Brexit. Что будет после 31 января 2020 года?

Великобритания покинет ЕС 31 января 2020 года. Однако это не конец переговоров, поскольку обе стороны должны прийти к соглашению о своих будущих отношениях к 31 декабря 2020 года. Это будет период политических споров. В интересах как ЕС, так и Великобритании – поддерживать позитивные торговые и культурные связи, пишет почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации Дэвид Лэйн

После ухода Терезы Мэй и прихода Бориса Джонсона на пост премьер-министра британская политика находилась в состоянии паралича, поскольку правительство не имело большинства в парламенте. Главная его задача – выход из Европейского союза – стала предметом успешной тактики блокирования избранными членами Палаты общин, а также столкнулась с призывом провести ещё один референдум. Досрочные выборы, которые состоялись 12 декабря 2019 года, были для Джонсона рискованной ставкой, ведь даже накануне выборов эксперты предсказывали ещё один «подвешенный» парламент.


Результаты выборов

Определение повестки дня выборов включало два главных сценария, которые и обеспечили конкурс. Повестка дня Бориса Джонсона была краткой: покончить с Brexit и двигаться вперёд. Лейбористская партия Джереми Корбина сделала ставку на экономические и социальные проблемы: обновление экономической инфраструктуры и перераспределение ресурсов для «многих, а не для немногих».

Выборы привели к внушительной победе Консервативной партии Джонсона и сокрушительному поражению партии Джереми Корбина. Лишь немногим меньшая явка избирателей (проголосовали 67 процентов от имеющих право голоса) обеспечила консерваторам 43,6 процентов голосов и 365 мест, при этом лейбористы получили 32,1 процента и 203 места. Остальные голоса перешли к небольшим партиям, в основном сторонникам сохранения Великобритании в ЕС. Новая администрация Джонсона будет иметь комфортное большинство в 78 мест над всеми другими партиями. Даже с учётом разногласий и расколов внутри Консервативной партии это обеспечивает новому правительству уверенное лидерство. Результат отражает общественную поддержку позиции Джонсона в отношении Brexit. Лейбористы потеряли 59 мест, в основном в традиционных районах сторонников Brexit – бывших промышленных центрах Севера и главных графствах Великобритании. Слабая политика лейбористов в отношении Brexit (требование ещё одного «подтверждающего» референдума) стала основной причиной поражения в традиционно поддерживающих партию районах. Там избиратели полагают, что членство в Европейском союзе привело к деиндустриализации страны, экономическому упадку и последовавшей за этим бедности. Предвыборные обещания Джереми Корбина мало чем отличались от предыдущих выборов, когда лейбористы добились весьма высоких результатов.

Итоги выборов меняют политический ландшафт в Великобритании. Лейбористская партия, потеряв депутатов из бывших промышленных районов страны, теперь как бы становится партией среднего класса с южным уклоном. В социальных сетях неудачи лейбористов были истолкованы как «победа старых над молодыми, расистов над цветными, эгоизма над планетой» (Пол Мейсон, цитируется Джоном Денхэмом, Daily Telegraph, 14 декабря 2019 года). Консервативная партия в парламенте также предоставит места новым членам от избирательных округов из рабочих районов, которых до сих пор представляли лейбористы. Эти члены парламента будут добиваться большего распределения благ и государственной поддержки для своих округов. Тогда консерваторы на самом деле станут тем, кем, по утверждению Бориса Джонсона, они являются: «партией одной нации».

Кто не рискует, тот не “Get Brexit done”
Мэри Дежевски
Фактически выборы в Великобритании стали вторым референдумом по Brexit. Джонсон обязан своей победой многим избирателям, которые проголосовали за Brexit на референдуме 2016 года и были разочарованы тем, что выхода страны из ЕС так и не произошло. Можно сказать, что на этих выборах сторонники Brexit победили во второй раз. Причём и более убедительно, чем в 2016 году, и более эффектно, потому что теперь итоги референдума подкрепляются парламентским большинством. Когда новый парламент соберётся, трёхлетний тупик после референдума завершится, пишет Мэри Дежевски, колумнист газеты The Independent.

Мнения экспертов


Последствия для регионов

В Шотландии результаты выборов также оказались драматичными. Когда-то лейбористы обладали существенной поддержкой со стороны рабочих горнодобывающей, металлообрабатывающей промышленностей и отрасли судостроения, но теперь они получили только одно место (из 59), а Шотландская национальная партия (SNP) получила 48 мест. Призрак шотландского национализма и призыв SNP к проведению второго референдума о независимости ставят под сомнение будущее союза Англии и Шотландии. Претензии Шотландии на независимость были отклонены на референдуме в Шотландии в 2014 году: тогда проголосовало 84,6% избирателей, но только 44,7% проголосовали за независимость. Однако налицо все признаки того, что движение за независимость набирает обороты. На референдуме Brexit 2016 года в отличие от Англии и Уэльса Шотландия проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС. И теперь выход Великобритании лишь усилит требования о проведении ещё одного референдума о независимости Шотландии. Проблема в том, что Шотландия может снова вступить в ЕС, если будет в состоянии выполнить финансовые и другие условия для членства в союзе. Это также будет иметь последствия для НАТО, так как сепаратисты из SNP не разрешат пребывание подлодок с ракетами Trident в шотландских водах, поскольку SNP против любого ядерного оружия в стране.

Национальный вопрос также является проблемой в Ирландии. Демократическая юнионистская партия потеряла поддержку в Северной Ирландии на 5,4%, хотя она по-прежнему является самой крупной. В Северной Ирландии раздаются призывы провести референдум об объединении с Ирландией. Дополнительную легитимность этому требованию может стать голосование Северной Ирландии за то, чтобы остаться в ЕС, что возможно путем объединения с Республикой Ирландия.


Будущие политические итоги

Результаты выборов положат конец любой неопределённости относительно выхода Великобритании из Европейского союза. Великобритания покинет ЕС 31 января 2020 года. Однако это не конец переговоров, ибо обе стороны должны прийти к соглашению о своих будущих отношениях (особенно о торговле) к 31 декабря 2020 года. В отличие от Терезы Мэй, Джонсон теперь сможет играть с позиции силы, поскольку заручится поддержкой в парламенте, и даже пригрозить «отсутствием сделки» по тарифам и условиям торговли. Это будет период политических споров. В интересах как ЕС, так и Великобритании – поддерживать позитивные торговые и культурные связи. ЕС имеет значительный торговый профицит с Великобританией, и в случае тарифной войны сильно пострадает прежде всего экспорт из Германии.

Великобритания не будет связана ограничениями государственной поддержки несостоятельных британских фирм, и поддержка британской промышленности, скорее всего, возрастёт. Консервативное правительство, отказавшись от ЕС, укрепит связи с администрацией Дональда Трампа и странами Содружества наций. Нет сомнений в том, что американцы захотят уступок со стороны Великобритании: вероятна более тесная связь с НАТО и внешней политикой США в целом. По мере того, как ЕС становится всё более политическим субъектом, Атлантический альянс, вероятно, будет укрепляться, и также возможно возрождение альянса англоязычного мира.

ЕС будет значительно ослаблен уходом Великобритании. Brexit влечёт за собой отказ от того, что лежит в основе ЕС: это четыре свободы, обеспечивающие неограниченную мобильность капитала, рабочая сила, услуги и товары, а также централизованная административная власть ЕС над государствами-членами. Более позитивным результатом является то, что политическое руководство ЕС не будет поставлено под угрозу трансатлантическими связями Великобритании. Германия и Франция, несомненно, станут более могущественными. С геополитической точки зрения представляется вероятным, что ЕС сможет проводить более независимую внешнюю политику, которая будет иметь последствия для нормализации отношений с государствами Евразийского экономического союза.

В политическом плане ЕС должен извлечь уроки из выхода Великобритании. Члены Еврокомиссии склонны противодействовать требованиям стран-членов о предоставлении большего суверенитета. Несмотря на согласованные попытки действующих политических классов, пример Великобритании может оказаться заразительным, поскольку центробежные тенденции наблюдаются практически во всех государствах – членах ЕС. И успешный выход Великобритании придаст им психологический импульс, хотя в настоящее время любая альтернатива ЕС кажется ещё хуже. Тем не менее внутренние потрясения и хаос, подобные движению «жёлтых жилетов» во Франции, вызов законам ЕС (как в Польше и Венгрии) могут усилиться, если политика не будет серьёзно пересмотрена и не будут внесены соответствующие изменения. Очевидно, что в нынешней структуре свободного рынка есть издержки, связанные со свободным перемещением капитала и рабочей силы, а также с ограничениями роли правительств в поддержке национальных экономик. ЕС, однако, может извлечь ещё один урок: не допустить того, чтобы электорат голосовал по вопросу о доверии или выхода из ЕС.

Батюшки-светы, это Brexit!
Ричард Саква
ЕС не удалось создать всеобъемлющий мирный порядок от Лиссабона до Владивостока. Вместо этого он стал инструментом раздора и воспринимается как элемент Атлантической системы, где доминируют США
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.