Возвращение дипломатии?
Военные цели Израиля

Государство Израиль и народ Израиля пережили множество кризисов и выдержали трудные времена. Израиль может выйти победителем и на этот раз. Это будет дорого стоить, но у нас есть историческая возможность изменить палестинскую и региональную арену. На нас будет оказываться международное давление, но мы не должны сдаваться перед увещеваниями так называемого «международного сообщества», пишут Габи Сибони и Коби Михаэль. Материал отражает израильскую точку зрения на текущий ближневосточный конфликт и подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай». Палестинская точка зрения представлена здесь.

Израиль должен сражаться до тех пор, пока военный потенциал и руководство ХАМАС и других группировок в секторе Газа не будут полностью уничтожены[1].

Утром в субботу 7 октября 2023 года Израиль был застигнут врасплох атакой ХАМАС. Террористической организации удалось спланировать, подготовить и осуществить синхронный внезапный удар, которому солдаты ЦАХАЛ оказались не в состоянии противостоять. Хотя у нас ещё нет всех подробностей тех событий, ХАМАС явно обзавёлся весьма эффективными наступательными и оперативными возможностями. Организация действовала скоординировано в нескольких местах. Террористы, ослепив системы контроля и беспрепятственно прорвав барьер безопасности Газы, преодолели вторую линию обороны, захватили лагеря ЦАХАЛ и убили множество людей, а также похитили солдат и мирных жителей и отправили их в Газу. Кроме того, была захвачена и переброшена в сектор Газа военная техника.

На данный момент Израиль воюет на нескольких фронтах: Газа, Ливан («Хизбалла» и палестинские террористические организации), шиитские ополченцы из Сирии и Западного Ирака, террор из Иудеи и Самарии, Иран, хуситы в Йемене. Все они являются частями так называемой оси сопротивления, возглавляемой, поддерживаемой и управляемой Ираном. Сейчас Израиль сосредотачивает своё внимание на фронте Газы. Тем не менее необходимо, чтобы противник осознал готовность сил ЦАХАЛ начать атаку на Ливан, если «Хизбалла» бросит вызов. Лидеры «Хизбаллы» и Ливана понимают разрушительные последствия возможного распространения боевых действий на страну.

Возвращение дипломатии?
Решение палестинского вопроса – ключ к региональной стабильности
Ахмед Мадждалани
Регион не может наслаждаться безопасностью, стабильностью и миром без достижения справедливого и всеобъемлющего урегулирования. Решение проблемы должно гарантировать создание независимого государства в границах по состоянию на 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. В противном случае конфликт будет продолжаться, и его пламя выйдет за пределы Палестины, пишет Ахмед Мадждалани, генеральный секретарь Палестинского фронта народной борьбы, член исполнительного комитета Организации освобождения Палестины. Материал отражает палестинскую точку зрения на текущий ближневосточный конфликт и подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай». Израильская точка зрения представлена здесь.
Мнения участников


Правительство сформулировало чёткие цели, которые можно воплотить в военные операции. Боевые задачи ЦАХАЛ заключаются в ликвидации руководства ХАМАС (военного и политического) одновременно с полным уничтожением военного и управленческого потенциала ХАМАС и других палестинских террористических группировок в секторе Газа, освобождении всех заложников и обеспечении того, что сектор Газа не будет больше представлять угрозу для Израиля.

Израиль ведёт войну в соответствии с принципами международного гуманитарного права без каких-либо дополнительных ограничений. Для достижения этих целей потребуются годы, но они должны быть реализованы, если Израиль хочет выжить в тревожном и опасном регионе.

Одной из целей, которые израильское правительство передало в качестве политической директивы ЦАХАЛ и другим структурам безопасности, является уничтожение военного и управленческого потенциала ХАМАС. Здесь нет места казуистике. Мы должны искоренить любое публичное проявление идеологии ХАМАС. Останутся те, кто продолжит придерживаться этой идеологии – и это невозможно предотвратить, – но каждому её открытому проявлению должна объявляться война, и не только кинетическими средствами.

Поэтому мы должны поставить цель дехамасификации Газы, а затем Иудеи и Самарии. Потребовалось немало лет, чтобы очистить Германию от остатков нацистского прошлого, и мы тоже должны быть готовы к долгой и трудной работе. Достигнуть цели будет непросто. Это потребует многолетней военной, политической, культурно-просветительской, экономической и юридической борьбы. Но если мы будем решительны и непоколебимы, мы добьёмся своей цели. Мы должны стремиться к международно согласованному решению, но даже и без такого консенсуса Израиль в состоянии достичь нужного результата.

ХАМАС как движение, его приверженцев, его образ жизни и его действия нельзя оценивать в свете существующих законов. Если мы желаем жить дальше, то движение и его дух должны быть искоренены. Мы должны действовать решительно, в духе свободного мира в его войне против нацизма. Невозможно искоренить идеологию из сердец и умов, но можно влиять на общество. Это то, что произошло в Германии, и это то, что должно произойти с палестинским обществом.

Государство Израиль и народ Израиля пережили множество кризисов и выдержали трудные времена. Израиль может выйти победителем и на этот раз. Это будет дорого стоить, но у нас есть историческая возможность изменить палестинскую и региональную арену. Израиль не должен повторять ошибки прошлого, довольствуясь лишь ослаблением террористических организаций и торопясь достичь прекращения огня. Он должен сражаться до тех пор, пока военный потенциал и руководство ХАМАС и других организаций в Газе не будут уничтожены.

Мы не должны реагировать на прихоти так называемого «международного сообщества». Мы должны выдержать любое давление и закончить начатое.

Главной задачей в секторе Газа будет снижение угроз безопасности, с которыми сталкивается Израиль. После окончания войны израильские военные и силы безопасности продолжат кампанию, направленную на завершение дехамасификации сектора Газа путём уничтожения террористов, которые отказываются сложить оружие, уничтожения военной и управленческой инфраструктуры ХАМАС. При этом потребуется механизм гражданского управления территорией и её населением. Первый этап обязательно будет сосредоточен на насущных потребностях населения, особенно в продовольствии, воде, а также базовых услугах здравоохранения и санитарии. Позже необходимо будет удовлетворить более сложные потребности – образование, занятость, передовые медицинские услуги, окружающая среда, связь, инфраструктура и так далее.

Появление местного руководства, приемлемого для большинства населения, маловероятно. Поэтому необходим международный пакет поддержки. Лучшим способом было бы создание опекунского административного режима, состав которого ещё необходимо обсудить. В состав администрации должны войти представители соседних арабских стран, принадлежащих к более прагматичному лагерю, возглавляемому Египтом и Саудовской Аравией и поддерживаемому Соединёнными Штатами.

Этот опекунский режим возьмёт на себя ответственность за удовлетворение насущных гражданских потребностей населения и будет управлять территорией, одновременно создавая условия для развития местного управления. Тысячи сотрудников Палестинской автономии, не связанных с ХАМАС, могут быть использованы в качестве основы для создания эффективного гражданского технократического режима. Это процесс может занять много лет.

Построение палестинского гражданско-технократического режима в секторе Газа должно стать моделью для Иудеи и Самарии (обновлённой Палестинской автономии – как это сформулировал президент Байден в своей статье в Washington Post). Аппарат управления в Газе будет действовать независимо от существующего в Иудее и Самарии. Следует рассмотреть идею разделения Иудеи и Самарии на отдельные зоны гражданской администрации. Общая ответственность за безопасность останется в руках Израиля, тем самым обеспечивая ему полную оперативную свободу действий. Силы безопасности существующей ПА будут расформированы и экипированы только для обеспечения правопорядка без какого-либо наступательного потенциала. Опыт показывает, что любой военизированный потенциал, которым обладают палестинцы, становится наступательным военным потенциалом. Например, существующие подразделения коммандос Палестинской автономии, подготовленные и оснащённые американцами, обладают наступательным потенциалом. Эти подразделения могут действовать против еврейских поселений в Иудее и Самарии и даже против самого Государства Израиль.

Если международной опеке удастся построить хорошо функционирующую гражданскую администрацию в секторе Газа, то можно будет принять ту же модель и в Иудее и Самарии, одновременно рассматривая возможность разделения территории на несколько зон гражданской администрации. Предлагаемый формат может стать инфраструктурой для палестинской федерации, включающей сектор Газа и кантоны Иудеи и Самарии.

Новая палестинская административная структура должна быть включена в рамки новой региональной архитектуры. Она может превратиться в иорданско-палестинскую конфедерацию. Шансы на это могут возрасти, если страны региона вместе с Израилем и при поддержке США вернутся к процессу нормализации отношений между Израилем и арабскими государствами региона, особую роль в котором должна сыграть Саудовская Аравия.

Газа. Йемен. Эпицентры боли. О чувствах, мифах и памяти на Ближнем Востоке
Виталий Наумкин, Василий Кузнецов
Наличие объединительных мифов и символов позволяет выделять ближневосточное пространство в качестве своеобразного региона на карте мира. Эти мифы и символы компенсируют недостаток внутрирегиональных экономических связей и разнонаправленность политических устремлений региональных элит. Они же становятся основой для выстраивания гуманитарных связей на всём пространстве «от Океана до Залива» и дальше на Восток.
Доклады



[1] Эта статья основана на предыдущих публикациях авторов в рамках исследований Иерусалимского института стратегии и безопасности.



Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.