Возвращение дипломатии?
Почему битва в Газе не имеет конца?

Поскольку израильский режим проводит систематическую антипалестинскую идеологическую обработку и не имеет намерения переселять более 1 миллиона незаконных поселенцев, а тем более относиться ко всем палестинцам, мусульманам и христианам, так же, как к евреям, война в Газе не закончится, даже если будет временный период перемирия, пишет Мохаммад Реза Дешири, декан Университета международных отношений при МИД Ирана. Материал подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай»

Беспрецедентная операция «Буря Аль-Аксы» показала, что конфликт между Израилем и палестинцами не может завершиться, поскольку решение о двух государствах не поддерживает ни израильский режим, ни освободительное движение ХАМАС.

После 1948 года неоднократно поднималась идея создания в Палестине двух государств. Однако США и Европа никогда не заставляли Израиль придерживаться её. Вместо этого Израиль, уверенный в непреклонной поддержке Запада, расширял оккупацию палестинских территорий, построил многочисленные поселения в Восточном Иерусалиме и на Западном Берегу и осквернил святые места, угнетая мусульман и христиан, а также преследуя любых палестинских инакомыслящих. Поскольку израильский режим проводит систематическую антипалестинскую идеологическую обработку и не имеет намерения переселять более 1 миллиона незаконных поселенцев, а тем более относиться ко всем палестинцам, мусульманам и христианам, так же, как к евреям, мы считаем, что война в Газе не закончится, даже если будет временный период перемирия.

Концептуальная основа

Нынешнее противостояние в секторе Газа является продолжением вековой войны, которая, даже если её остановить, вспыхивает вновь и вновь. Таким образом, существующий конфликт – это «битва», а не «война». Теоретики традиционно уделяют больше внимания тому, почему войны начинаются или продолжаются. Лишь в последние три десятилетия они сосредоточились на том, как заканчивать войны. Это актуальный вопрос и в данном случае. Чтобы ответить на него, нужно понимать природу израильского режима, основанного на сионизме, дискриминации, экспансионизме, милитаризме и геноциде палестинского народа. Если будет принят принцип одного голоса на человека, выход найдётся. Но поскольку такая идея не будет реализована в обозримом будущем, основной характеристикой отношений между палестинцами и израильским режимом по-прежнему остаётся конфронтация. Битву в Газе обычно обсуждают в терминах «поражения» или «победы», тем более что и Нетаньяху говорит об «абсолютной победе».

Однако, чтобы понять, как может закончиться война, нужно понять, почему она началась. Другими словами, чтобы прекратить войну, необходимо что-то сделать с её причинами.

На историческом уровне битва за Газу началась с письма министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура еврейскому лидеру Лайонелу Уолтеру Ротшильду в 1917 году, в котором он выразил поддержку британского правительства в создании еврейского национального очага в Палестине. И это несмотря на то, что даже в 1947 году (год основания израильского режима) евреи составляли всего 9 процентов населения и владели максимум 6 процентами земли. Кроме того, палестинский народ пережил жестокое насилие в конце 1930-х годов, ещё до установления израильского режима, о чём свидетельствует резня 5 тысяч палестинцев, совершённая британскими солдатами. Если оставить в стороне остальную часть истории этой войны, то только за последние 18 лет израильский режим воевал с ХАМАС четыре раза: в 2008, 2012 и 2014 годах, а также в нынешней войне, с 7 октября 2023 года. Из этих конфликтов два противостояния сопровождались ограниченными наземными атаками без планов полностью уничтожить ХАМАС. В первых трёх конфликтах погибло около 4 тысяч палестинцев и менее 100 израильтян. Однако теперь палестинский народ гибнет примерно по 250 человек в день. Как утверждается, ХАМАС потерпел поражение в трёх предыдущих войнах. На этот раз исход битвы ещё не ясен.

Почему началась война?

За последние десятилетия эксперты много писали о кризисе в секторе Газа. Среди них Энтони Х. Кордесман из Американского центра стратегических международных исследований (CSIS) описывает сектор Газа до событий 7 октября 2023 года, как «тюрьму на открытом воздухе» и отмечает, что её экономика находится на грани разрушения. Без дальнейших пояснений можно сделать вывод, что это определяющий фактор нынешнего противостояния. Другими словами, не имеет смысла спрашивать, почему ХАМАС напал на Израиль 7 октября. Рациональнее задаться вопросом о том, почему палестинцы раньше не предприняли никаких действий, чтобы освободиться. Следует отметить, что руководство ХАМАС неоднократно просило вовлечённые стороны предложить организации и администрации Газы вариант действий, для освобождения из этой тюрьмы; однако усилия оказались тщетными. Таким образом, достаточным условием для нападения ХАМАС 7 октября может быть что угодно: нападения израильских поселенцев на палестинские деревни и контроборона ополченцев на Западном Берегу, неоднократные нападения израильской армии на палестинцев и подозрительные действия, в частности проведение евреями религиозных церемоний в мечети Аль-Акса за неделю до атак ХАМАС. Возможно, именно поэтому ХАМАС назвал свою операцию «Буря Аль-Аксы». Я считаю, что основополагающим фактором стал вопрос поселенцев, поскольку их число увеличилось с 4 тысяч человек в 1977 году до 500 тысяч в 2024 году.

Возвращение дипломатии?
Военные цели Израиля
Габи Сибони, Коби Михаэль
Государство Израиль и народ Израиля пережили множество кризисов и выдержали трудные времена. Израиль может выйти победителем и на этот раз. Это будет дорого стоить, но у нас есть историческая возможность изменить палестинскую и региональную арену. На нас будет оказываться международное давление, но мы не должны сдаваться перед увещеваниями так называемого «международного сообщества», пишут Габи Сибони и Коби Михаэль. Материал отражает израильскую точку зрения на текущий ближневосточный конфликт и подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай». Палестинская точка зрения представлена здесь.
Мнения участников


Американская и израильская версия нападения ХАМАС

Некоторые авторы, например Джон Миршаймер, называют происходящее такой же неожиданностью, как и войну в октябре 1973 года. По его мнению, до этой битвы Израиль проводил политику сосуществования с ХАМАС, считая эту организацию лучшим препятствием для реализации принципа двух государств. Это само по себе показывает, что израильский режим всё ещё ищет предлог для того, чтобы палестинское государство не было создано ни при каких обстоятельствах. Джеффри Фельтман из Брукингского института также приводит такую аналогию, но считает, что в 1973 году страны, напавшие на Израиль, представляли для него экзистенциальную угрозу, в то время как ХАМАС такой угрозой не является.

Существует глобальный консенсус относительно неготовности Израиля перед лицом нападения ХАМАС, но относительно причин этого мнения расходятся. Миршаймер считает главной причиной неправильное восприятие Израилем организации. Попытка Израиля использовать ХАМАС в качестве инструмента лишила израильский режим возможности осознать реальную его опасность. С другой стороны, свою роль сыграли высокомерие и самомнение израильтян. Американцы обычно проводят аналогии, чтобы понять проблемы безопасности, но иногда они пользуются этим методом с целью так называемого фрейминга другой стороны для дальнейшего начала военных действий. На сей раз израильтяне использовали сравнение раньше, чем американцы, восприняв атаку ХАМАС как повторение 11 сентября. Президент США Байден также несколько раз приводил эту аналогию.

В результате точно так же, как ответ США на нападение «Аль-Каиды» на территорию США был чрезмерным и непропорциональным, нападение Израиля на сектор Газа было гораздо более обширным, чем необходимо. Поэтому говорят, что целью визита американских официальных лиц в регион в начале военных действий было предостеречь Израиль от повторения ошибки США после 11 сентября. Ответом США на теракт 11 сентября стала оккупация двух стран, что привело к массовым убийствам мусульман. Таким образом, эта аналогия подготовила почву для геноцида палестинцев со стороны Нетаньяху. Существует мнение, что действия ХАМАС являются провалом израильской разведки, как 11 сентября было провалом американской. ХАМАС, вероятно, готовился к этой операции несколько месяцев. Остаётся загадкой, почему Израиль не мог предвидеть такое нападение, несмотря на бдительность в секторе Газа. Можно даже сказать, что американцы добились большего успеха: таких неожиданных ударов США не получали 200 лет – с тех пор, как Вашингтон сожгли британцы. До нападения «Аль-Каиды» на территорию США чувство безопасности американцев было настолько велико, что в экспертных и академических дискуссиях о внутренней безопасности США почти не говорили.

Израилю следовало ожидать удара в любой момент, но во время атаки ХАМАС могло возникнуть впечатление, что в стране нет ни правительства, ни полиции, ни спецслужб.

На оперативном уровне многие сравнивают действия Израиля с американскими операциями в Мосуле против ДАИШ  из-за использования туннелей. Однако ДАИШ считалось в Мосуле иностранной силой, а ХАМАС присутствует в сердце палестинского общества и во всех его слоях. Кроме того, количество бомб, сброшенных на Газу, нельзя сравнивать с количеством бомб, сброшенных Соединёнными Штатами на Мосул. Чрезмерный и при этом безуспешный попытки Израиля найти и уничтожить туннели в таком месте, как больница Аш-Шифа, демонстрирует крайнюю неудачность этой аналогии.

Цели Израиля в Газе

С самого начала битвы в Газе американские официальные лица заявляли, что Израиль не намерен оккупировать Газу и оставаться в ней и что цель Израиля состоит только в том, чтобы уничтожить ХАМАС, взорвать туннели и разрушить мастерские. Многие считают, что при таком раскладе при росте потерь Израиля, он выйдет из войны, провозгласив победу. Принимая во внимание тот факт, что десятки тысяч сторонников ХАМАС работают в школах, больницах и правоохранительной системе (их численность оценивается в 60 тысяч человек) и что ХАМАС – это прежде всего идея, или, как пишет Дэвид Миллер, набор идей, искоренить его такими методами невозможно, а утверждения Израиля являются необоснованными.

Фактически более крупная цель Израиля состоит в том, чтобы переместить палестинцев на Синай и повторно присоединить Газу к Израилю, а также разрушить туннели, построенные ХАМАС, освободить заложников. Впрочем, похоже, что израильский режим намерен определяться с целями по ходу дела. Перемещение и переселение палестинского населения представляют собой повторение событий 1948 или 1967 годов. В настоящее время израильская армия реализует переходный план, согласно которому она будет контролировать безопасность и гражданскую администрацию в секторе Газа. Недаром Нетаньяху говорил, что израильские силы в обозримом будущем должны иметь свободу передвижения в Газе.

Отсутствие стратегии с обеих сторон

По мнению Кордесмана, тактические победы ХАМАС без значительных политических и стратегических достижений сделали сектор Газа уязвимым для израильских воздушных ударов. Но ситуация сейчас такова, что видится возможность серьёзной победы на палестинском фронте. Что очень важно, так это роль народа Газы. Все усилия Израиля были направлены на то, что обезлюдить сектор посредством бесконечных бомбардировок. Однако, несмотря на израильскую пропаганду и психологическую войну, ведущуюся Израилем, можно сказать, что на этот раз палестинцы либо остались месте, либо быстро вернулись на север сектора и открыли новый фронт против Израиля. Это позволило ХАМАС выжить и продолжить атаковать Израиль своими ракетами. Если бы в 1948 году было такое сопротивление, то страна под названием Израиль вряд ли вообще бы существовала. С другой стороны, в первые дни битвы, когда американские официальные лица были полными сторонниками Израиля, они менее критично относились к израильской стратегии. Но со временем, и особенно после провала временного прекращения огня, американские власти начали ставить её под сомнение. Министр обороны США Ллойд Остин считает, что Израиль рискует стратегической перспективой ради тактических побед. Дело в том, что гибель каждого палестинца означает, что в ряды ХАМАС в будущем вступят новые члены.

Ни одна война не была выиграна путём сброса бомб на мирное население. По мнению Стивена Кука, рост смертей в секторе Газа означает угрозу безопасности Израиля в будущем и рост популярности ХАМАС. «Наказание» или «месть», по словам генерала Дэвида Петреуса, бывшего командующего американскими силами в Ираке и Афганистане, не является стратегией; потому что палестинцы ответят взаимностью. Как признаёт Кордесман, у Израиля есть возможность подавить или серьёзно ослабить ХАМАС, даже оккупировать и контролировать сектор, но народ Газы никогда не смирится с этим. Израиль не сможет установить прочную безопасность в секторе Газа или добиться реального мира, даже если он полностью уничтожит ХАМАС.

Другими словами, даже если ХАМАС будет ликвидирован, на его месте появится ещё большая угроза Израилю.

Загадкой остаётся фактор времени. Во всех предыдущих случаях война между Израилем и палестинцами длилась максимум месяц. Первоначальные прогнозы на этот раз также заключались в том, что Израиль не в состоянии воевать долго. Однако он держится уже более четырёх месяцев и, вероятно, продолжит держаться, несмотря на огромное международное давление.

Тем не менее он находится в проигрышной ситуации. Минимальная цель Израиля – уничтожить ХАМАС, что очевидно «невозможно», а максимальная – изменить расклад на региональном уровне. Однако реалии таковы, что Израиль вряд ли достигнет даже нижней планки. И даже если он добьётся своего, рано или поздно выборы придётся проводить снова и на них опять победит ХАМАС.

Отсутствие стратегии выхода

Поскольку инициаторы войн вначале всегда с оптимизмом смотрят на их исход, они не думают о том, как их заканчивать. Типичная ошибка развязавшей войну стороны – расчёт на «блицкриг». Вдобавок не стоит сбрасывать со счетов общественное мнение, упирающее на наличие пленных в руках ХАМАС. Поэтому в начале войны внутреннее давление могло также подтолкнуть правительство Нетаньяху к иррациональным действиям. Хотя Нетаньяху утверждал, что готов к длительной войне, возможно, что его кабинет был настроен на краткосрочную. Как бы то ни было, Израиль подтвердил, что у него нет чёткой стратегии выхода. Президент США Байден, министр обороны Остин и министр иностранных дел Энтони Блинкен напоминали Израилю, что ему следует подумать о будущем. Но похоже, что он зашёл в тупик, показав, что гораздо слабее с точки зрения психологической войны и контрразведывательных мер, чем считалось ранее. В итоге никто не понимает, как положить конец этой войне. США и ЕС настаивают на принципе двух государств и рассматривают возможность размещения миротворческих сил ООН в секторе Газа после прекращения огня. Этот план, вероятно, не увенчается успехом из-за враждебного отношения Израиля к Организации Объединённых Наций, но, по оценкам США и ЕС, обсуждение этого вопроса как минимум заставит Израиль задуматься о прекращении войны.

Вполне возможно, что народ Газы сможет превратить битву против Израиля в войну на истощение. Если тактика Израиля состоит в том, чтобы превратить Газу в выжженную землю, палестинская война против него только начинается – тем более что палестинцам больше не за что беспокоиться.

Газа. Йемен. Эпицентры боли. О чувствах, мифах и памяти на Ближнем Востоке
Виталий Наумкин, Василий Кузнецов
Наличие объединительных мифов и символов позволяет выделять ближневосточное пространство в качестве своеобразного региона на карте мира. Эти мифы и символы компенсируют недостаток внутрирегиональных экономических связей и разнонаправленность политических устремлений региональных элит. Они же становятся основой для выстраивания гуманитарных связей на всём пространстве «от Океана до Залива» и дальше на Восток.
Доклады


Сценарии

1. Некоторые из предыдущих участников палестино-израильских мирных переговоров полагают, что в последние десятилетия любое мирное соглашение между палестинцами и израильским режимом заключалось после конфликта и что любой прогресс с 1967 года следовал этому правилу. По крайней мере, каждый раз палестинский вопрос выходил на первый план, и снова становилось понятно, что решить его военными или террористическими методами невозможно.

2. Из-за враждебного настроя Израиля в отношении ООН никакие силы этой организации не будут размещены в Газе. Поэтому, возможно, свою роль могут сыграть многосторонние силы арабских стран или миротворческие силы для наблюдения за выполнением соглашения 1979 года между Израилем и Египтом. Но ни одна страна региона не является членом многосторонних международных миротворческих организаций. Арабские страны могут оплатить восстановление Газы, но не размещать войска. Конечно, в долгосрочной перспективе существует вероятность того, что коалиция арабских стран, которые являются/будут членами «Соглашений Авраама», примет на себя задачу восстановления Газы. Лига арабских государств также подчёркивает свою решающую роль. Объединённые Арабские Эмираты, Катар и Саудовская Аравия не вложат необходимые миллиарды долларов, если не будет серьёзной приверженности политическому решению. Утверждалось, что результат зависит от способности США убедить Израиль бороться с ХАМАС с морально и дипломатически приемлемыми издержками.

3. В политическом плане, даже если Израилю удастся свергнуть ХАМАС, возникнет вакуум управления и беспрецедентный гуманитарный кризис. В этом случае результатом конфликта будет хаос.

4. Власть не может быть навязана сектору Газа извне. Даже лидеры Палестинской национальной администрации не желают возвращаться туда при поддержке израильских танков. Тем более что легитимность этой организации находится под вопросом. ФАТХ не проводила выборов с 2005 года, 87-летний Махмуд Аббас по-прежнему остаётся её первым избранным лидером. Подавляющее большинство палестинцев считают её коррумпированной и неэффективной. Её сотрудничество в сфере безопасности с Израилем на Западном Берегу также является предметом глубокого разочарования палестинцев. Кроме того, Палестинская национальная администрация не в состоянии защитить палестинцев от нападений израильских поселенцев на Западном Берегу. В последние годы само существование Палестинской национальной администрации было поставлено под сомнение, не говоря уже о его готовности управлять населением в два миллиона человек на фоне войны. Если Палестинская национальная администрация хочет иметь какую-либо власть, это требует новых выборов, огромных ресурсов и совершенно другого поведения. Сейчас правительство Палестинской национальной администрации отрицает возможность управлять Газой без участия ХАМАС, тогда как Нетаньяху заявил, что ХАМАС не может быть стороной переговоров об освобождении заложников. Это парадокс.

5. Учитывая последствия происходящего, первоочередной задачей является формирование инфраструктуры управления сектором Газа. Гуманитарная помощь и послевоенное планирование должны осуществляться параллельно. Вопреки заявлению Нетаньяху о том, что Израиль навсегда останется ответственным за безопасность Газы, администрация США заявила, что после ХАМАС контроль над сектором Газа перейдёт в руки палестинцев.

Но проблема израильского режима и США в том, что их предположения об искоренении ХАМАС никогда не смогут воплотиться в жизнь, потому что ХАМАС является частью палестинской реальности.

6. Опыт последних ста лет показывает, что главным вопросом является природа государства Израиль. В Декларации Бальфура говорилось, что еврейское государство должно признавать и другие религии, но опыт показал, что это невозможно. Израильтяне в последние годы стали более сплочёнными в том, что касается отвержения принципа двух государств. Присутствие фанатичных поселенцев, число которых в последние годы возросло, также усложняет ситуацию. Поэтому теперь даже некоторые израильтяне с американскими корнями предлагают перейти к принципу одного голоса на человека. Но поскольку характер правительства в Израиле, похоже, не изменится в обозримом будущем, основной характеристикой будущих отношений Израиля с палестинцами будут кризис, конфликт и война. Более того, существует риск того, что нынешняя битва в секторе Газа воспламенит весь регион.

7. В последние месяцы бойцы «Ансарулла» пришли на помощь жителям Газы; их удары по Эйлату и нападения на корабли, направляющиеся в порты Израиля в Красном море, могут вызвать невиданные до сих пор стратегические последствия. С того дня, как Соединённые Штаты вступили в войну с «Ансарулла» стало ясно, что за этим стоит более серьёзная цель. США намеренно начинают войну в Красном море, Баб-эль-Мандебском проливе и Аденском заливе. В результате нападения США и Великобритании на Йемен и жёсткой реакции йеменской армии на эти нападения этот регион автоматически стал менее безопасным.

Эта американская операция на самом деле была проведена для укрепления контроля над европейскими странами.

Как и в случае с конфликтом на Украине, в результате которой европейцы лишились доступа к дешёвому российскому газу, теперь они лишены дешёвой нефти и товаров из азиатских стран.

Увеличение транспортных и страховых расходов из-за американской операции в Красном море вынуждает западные компании изменить логистические маршруты. Нефть и углеводородные продукты больше не доходят до европейцев вовремя.

Главным проигравшим от этих американских и британских операций стал близкий союзник США – Индия, которая использовала дешёвую российскую нефть для поставки углеводородных продуктов европейцам по более выгодной цене. В то время как издержки возросли из-за нехватки нефтепродуктов, европейцы запросили американские углеводородные продукты, возродив трансатлантический маршрут для крупных американских нефтяных компаний. По этой причине европейские страны не согласились присоединиться к США и Великобритании в их авантюре на Красном море и в Баб-эль-Мандебском проливе.

8. В ходе конфликта в Газе стало очевидно. что Ирану и США следует продолжать использовать уроки, которые они извлекли за более чем четыре десятилетия, в качестве основы для принятия решений – то есть избегать военной конфронтации друг с другом и не превышать уровень «мирного» сдерживания.

9. Конфликт не ограничивается сектором Газа, он затронул Западный Берег и даже Ливан, Сирию, Ирак и Йемен. Следовательно, в регионе не может быть мира, кроме как через признание права палестинцев на самоопределение. Стоит отметить, что израильский режим практически сделал невозможной реализацию идеи двух государств. Расселение 700 тысяч евреев на Западном берегу показывает, что Израиль из-за идеологии сионизма, основанной на апартеиде и дискриминации, а также на идее превосходства еврейского народа над мусульманами и христианами, потворствует террористическим актам против антисионистских элит и практически выступает против двухгосударственного решения.

10. Непоколебимая поддержка Западом, особенно Соединёнными Штатами, резни со стороны Израиля доказала, что такие принципы, как демократия, права человека и международное право, являются не более чем болтовнёй.

Похоже, что безразличное отношение Запада ослабило авторитет международного права и привело к моральному падению либерально-демократической системы. С другой стороны, решение Международного суда по иску ЮАР против Израиля может стать отправной точкой для того, чтобы обязать израильский режим отреагировать на неоднократные и долгосрочные нарушения международного права.

В такой обстановке Иран, Китай и Россия посредством создания стратегического партнёрства могут проложить путь к постамериканскому международному порядку. У них общие цели: Китай хочет вытеснить Соединённые Штаты из западной части Тихого океана и нейтрализовать американскую стратегию «Поворота к Азии». Россия также хочет вернуть утраченное влияние после распада Советского Союза и в рамках украинского кризиса нейтрализовать американский проект расширения НАТО в Евразии. На Ближнем Востоке Иран и «ось сопротивления» (включая ХАМАС, хуситов и «Хизбаллу») стремятся поддержать дело палестинцев против израильского режима и противостоять региональной гегемонии Соединённых Штатов. Поэтому Пекин, Москва и Тегеран должны взаимодействовать в рамках существующих институтов, БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества, чтобы влиять на нынешнюю международную систему в переходном периоде.

Заключение

Очевидно, что война в Газе не имеет конца из-за израильской идеологии. В умах израильских лидеров нет места для варианта двух государств, они не только выступают против создания суверенного палестинского государства, но и полны решимости создать Большой Израиль, который охватит сектор Газа, Западный Берег, Южный Ливан и сирийскую территорию (Голанские высоты). Учитывая неспособность западных и арабских лидеров обеспечить создание двух государств, устойчивый мир на Ближнем Востоке может быть реализован только тогда, когда право палестинцев на самоопределение и палестинскую государственность будет уважаться и будет создано равноправное государство для всех.

Мы считаем, что референдум, который предоставил бы право голоса всем коренным народам, независимо от их религиозной принадлежности, под контролем международного органа – Организации Объединённых Наций, а не израильских или палестинских организаций, остаётся единственным путём к устойчивому миру в регионе. Более того, этот мир в регионе должен исходить изнутри, а не снаружи. Только страны Ближнего Востока могут исправить ближневосточный мирный процесс. И чем дольше будет продолжаться война в Газе, тем выше риск более широких расколов на Ближнем Востоке. Страны Ближнего Востока должны объединиться, чтобы создать прочные механизмы предотвращения конфликтов и в конечном итоге добиться устойчивого мира в регионе.

Возвращение дипломатии?
Решение палестинского вопроса – ключ к региональной стабильности
Ахмед Мадждалани
Регион не может наслаждаться безопасностью, стабильностью и миром без достижения справедливого и всеобъемлющего урегулирования. Решение проблемы должно гарантировать создание независимого государства в границах по состоянию на 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. В противном случае конфликт будет продолжаться, и его пламя выйдет за пределы Палестины, пишет Ахмед Мадждалани, генеральный секретарь Палестинского фронта народной борьбы, член исполнительного комитета Организации освобождения Палестины. Материал отражает палестинскую точку зрения на текущий ближневосточный конфликт и подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай». Израильская точка зрения представлена здесь.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.