Мораль и право
Вакцинная дипломатия – ожидания vs реальность?

Вера в дипломатию как таковую и в её «вакцинный подвид» в частности вселяет в обывателя оптимизм. Возникает мантра: всем миром создадим вакцины – привьёмся – победим пандемию. Но на деле широкомасштабного международного сотрудничества в процессе разработки прививочных материалов не замечается. Вопреки декларируемому объединению усилий людей доброй воли, мы наблюдаем простейший геополитический национализм, пишет доцент кафедры дипломатии МГИМО МИД России Роман Райнхардт. 

На протяжении вот уже многих месяцев проблематика так называемой вакцинной дипломатии обсуждается в отечественных, равно как и в зарубежных СМИ. В экспертном дискурсе – несколько меньше. Так часто бывает с ещё не до конца устоявшимися политологическими конструктами. Тем более когда эти конструкты, понятные на интуитивном уровне и положенные на теоретическую основу, оказываются не совсем подходящими для описания и анализа объективной реальности. В результате тема теряет актуальность. Можно даже добавить – стремительно. Ведь сколь бы обречённо, пессимистично и к тому же канцеляритно это сейчас ни прозвучало, «вынуждены констатировать», что вакцинная дипломатия (именно дипломатия, а не сама вакцинация) не оправдала возложенных на неё надежд. Иначе говоря, систематически провалилась. Причём как минимум трижды. 

Для того чтобы отследить каждый из этих сбоев, предлагаем, во-первых, перенестись на полтора года назад. Во-вторых, взглянуть на явление глазами не эксперта, но скорее, если так можно выразиться, обывателя-международника. Итак, весной 2020 года во время «первой волны» обыватель вместе со всем прогрессивным человечеством уходит в глухой локдаун. Он строго и неукоснительно соблюдает режим самоизоляции и, дабы скоротать время, начинает перелистывать классиков истории и теории дипломатии – Гарольда Никольсона, Эрнеста Сатоу, Владимира Потёмкина и других. Попадаются ему в руки и труды современного американского учёного и видного общественного дипломата Питера Хотеза, который спустя год (в марте 2021) издаст книгу «Предотвращение следующей пандемии: вакцинная дипломатия во времена антинауки» (Preventing the Next Pandemic – Vaccine Diplomacy in a Time of Anti-science). С отдельными тезисами, изложенными в названном сочинении, Хотез выступал и ранее на различных платформах – до того, как это, что называется, стало мейнстримом. Как минимум с середины 1990-х годов. 

Вера в дипломатию как таковую и в её «вакцинный подвид» в частности (будь то в толковании Хотеза или же более обобщённо и абстрактно) вселяет в обывателя оптимизм. Возникает мантра: всем миром создадим вакцины – привьёмся – победим пандемию. Отчасти такая формула входит в официальный или, во всяком случае, в полуофициальный нарратив. Дескать, надо всем участникам мировой арены объединиться перед лицом глобальной катастрофы. Сотрудничать, а не соперничать. И политикам, и профессиональным дипломатам, но главное, конечно же, учёным. «Ей-ей, намерение благое…», как писал один известный литератор другому.

Слова, как водится, красивые, но на деле широкомасштабного международного сотрудничества в процессе разработки прививочных материалов не замечается.

Дружба дружбой, а вакцинки врозь! Вопреки декларируемому объединению усилий людей доброй воли, мы наблюдаем простейший геополитический национализм. Вкупе с научно-исследовательским. По сути, это был первый провал вакцинной дипломатии – в научно-технологическом её измерении. 

Не видим пользы в рассуждениях о причинах такого провала с позиций обывателя. Лучше вспомнить, что было дальше. Дальше Россия – а параллельно с ней и многие другие страны с развитым научно-технологическим потенциалом – сосредотачивается (сердиться было не на кого – разве что на немного условных летучих мышей из китайской провинции). Сосредоточилась и создала несколько вакцин. Сперва сознательный обыватель думает записаться в передовую группу участников их клинических испытаний. Но потом решает, что лучше не торопиться. Ждёт, пока подтянутся зарубежные коллеги и появится выбор. Глобализация как-никак. Глядишь – образуется эдакий вакцинный супермаркет на глобальном, но, что гораздо важнее и «ближе к телу», на локальном уровне. Как в молочных отделах «досанкционной» эпохи: тут тебе и пармезан, и дорблю, и, разумеется, продукция отечественных сыроваров. «Вакцину какой страны вы предпочитаете в это время дня?» (считается, что прививаться лучше утром, после чего следует пару дней воздерживаться от употребления алкоголя). 

Излишне говорить, что и тут обывательские (точнее – потребительские) ожидания пошли вразрез с действительностью. Вакцинные супермаркеты, даже в формате застойно-советских «берёзок», так и не открылись. И ничто пока не указывает на то, что они в ближайшее время откроются (за рубежом с небольшими поправками так же). Это можно расценить как второй провал вакцинной дипломатии – уже на торгово-экономическом уровне. В сущности, проявление протекционизма в лучших традициях международной политической экономии. Его былые апологеты, вроде Фридриха Листа, Александра Гамильтона и даже Сергея Витте, наверняка бы обрадовались, увидев современные практики. «И всюду меркантильный дух», не говоря уже о региональных диспропорциях в помощи странам, ещё не успевшим наладить производство собственных медицинских препаратов.

 

Геополитика вакцин: пандемия и неравенство
Андрес Сербин
Вакцинный вакуум, созданный западными державами и крупными фармацевтическими корпорациями, заполняется растущим присутствием и влиянием России, Китая и даже Индии, которая сама тяжело страдает от пандемии. Это свидетельствует о растущем весе Евразии в процессе смещения мирового влияния и политической значимости с Запада на Восток, пишет Андрес Сербин.
Мнения экспертов

В свете этого, обыватель к весне-лету 2021 года всё-таки прививается отечественной вакциной. Импортозамещение по принципу «четырёх П»: протекционизм порождает потребительский патриотизм. «Летайте самолётами…» Обыватель бы и полетел, но с наступлением очередной (какой уже по счёту?) волны отдельные направления для путешествий вновь начинают «закрываться». И тут ожидаемо остро встаёт вопрос о международном взаимном признании сертификатов и QR-кодов. 

Призывы к такому признанию обыватель уже неоднократно слышал и со стороны научно-экспертного сообщества, и на высшем уровне. В частности, из уст Президента России Владимира Путина. Однако зарубежные партнёры, видимо, вновь стараются не форсировать, а тщательно проработать этот жизненно важный вопрос. Глас вопиющего (и вакцинированного) в дипломатической пустыне. Говорить о провале в третьей – на сей раз консульско-правовой – плоскости, думается, преждевременно. Впрочем, и успехов в ней пока что не видно – по крайней мере, обывателю. 

Делая шаг вперёд и два шага назад, обыватель вспоминает, как ещё зимой 2021 года некоторые издания пестрили заголовками о начале «холодной войны вакцин». Сдержанный в своих оценках и анализе чужих интерпретаций, он скептически относится к подобным трактовкам событий. Вместе с тем его не покидает ощущение, что некоторые «вакцинные голуби», действительно, стали нести яйца, внешне скорее напоминающие «ястребиные». Возможно, это побочный эффект от прививки отдельными ещё не одобренными ВОЗ препаратами? Вопрос к ветеринарам и политическим орнитологам. 

Куда легче, как представляется, в футурографическом ключе ответить на волнующий обывателя вопрос «что дальше?». При том понимании, что детальное рассмотрение сценариев и составление вакцинно-дипломатических прогнозов – дело сложное и нам едва ли посильное. Скромный автор этих строк не Билл Гейтс и даже не вышеупомянутый Питер Хотез. Тем не менее позволим себе остановиться на двух тезисах, иллюстрирующих неизбежные последующие сложности даже в случае формального признания сертификатов как на двусторонней, так и на многосторонней основе.

 

Мораль и право
Вакцинация: рынок или общественное благо?
17 марта клуб «Валдай» и Аргентинский совет по международным отношениям (CARI) провели совместную дискуссию на тему: «Вакцина как глобальное общественное благо. Многосторонность, сотрудничество и региональная интеграция». Эксперты обсудили проблемы обеспечения равного доступа к вакцинам и международное взаимодействие в сфере вакцинации.

События клуба

Первый – зависимость от политической конъюнктуры. Как известно, ускоряемые глобализацией процессы интеграции и международного сотрудничества призваны устранять барьеры на пути трансграничного движения товаров и услуг (1), капитала (2) и трудовых ресурсов (3). Объединяя туризм как один из частных случаев сферы (1) и максимально расширенную трактовку сферы (3), можно также сказать – людей. При этом, говоря о сфере (1), отнюдь не сложно представить себе следующую картину. Две страны заключают внешнеторговую сделку о регулярных поставках из страны А в страну Б некоторой продукции – например, продовольственной. В какой-то момент лидер страны А делает заявление, вызывающее неодобрение со стороны общественности страны Б. После чего неожиданно выясняется, что импортируемая из страны А продукция не соответствует фитосанитарным требованиям в стране Б. В результате этого экспорт из страны А прекращается. При достижении же консенсуса между лидерами и народами обеих стран условия могут вновь пересмотреться в лучшую (взаимовыгодную, «наиболее благоприятную») сторону. Конечно, это упрощённая, кондовая, однако от того, увы, не менее распространённая в современных международных отношениях схема. Если угодно, разновидность нетарифных барьеров. 

Гарантий, что аналогичных казусов не будет возникать с «сертифицированными» людьми, нет. Причём здесь условной стране Б даже не придётся упражняться в санкционно-дискриминационной казуистике. Объяснения будут простыми: выявлен новый штамм, против которого вакцины страны А не эффективны. 

Второй тезис – трудности борьбы с оппортунистическим поведением. Ещё около полугода тому назад уполномоченные органы обратили внимание на весьма бойкую торговлю «ковид-паспортами» на просторах Даркнета. Есть мнение (законопослушный обыватель сам его, естественно, не проверял), что за определённую, причём вполне доступную многим плату можно приобрести не только отечественные, но и заграничные поддельные удостоверения о вакцинации. Вот где транснациональное сотрудничество и «липовая», «преступная дипломатия», в отличие от «вакцинной», идут полным ходом! По завету великого комбинатора, обыватель, подчеркнём, чтит Уголовный кодекс. Однако многих из тех, кому уж за рубеж невтерпёж, закон и последствия его нарушения не останавливают. Человек, как известно, слаб. Потенциальный турист – вне зависимости от целей загранпоездки – особенно. 

В связи с этим вспоминается и такая история – уже не с туризмом, но с ПМЖ. В конце 1980-х – начале 1990-х годов российским немцам (они же Russlanddeutsche, неофициальное самоназвание – «русаки»), репатриировавшимся на историческую родину, власти исторической родины разрешали пользоваться водительскими удостоверениями, которые были ими получены в СССР и РФ. Довольно скоро статистика ДТП выявила рост доли вовлеченности в них новых репатриантов. Германская полиция начала расследование и пришла к выводу о том, что культура их вождения, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Объяснялось это прежде всего тем, что в эпоху поздней Перестройки и последовавшего за ней «лихого» десятилетия водительские права иногда выдавались людям, которые, вновь скажем мягко, могли совершить «в городе» и «на площадке» больше ошибок, нежели это допускал регламент экзамена Госавтоинспекции. Многих таких «лихачей-русаков» инспекторам вновь обретённой ими родины удалось выявить, привлечь к ответственности и заставить заново ходить уже в местные автошколы. Но главное, что результатом этого скандального разбирательства стало требование получать удостоверения германского образца всем лицам, приезжающим из России на постоянное место жительства в ФРГ, вне зависимости от водительского стажа и иных обстоятельств. И неважно, что требования к выпускникам автошкол в России с тех пор существенно ужесточились. Аргументы о том, что теперь редкий российский водитель сдаёт экзамен ГИБДД с первого раза, ничего не значат. Dura, прошу прощения, lex, sed lex.

Учитывая общий климат и атмосферу сохраняющегося недоверия, не исключаем, что нечто похожее может произойти и с сертификатами о вакцинации.

Профилактика этих преступлений и правонарушений, а также борьба с ними – задачи уполномоченных органов. Мы же можем лишь призвать сограждан и граждан других государств к сознательности. И, к слову, ещё раз процитировать товарища Бендера. 

Завершая очерк, подчеркнём, что вера в вакцинную дипломатию сохраняется. Пациент, безусловно, жив и, к счастью, находится не в «красной зоне». Патология в пределах нормы, не всё потеряно. Надо продолжать курс лечения, возможно, внося в него определённые коррективы. Вместе с тем вынуждены повторно констатировать, что горчаковых в вакцинной дипломатии пока не нашлось. Да и талейранов, судя по всему, тоже.

Дискуссия «Мутация вируса и мировой опыт ревакцинации: права человека и общества»
13.07.2021
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.