Возвращение дипломатии?
Турция и новая региональная безопасность

После 2024 года значительная часть мира, включая Турцию, вступит в политический период без выборов. Мы можем стать свидетелями изменения и укрепления альянсов, что является окном возможностей для решения накопившихся за последние годы проблем, пишет Таха Озхан, директор по исследованиям Института Анкары. Материал подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай».

С начала нового тысячелетия глобальный геополитический ландшафт претерпел глубокие изменения. Начало «войны с террором» Соединёнными Штатами после 11 сентября привело к сосредоточению на борьбе с терроризмом и отвлекло внимание от первостепенных проблем геополитической архитектуры и архитектуры безопасности. Этот сдвиг направил усилия на противостояние негосударственным субъектам, участвующим в прокси-войнах, отодвигая на второй план решение важных геополитических и экономических проблем. В итоге 25 лет тщетных вмешательств в дела Ближнего Востока усугубили уязвимость региона.

Турция находится в сложной среде, на которую влияет не только глобальная геополитическая напряжённость, но и повышенный уровень региональной дестабилизации. В Сирии продолжается гражданская война. Иран, подвергшийся западным санкциям, так же продолжает косвенно способствовать региональной нестабильности. Риск перерастания опосредованной войны Тегерана с Израилем в прямой конфликт ощутимо возрос. Ирак, ещё один сосед Турции, борется за поддержание хрупкого порядка в стране, в то время как Ливан столкнулся с политическим и экономическим параличом. Вдобавок растущий риск нового конфликта с Израилем усугубляет все кризисы сразу.

Израиль, соседствующий с Ливаном, остаётся главной проблемой региона. Нестабильность, экспортируемая им на протяжении многих лет, переросла в период «арабской весны» и в серьёзный кризис безопасности. Запад пытался сохранить свой израилецентричный порядок за счёт всего региона, что привело к увеличению риска регионального конфликта из-за политики Израиля в оккупированной Палестине. Между тем после переворота 2013 года Египет погрузился в серьёзный экономический кризис и кризис в области прав человека, а Ливия продолжает сталкиваться с нестабильностью на всех фронтах. Российско-украинский конфликт к северу от Турции усилил геополитическую уязвимость в Черноморском регионе.

Газа. Йемен. Эпицентры боли. О чувствах, мифах и памяти на Ближнем Востоке
Виталий Наумкин, Василий Кузнецов
Наличие объединительных мифов и символов позволяет выделять ближневосточное пространство в качестве своеобразного региона на карте мира. Эти мифы и символы компенсируют недостаток внутрирегиональных экономических связей и разнонаправленность политических устремлений региональных элит. Они же становятся основой для выстраивания гуманитарных связей на всём пространстве «от Океана до Залива» и дальше на Восток.
Доклады


Турция соседствует с двумя военными конфликтами, формирующими глобальную повестку дня – палестинско-израильским и российско-украинским. Геополитический стресс, вызванный этими противостояниями, напрямую влияет на безопасность Турции и её геополитическую перспективу. Управление рисками безопасности исключительно важно для Турции, поскольку она стремится поддерживать экономическую стабильность в условиях геополитических всплесков от Чёрного моря до Ближнего Востока. В числе этих рисков находятся политические, этнические и религиозные разногласия, вышедшие на поверхность после американского вторжения в Ирак и по-прежнему влияющие на регион сегодня.

Выброс энергии из этих разломов, слившийся с арабскими восстаниями в начале 2010-х годов, создал вакуум безопасности, который оказался пагубным для всех.

В этом вакууме возник ДАИШ  и проявились новые региональные уязвимости. В настоящее время эти риски сохраняются. Для Турции они не уменьшатся до тех пор, пока в Ираке не установится политическая стабильность, не появится подлинная власть и не будет смягчена политическая напряжённость, порождённая американским вторжением.

Кроме того, сохраняются риски безопасности, возникающие из-за неудачной модели власти, которую попыталась навязать администрация меньшинства в Сирии. Экспортируя терроризм и миграцию в свой регион и в другие регионы, Сирия делает необходимым внешнее вмешательство. Ситуация явно затянулась, значительная часть населения покидает страну, порождая гуманитарный кризис. Более того, де-факто автономная структура, созданная РПК в Сирии, продолжает напрямую угрожать Турции. Пока эта террористическая структура существует, создавая угрозу для Турции и подрывая перспективы всеобъемлющего политического урегулирования в Сирии, в число главных приоритетов Анкары в Сирии, параллельно с политическим урегулированием, будет входить решение этого вопроса. Достижение этой цели требует установления нового взаимопонимания с США и Россией, а также предотвращение того, чтобы Иран саботировал этот процесс, как это произошло в Ираке.

После вызванной арабскими восстаниями встряски в регионе Турция столкнулась с напряжённостью в отношениях практически со всеми региональными игроками. Отношения с Израилем были разорваны в 2009 году. Далее последовали трения с Саудовской Аравией, Египтом, ОАЭ и Сирией. Этот десятилетний период закончился в 2022 году, когда Турция начала процесс восстановления дипломатических контактов. К 2023 году Турция восстановила отношения со всеми этими странами, обменявшись визитами и оживив экономические связи. В этой картине недостаёт только сирийского несостоявшегося государства и Израиля. Однако способность Израиля вредить региональным связям Анкары ослабла. Турция, открывающая новую страницу в отношениях со странами региона, несмотря на противодействие Израиля, продолжает улучшать свои геополитические отношения и связи в сфере безопасности.

Для Турции ещё одной значительной уязвимостью в регионе является ситуация, возникшая в Юго-Восточной Европе и на Чёрном море в результате российско-украинского конфликта. Исключительные отношения Турции с Россией с первых дней боевых действий позволили ей оградить как свои интересы, так и отношения с Москвой. Безответственная произраильская позиция украинского руководства во время массовых убийств в Газе в сочетании с двойными стандартами Запада существенно изменила восприятие российско-украинского конфликта. Турция, способствуя созданию в Стамбуле плацдарма для прекращения конфликта на раннем этапе, осознает его влияние на безопасность на Чёрном море. Учитывая отказ Турции ввести по требованию Запада эмбарго против России, частично вызванный четырёхлетней напряжённостью в отношениях с Вашингтоном из-за С-400, становится очевидным, что турецко-российские отношения выдержали стресс-тест. Однако в случае возникновения новой напряжённости необходимо будет предпринять несколько шагов для того, чтобы отношения развивались на более здоровой основе.

Турция ожидает, что Москва поднимет своё сотрудничество с Анкарой в Сирии на новый уровень, сформировав инклюзивное партнёрство для всеобъемлющего решения.

Помимо этого, Турция желает смягчения напряжённости в области безопасности на Чёрном море. Существует плодотворная основа для достижения прогресса на этих двух направлениях. Время покажет способность стран к сотрудничеству.

В следующем месяце Турция вступает в 50-месячный период без выборов. Следовательно, внутри страны ослабнет политическое давление. Это может означать новые инициативы по многим региональным геополитическим вопросам, включая вопросы безопасности. Что ещё важнее, после 2024 года значительная часть мира также вступит в политический период без выборов. Мы можем стать свидетелями изменения и укрепления альянсов, что может стать окном возможностей для решения накопившихся за последние годы проблем.

Возвращение дипломатии?
Как обеспечить стабильность и мир на Ближнем Востоке
Чагры Эрхан
В основе нестабильности на Ближнем Востоке лежат три взаимосвязанные фундаментальные проблемы: это палестинский вопрос, амбиции нерегиональных игроков и деятельность террористических группировок и негосударственных субъектов. Чагры Эрхан, профессор Университета Алтынбаш, предлагает возможные решения данных проблем. Материал подготовлен специально к XIII Ближневосточной конференции клуба «Валдай».

Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.