной войны примерно вдвое сократила общий запас ядерных боеголовок. В 1998 году страна отказалась от ядерных бомб свободного падения, которые могли доставляться самолётами. Согласно планам, изложенным в 2010 году, запасы должны были быть сокращены до 180 боеголовок к середине 2020-х годов, из которых только 120 были бы «оперативно доступны». В дополнение к этому считается, что в последнее десятилетие максимальное количество ядерных боеголовок, развёрнутых на атомных подводных лодках Великобритании, не превышало 40 (теоретически каждая из нынешних ПЛАРБ типа Vanguard может нести до 192 боеголовкок: 12 боеголовок в каждой из 16 ракет).

Нынешняя британская ядерная боеголовка, известная в просторечии как Holbrook, – это, как считается, термоядерное или бустированное устройство с максимальной мощностью 100 кт, имеющее ряд общих черт с американской ядерной боеголовкой W76. Эти боеголовки производятся и обслуживаются на атомных предприятиях в Олдермастоне и Берфилде и устанавливаются на запускаемых с подлодок межконтинентальных баллистических ракетах (БРПЛ) Trident D5, которые производятся и обслуживаются в США. Великобритания берёт ракеты в аренду из «общего арсенала», совместно используемого с Соединёнными Штатами; они загружаются на британские подводные лодки в Кингс-Бей, штат Джорджия. Ракеты устанавливаются на атомных подводных лодках типа Vanguard, построенных в Барроу-ин-Фернесс на севере Англии. Сейчас Великобритания имеет четыре таких подводных лодки, одна из которых всегда находится на боевом патрулировании в рамках политики постоянного сдерживания на море (CASD). Эти подводные лодки базируются на военно-морской базе Клайд в Шотландии.

В настоящее время Великобритания строит новый флот из четырёх подводных лодок типа Dreadnought, чтобы заменить существующий флот к концу этого десятилетия. Интересно, что новые подводные лодки Dreadnought будут иметь меньше ракет – 12 ракетных пусковых установок, а не 16. В те же сроки Великобритании потребуется заменить устаревшую ядерную боеголовку Holbrook: по оценкам, чтобы спроектировать, построить и в конечном итоге развернуть новый тип, потребуется более десяти лет. Великобритания надеется разработать новую боеголовку параллельно с разработкой США новой боеголовки W93 (хотя неясно, насколько Великобритания здесь зависит от США). Ракета Trident D5 получила программу продления срока службы до 2040-х годов.

Как объяснить решение Великобритании

Решение увеличить количество ядерных боеголовок знаменует собой резкий отход от предыдущего поколения британских инициатив и пропагандистских кампаний в области разоружения. Возникает вопрос: почему именно сейчас? Комплексный обзор безопасности, обороны и внешней политики ставит в центр глобальные угрозы, требующие сдвига в ядерной политике, но при более близком рассмотрении всё усложняется.

Неясно, как небольшое увеличение общего запаса боеголовок усиливает сдерживание против возможных противников и угроз.

Великобритания привержена развёртыванию минимального, надёжного, независимого потенциала ядерного сдерживания, который «эффективен против всего спектра ядерных угроз со стороны государств», и декларативной политике, которая «намеренно двусмысленна в отношении того, когда и как может быть использовано ядерное оружие». Менее гласное требование – это так называемая «критерий Москвы», то есть способность ядерного оружия Великобритании нанести неприемлемый урон противнику, даже если он защищён системой ПРО. В течение трёх десятилетий сменявшие друг друга правительства Великобритании считали, что этого можно достичь с меньшим количеством ядерных боеголовок. Трудно увидеть стратегические причины для изменения этого именно сейчас, и это предполагает влияние других факторов.

Особо выделяются четыре. Во-первых, необходимость увеличения общего ядерного арсенала может быть вызвана тем фактом, что некоторые ядерные боеголовки, которые были списаны и ожидают демонтажа, технически ещё не являются «непригодными для использования». Когда будет введена новая боеголовка, общее количество может превысить текущие уровни. Во-вторых, это может быть связано с мерами предосторожности, обеспечивающими бесперебойность будущего перехода между принятием на вооружение новых ядерных боеголовок в Соединённом Королевстве и списанием старых. В-третьих, небольшое увеличение может быть частью процесса лоббирования, чтобы гарантировать согласие Конгресса США профинансировать новую боеголовку W93, на которой будет основана британская боеголовка следующего поколения. США уже финансируют две программы боеголовок БРПЛ, и поэтому необходимость их замены менее острая, чем для Великобритании. Четвёртая возможность состоит в том, что ядерный аспект Комплексного обзора используется для отвлечения внимания от того, что воспринимается как сокращение обычных вооружений, и даже для поддержки статуса и решимости Глобальной Британии как ядерной державы.

Стратегические, военные и политические последствия

Стратегические и военные последствия решения увеличить максимальное количество боеголовок в ядерном арсенале, вероятно, будут ограниченными. Для сравнения, общие запасы в 260 боеголовок помогут Великобритании ещё сильнее опередить Индию и Пакистан (~150 штук), а также Израиль (~80), будут значительно больше, чем у Северной Кореи (~20), немного ближе к запасам, хранящимся во Франции(~300) и Китае (~290). Но всё это далеко от того, что имеют две ведущие ядерные державы мира, США (~5500) и Россия (~6370).

Конфликт и лидерство
Контроль над ядерными вооружениями в 2020-х годах
Стивен Пайфер
Стратегическая стабильность становится всё более сложной концепцией. Администрация Байдена рассматривает контроль над вооружениями как инструмент, который мог бы повысить безопасность и стабильность в мире. Она будет стремиться привлечь Россию к дальнейшим сокращениям ядерных вооружений и другим мерам в данной области. Контроль над вооружениями в 2020-х годах подтвердит преемственность с предыдущими усилиями (сокращение ядерных вооружений пока останется двусторонним вопросом между Вашингтоном и Москвой), но также будет включать и новые элементы, полагает научный сотрудник Академии Роберта Боша, чрезвычайный и полномочный посол в отставке Стивен Пайфер.

Мнения экспертов


Неясно, что изменят несколько дополнительных боеголовок по сравнению, например, с системами ПРО, которые Россия или Китай могут развернуть в ближайшие несколько лет. Более малозаметных, более манёвренных и лучше защищённых боеголовок, окружённых эффективными помехами (что кажется вероятным с учётом разрабатываемой новой боеголовки), должно быть достаточно и без общего увеличения их числа. Если есть искренняя озабоченность по поводу ПРО и других возможностей, которые могут подорвать систему ядерного сдерживания Великобритании, тогда могут потребоваться более радикальные изменения: например, больше подводных лодок, лучшая подводная защита или даже другие системы. Это, похоже, не соответствует планам Великобритании относительно новых подводных лодок типа Dreadnought, которые будут нести меньше ракетных пусковых установок, чем тип Vanguard (хотя новая боеголовка может быть меньше и легче, что потенциально означает большее их количество для каждой ракеты).

Точно так же трудно понять, как увеличение предела количества ядерных боеголовок может предоставить Великобритании больше военных возможностей, особенно субстратегических. Нынешние и будущие боеголовки, вероятно, будут иметь изменяемую ядерную мощность, но любой старт ракеты немедленно выдаст положение подводной лодки, сделав её уязвимой для нападения (и, таким образом, потенциально подорвав любое дальнейшее сдерживание). Возможно, Великобритания сможет вывести две подводные лодки в море во время кризиса, чтобы усложнить задачу для противника, что может потребовать большего количества боевых ядерных боеголовок, но нет гарантии того, что две лодки будут одновременно готовы и доступны для этого.

Увеличение ядерного потенциала Великобритании, вероятно, будет иметь политические последствия. Внутри Великобритании это снова привлекает внимание к целесообразности тратить миллиарды фунтов на ядерное оружие, когда экономика подорвана пандемией коронавируса. На международном уровне это решение приведёт к неудобным вопросам на предстоящей Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), даст больше аргументов сторонникам Договора о запрещении ядерного оружия и осложнит любые будущие дискуссии по сокращению вооружений между другими ядерными державами.

Ядерное оружие и Глобальная Британия

Решение незначительно увеличить количество ядерных боеголовок Великобритании может не иметь большого стратегического или военного значения для возможностей Великобритании или для ядерного мирового порядка, но легко представить себе, что оно может бросить тень на идею «Глобальной Британии после Brexit». Является ли это преднамеренной уловкой со стороны британского правительства или дымовой завесой для практических целей сохранения членства в «ядерном клубе» – вопрос спорный, но тонкие политические последствия, вероятно, будут скорее более негативными, чем позитивными для Великобритании на годы вперёд.

Конфликт и лидерство
На пути к третьей ядерной эре: опасные технологии, конец сдерживания и возвращение великодержавной политики
Эндрю Фаттер
Мы наблюдаем наступление третьей ядерной эры, где правила, вызовы и динамика глобальной ядерной игры будут отличаться от того, что было раньше, пишет Эндрю Фаттер, доцент Департамента политики и международных отношений Университета Лестера. Ядерное оружие станет более важным фактором в международной политике.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.