Политэкономия конфронтации
Экономика конфликта: влияние войны против ХАМАС на хозяйственную систему Израиля

Протестная активность и отсроченные последствия пандемии к концу второго квартала текущего года обнажили ряд проблем, способных наслоиться на типичные для экономики Израиля в периоды эскалаций ближневосточного конфликта трудности. Впрочем, есть и своего рода «якоря стабильности», дающие возможность государству, пусть и не без потерь, но справиться с нынешними вызовами, пишет Елизавета Якимова, научный сотрудник отдела Израиля и еврейских общин в Институте востоковедения РАН.

В сентябре министр финансов Израиля Бецалель Смотрич проинформировал парламент о промежуточных итогах работы. Представляя отчёт в профильном комитете Кнессета, глава финансового ведомства рапортовал об «устойчивости» хозяйственной системы страны. Основу его аргументации составило подтверждение агентством Fitch суверенного кредитного рейтинга государства на уровне А+. Ключевым негативным фактором политик традиционно счёл протесты против нашумевшей судебной реформы. В связи с этим, как подчеркнул Смотрич, наибольшие риски в перспективе наметились для показателей WGI (Worldwide Governance Indicators). Данный индекс используется Всемирным банком для оценки по шести совокупным показателям, включая политическую стабильность, эффективность действий правительства, верховенство закона и уровень коррупции. Другими словами, по логике министра, главная угроза для экономики Израиля в краткосрочной перспективе заключалась в ухудшении внешнего восприятия системы государственного управления из-за действий демонстрантов, в то время как сама ситуация к этому не располагала.

В самом отчёте минфина оценка ситуации несколько отличалась. Так, особое внимание экономистов привлекло снижение на 60 процентов объёма иностранных инвестиций и на 80 процентов – средней стоимости израильского стартапа при продаже иностранной корпорации. Из сказанного следует намёк на отраслевой кризис для областей, имеющих высокий уровень зависимости от вложений из-за рубежа, куда прежде всего относятся высокие технологии. Ещё одним тревожным сигналом послужило заметное падение интереса израильских инвесторов к внутреннему рынку на фоне ослабления шекеля.

В дополнение к сказанному по итогам второго квартала текущего года в Израиле был отмечен рост ВВП на 3,1 процента и ВВП на душу населения – на 1,2 процента. Импорт, несмотря на план правительства Биньямина Нетаньяху за счёт иностранных товаров добиться снижения стоимости жизни в стране, сократился более чем на 9 процентов, а вот экспорт (без учёта алмазов) подрос на 0,3 процента, немного отыграв падение в первые три месяца 2023 года. С этими показателями, а также с полуторапроцентным снижением расходов на оборону, о котором сообщило в конце сентября Центральное статистическое бюро Израиля, страна подошла к рубежу 7 октября, когда палестинская группировка ХАМАС начала свою массированную агрессию.

Политически в сложившихся обстоятельствах зачастую используют сравнение нынешнего витка ближневосточного конфликта с 1973 годом, что обусловлено главным образом совпадением атаки ХАМАС и 50-летия Войны Судного дня. Экономически в ситуации можно найти параллели с интифадой Аль-Аксы 2000–2005 годов. Её влияние на государство характеризовалось резким падением туристического сектора, снижением иностранных инвестиций и оттоком рабочей силы. При этом второе всеобщее палестинское восстание нанесло урон не всей высокотехнологичной индустрии. Объясняется это тем, что изначально одним из базовых факторов становления израильского экономического чуда послужили ответы на многочисленные вызовы, с которыми сталкивался народ и государство. Как следствие, при падении спроса в одном сегменте фиксируется его рост в другом. В случае с конфликтами речь идёт прежде всего о медицине и безопасности.

Политэкономия конфронтации
Как правый поворот правительства Нетаньяху отразится на экономике Израиля
Елизавета Якимова
Предвыборный плакат партии «Ликуд» образца 1988 года гласил: «Слева только море!». Биньямин Нетаньяху максимально приблизился к установке почти 35-летней давности, сформировав, пожалуй, самое правое правительство в израильской истории. О том, как правый уклон 37-го кабинета министров способен повлиять на экономическое развитие Израиля в ближайшей перспективе, пишет Елизавета Якимова, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела Израиля и еврейских общин в Институте востоковедения РАН.
Мнения участников


На рынке труда, как кажется, обстановка рискует стать чуть более напряжённой в силу того, что частично не были преодолены последствия пандемии COVID-19. Как показала уже упоминавшаяся интифада Аль-Аксы, в периоды террористической агрессии наблюдается отказ от найма палестинцев, сокращение израильских арабов, выражающих солидарность с действиями боевиков, а также массовый призыв резервистов. Впрочем, если двадцать лет назад больше всего страдали от потери сельское хозяйство и строительство, где были заняты преимущественно низкоквалифицированные кадры, то сегодня первыми тревогу забили ритейлеры. По ним война нанесла практически двойной удар в виде невыхода на работу палестинских рабочих и ухода в армию израильтян, занятых в логистике. Для решения проблемы 8 октября было созвано экстренное совещание министерства труда и Федерации профсоюзов (Гистадрута), по итогам которого было достигнуто соглашение о возможности увеличения фонда рабочего времени при росте выплат за сверхурочные часы до 150 процентов.

В наследство от ковидных локдаунов досталась продолжающаяся нехватка иностранной рабочей силы, повышенный спрос на которую наблюдается в здравоохранении, в сфере ухода за детьми и пожилыми, а также в строительстве и сельском хозяйстве. В последнем случае за счёт привлечения кадров из-за рубежа планировалось как раз заместить палестинцев, в том числе для минимизации потерь для экономики при возможной эскалации конфликта. До пандемии работники приезжали с постсоветского пространства и из стран Азии, таких как Непал, Таиланд, Филиппины. Выходцы оттуда, работавшие в южных районах Израиля, оказались среди погибших и пленных вследствие агрессии, начатой ХАМАС утром 7 октября. В связи с этим можно ожидать как снижения заинтересованности самих иностранцев в поиске работы в Израиле в будущем, так и соответствующих ограничений, накладываемых их правительствами. Подобный прецедент уже имел место, когда в середине 2010-х годов Китай не дал добро на занятость своих кадров в Иудее и Самарии.

Наконец, эскалация конфликта отражается на энергетическом рынке. Причём ситуация здесь заметно поменялась на рубеже второго десятилетия XXI века, когда на шельфе страны были обнаружены значительные запасы газа. С 9 октября из-за риска ракетных ударов решено заморозить месторождение «Тамар», в то время как добытый там газ идёт как на внутренний, так и на внешний рынок. На текущем этапе приоритет отдан покрытию нужд собственных потребителей, для чего были расширены полномочия министра энергетики задействовать в интересах снабжения страны иные месторождения и источники энергии. В случае затяжного конфликта и особенно остановки по соображениям безопасности других добывающих платформ Израиль может испытывать сложности при реализации долгосрочной стратегии развития отрасли в плане как привлечения иностранных инвестиций в инфраструктуру, так и формирования имиджа надежного поставщика.

Таким образом, пока можно ожидать, что экономика Израиля в случае затяжного противостояния с ХАМАС столкнётся со сложностями, в целом характерными ранее для периода интифады Аль-Аксы. При этом речь идёт не только о прямых потерях в ряде наиболее подверженных отрицательному влиянию боевых действий секторов, но и о том, что перед эскалацией в стране уже наблюдалась кризисная ситуация для привлечения инвестиций в высокотехнологичную индустрию, в то время как в начале 2000-х годов всеобщее палестинское восстание совпало с преодолением последствий от лопнувшего пузыря доткомов. Позитивно на ситуации способно сказаться то, что сейчас Израиль заметно более самостоятелен энергетически, чем двадцать лет назад, в то время как негативный эффект рискует быть связанным с неокончательным преодолением последствий пандемии. Не исключено, что израильскому правительству в будущем может потребоваться комплексный план экономического восстановления.

Правила и ценности
Обострение арабо-израильского конфликта как урок для мира
11 октября клуб «Валдай» провёл дискуссию, посвящённую обострению арабо-израильского конфликта. Модератором выступил Олег Барабанов, программный директор клуба, отметивший, что обострение конфликта оказалось неожиданным для всех, включая экспертное сообщество. На этом фоне снова получила актуальность тема цивилизационного конфликта, который не удаётся урегулировать никакими политическими усилиями и который, вероятно, будет проявляться и дальше.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.