Мировая экономика
БРИКС+ возвращается с размахом и амбициями

После нескольких лет пребывания за кулисами повестки дня БРИКС в 2022 году формат БРИКС+ вернулся и оказался в самом центре дискуссий, связанных с председательством Китая в объединении. С возвращением парадигмы БРИКС+ БРИКС превращается из интроверта в экстраверта. Его более глобальные амбиции порождают в Глобальном Юге надежды на существенные изменения в мировой экономической системе, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Главный вопрос сейчас заключается в том, каковы будут основные траектории эволюции структуры БРИКС+. Сейчас Китай, похоже, продвигает многосторонний подход, нацеленный на максимальный охват и разнообразие в функционировании парадигмы БРИКС+.

Одной из новинок председательства Китая в БРИКС в 2022 году стал запуск расширенной встречи БРИКС+ на уровне министров иностранных дел, в которой, помимо основных стран БРИКС, также участвовали представители Египта, Нигерии, Сенегала из Африки, Аргентины из Латинской Америки, Индонезии, Казахстана, Саудовской Аравии, ОАЭ и Таиланда. И хотя включение Саудовской Аравии и Индонезии может отражать роль в G20 и общий масштаб их экономик в развивающемся мире, включение таких стран, как Сенегал (председательство в Африканском союзе в 2022 году), ОАЭ (председательство в Совете сотрудничества стран Персидского залива в 2022 году) и Аргентины (председательство в Сообществе стран Латинской Америки и Карибского бассейна в 2022 году) свидетельствует о региональном подходе к строительству платформы БРИКС+.

Этот региональный подход проявился и на прошедшем 19 мая Форуме политических партий, аналитических центров и НПО в формате БРИКС+. Среди приглашенных к участию стран была Камбоджа (председательство в АСЕАН в 2022 году), а Сенегал и Аргентина представляли Африку и Латинскую Америку соответственно. Таким образом, Китай представил инклюзивный формат диалога, охватывающий все основные регионы Глобального Юга, объединив региональные интеграционные платформы в Евразии, Африке и Латинской Америке. В дальнейшем этот формат может быть расширен за счёт других региональных интеграционных блоков из Евразии, таких как ССАГПЗ, ЕАЭС и другие.

В ходе встречи министров иностранных дел стран БРИКС Китай также объявил о планах открыть возможность присоединения развивающихся стран к основной группе БРИКС. Такой подход несколько отличался от линии, которую БРИКС проводила в предыдущие годы, когда любая экспансия за пределы ядра БРИКС считалась компетенцией формата БРИКС+. Пока неясно, будет ли расширение основной группы БРИКС поддерживаться другими членами, но на данном этапе маловероятно, что в ближайшем будущем произойдёт быстрое присоединение какой-либо отдельной развивающейся экономики.

Одним из важных соображений будущей эволюции формата БРИКС+ являются его беспристрастность и соблюдение баланса в его рамках между основными регионами Глобального Юга.

В этом отношении включение нескольких стран в «ядро БРИКС» может быть сопряжено с рисками возникновения диспропорций и асимметрий с точки зрения представительства основных регионов развивающегося мира в БРИКС. Существует также риск большей сложности в достижении консенсуса с более широким кругом основных членов БРИКС. В то время как возможность присоединения к ядру должна оставаться открытой, должны быть определены чёткие и прозрачные критерии для «процесса присоединения к БРИКС».

Ещё один вопрос, связанный с эволюцией структуры БРИКС+, заключается в том, следует ли отдавать приоритет присоединению к ядру БРИКС тех развивающихся экономик, которые являются членами группы G20. На мой взгляд, трек G20 для БРИКС проблематичен: приоритеты Глобального Юга могут быть ослаблены в более широких рамках G20. Также возникает вопрос об эффективности G20 в координации совместных усилий развивающихся и развитых экономик в последние несколько лет по преодолению последствий пандемии и экономического спада. Вместо цели привлечения крупнейших тяжеловесов в основной блок БРИКС из G20 более перспективным направлением является высокая инклюзивность БРИКС в формате БРИКС+, которая позволяет небольшим экономикам, являющимся региональными партнерами БРИКС, получить право голоса в новой глобальной структуре управления.

Следующий этап продвижения формата БРИКС+ будет представлен Китаем в июне во время саммита стран БРИКС+. Мир будет внимательно следить за дальнейшим развитием формата БРИКС+, но самым важным результатом председательства Китая в БРИКС в этом году является возвращение БРИКС+ в повестку дня глобального управления. Жизнеспособность развития БРИКС будет в значительной степени зависеть от успеха формата БРИКС+. У инертной, интровертной БРИКС нет ни глобального потенциала, ни глобальной миссии. Более сильная, инклюзивная и открытая система БРИКС может стать основой для новой системы глобального управления.

Вы можете написать Ярославу Лисоволику по адресу: y.lissovolik@valdaiclub.com

Корпорации и экономика
БРИКС+ 2.0: перезагрузка интеграции
Ярослав Лисоволик
Ценность парадигмы БРИКС+ заключается не в расширении возможностей или амбиций стран БРИКС, а в качественном изменении модели экономического развития Глобального Юга. Вместо того чтобы конкурировать между собой ради приближения к модели развитых западных экономик, парадигма БРИКС+ фокусирует усилия стран БРИКС на сотрудничестве в налаживании связей со своими региональными партнёрами и создании общей платформы для интеграции развивающихся стран в мировую экономику. О том, как усовершенствовать БРИКС+ , пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Валдайского клуба.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.