Азия и Евразия
Уважение культурного разнообразия – ключ к выживанию в многополярном мире

В экономическом отношении большой азиатский континент, который включает в себя Восточную и Юго-Восточную Азию, Центральную Азию, Индийский полуостров и Ближний Восток, не только густонаселён, но и является домом для некоторых из самых быстроразвивающихся стран мира, которые будут движущей силой грядущей эры – Азиатского века. О культурных особенностях азиатских наций и важности культурного разнообразия пишет Нельсон Вонг, вице-президент шанхайского Центра стратегических и международных исследований. Статья подготовлена специально к XIII Азиатской конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Многими на Западе Восточная и Юго-Восточная Азия обычно воспринимается как обширный регион, относительно спокойный, вмещающий относительно слабые и малые нации, которые оставались покорными западным колонизаторам на протяжении сотен лет. Даже сегодня, когда некоторые азиатские страны добились хороших результатов в своём экономическом развитии, люди из этого региона в целом всё ещё ведут себя очень тихо, особенно на тематических форумах и в публичных дебатах, на глобальных конвенциях и всевозможных отраслевых собраниях. Они сдержанны в выражениях, стараются держаться вместе и опасаются «прыгать выше головы». Но это не означает, что нам, азиатам, нечего сказать или мы не хотим выражать свои мысли перед иностранцами или гвайло, как обычно называют жителей Запада в Гонконге и некоторых странах Юго-Восточной Азии. Основным препятствием является языковой барьер, так как большинство из нас не выросли в индоевропейской языковой среде, мы недостаточно хорошо разговариваем на английском языке и не думаем на европейских языках.

Люди разные. Большинство азиатских народов, особенно в Восточной и Юго-Восточной Азии, развивали свои цивилизации на полях, поскольку наши предки были в основном земледельцами. У нас есть своя философия, свои манеры поведения, мы разработали собственные социальные ценности и стратегии построения нации, которые, возможно, существенно отличаются от тех, что существуют в большинстве европейских стран. В западоцентричное время, когда почти все социальные и политические мысли и теории пришли с Запада, мы, азиаты, взяли на себя обязательство учиться и понимать, сохраняя при этом наши традиции.

Возьмём, к примеру, мою страну – Китай. Мы считаем себя нацией, которая верит в мирное сосуществование и уважает разнообразие мира.

Мы ценим помощь и сотрудничество всех стран, которые помогли нам достичь того, что мы имеем сегодня. В древние времена у нас были Сунь Цзы, чье «Искусство войны» известно во всем мире, и Конфуций, чьи учения до сих пор передаются нашим детям в школах и семьях по всей стране и во многих частях мира. И в современном Китае у нас также есть прекрасные, чрезвычайно осведомлённые и красноречивые государственные деятели и мыслители, но многие из вас, возможно, даже не слышали о них, не говоря уже о том, чтобы ценить их мудрость, главным образом потому, что они не говорят по-английски или вы не понимаете китайский – между прочим очень красочный и красивый язык. Например, в политических и дипломатических беседах мы склонны использовать очень короткие предложения или фразы, иногда прибегая к идиомам или эвфемизмам, чтобы избегать неприятных замечаний. Мы, китайцы, привыкли к этому и считаем само собой разумеющимся, что другие могут оценить эти тонкости. Главный недостаток в том, что иногда люди могут даже не знать, о чём мы говорим. Добавлю, что никакой «дипломатии волков-воинов» не существует, а то, что было, порождалось, скорее всего, неточными переводами. Так что давайте обвинять переводчиков.

Конечно, у нас есть свои проблемы и иногда даже споры между собой, но разве это не естественно для всех людей? Почему мы, азиаты, должны быть другими в этом смысле? Даже если некоторые из бывших западных колонизаторов в регионе оставили нам в наследство пограничные споры или эти споры сохранились с тех времён, когда Китай был слабым и бедным и неспособным защищать свои собственные территории, самое лучшее – не мешать нам, азиатам, решать собственные проблемы. Эпизодические споры о суверенитете над некоторыми островами в Южно-Китайском море, которые иногда вскипают, в настоящее время находятся на пути к мирному урегулированию благодаря совместным усилиям Китая и стран АСЕАН по подписанию Кодекса поведения в Южно-Китайском море. Но если кто-то из нас захочет пригласить стороны за пределами региона для участия через сомнительно мотивированное посредничество, всегда найдутся люди, которые хотели бы навязать принцип «разделяй и властвуй». Здесь я бы ещё раз сказал, что именно азиаты должны понимать правдивость заявлений Китая о стремлении к мирному подъёму. А те, кто утверждает, что не верит в Китай и не признаёт наши азиатские традиции и ценности, просто притворяются, что они не те, кто они есть.

По вопросу о Тайване, следует сказать о стратегической двусмысленности США в отношении политики «одного Китая» и их продолжающейся продаже оружия этому острову, который, как ожидается, всё равно будет воссоединён с материковым Китаем. Неоднократные провокационные визиты высокопоставленных чиновников США и некоторых их союзников вопреки их приверженности политике одного Китая направлены на то, чтобы вызвать раздражение у Китая и создать ложное впечатление, будто это Китай нарушает статус-кво и нагнетает напряжённость в Тайваньском проливе. Но опять же, эта «тайваньская карта», которую США когда-то считали своим смертоносным оружием для сдерживания Китая или дискредитации нашего руководства, похоже, уже не работает так эффективно, как кажется некоторым. Это связано с тем, что большинство людей во всём мире, и особенно в странах региона, точно знают историю Тайваня и то, почему он всё ещё отделен от материковой части Китая, и почему право и решимость Китая добиваться национального воссоединения и защищать свой территориальный суверенитет не подлежат сомнению. Тем не менее, несмотря на терпение и сдержанность Китая, тайваньский вопрос остаётся весьма чувствительным и представляет собой потенциальную угрозу в контексте нашей региональной безопасности. Мы знаем, кто пытается вмешиваться во внутренние дела Китая и продолжает нагнетать напряжённость.

В экономическом отношении большой азиатский континент, который включает в себя Восточную и Юго-Восточную Азию, Центральную Азию, Индийский полуостров и Ближний Восток, не только густонаселён, но и является домом для некоторых из самых быстроразвивающихся стран мира, которые будут движущей силой грядущей эры – Азиатского века. Многие страны этого региона не относятся негативно к России, которая уже извлекает выгоду из дружественных и стратегических партнёрских отношений с Китаем, Индией, Индонезией, Вьетнамом и Ираном – и это лишь начало. Однако для России как для самой большой страны по территории на Земле может оказаться долгосрочной проблемой завоевать доверие к искренности своего стратегического «поворота на Восток» с учётом сосредоточенности её политической и экономической базы в основном на Западе. Поэтому данная Азиатская конференция клуба «Валдай», уже тринадцатая по счёту, чрезвычайно важна, и мы должны отдать должное организаторам мероприятия и нашим российским коллегам и друзьям за их усилия и отличную работу.

Азия и Евразия
Отношения России и Азии в формирующемся международном порядке
Ниведита Дас Кунду
Отношения с Азией считаются одним из приоритетных направлений российской внешней политики. Поворот России в сторону Азии имеет широкую региональную повестку с участием ключевых азиатских государств, пишет Ниведита Дас Кунду, старший научный сотрудник Йоркского университета, академический директор Колледжа Liaison. Статья подготовлена специально к XIII Азиатской конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения участников

В недавнем документе Goldman Sachs говорится, что к 2050 году пятью крупнейшими экономиками нашего мира будут Китай, США, Индия, Индонезия и Германия. Не углубляясь в логику рейтингов, которые использовались для обоснования того или иного вывода или прогноза, сам факт различия, а не сходства только этих пяти стран уже является доказательством разнообразия нашего мира. Возможно, поэтому канцлер Германии недавно заявил, что разногласия с Китаем по многим вопросам не означают, что Германия (и, я бы добавил, ЕС) должны выбрать путь размежевания. Столь же очевиден тот факт, что потенциал роста Индонезии широко признаётся во всём мире не из-за её лояльности какой-либо из держав, которые больше и сильнее её, а из-за её прагматизма и независимости, когда дело касается международных отношений. То же самое, возможно, верно и для Индии.

Стоит отметить, что всё больше людей во всем мире осознают, что США использовали свою валюту, свою военную мощь, свою разведывательную сеть, а также свой культурный экспорт для поддержания превосходства и гегемонии в мире на протяжении десятилетий. За недавнее и растущее глобальное пробуждение мы должны благодарить Эдварда Сноудена и, возможно, также Джулиана Ассанжа. Мы также не должны забывать, что продолжающийся процесс дедолларизации в целом был запущен заявлением России о продаже своей нефти и газа в рублях в ответ на санкции, наложенные на Россию Западом во главе с США. Более того, точно так же, как распад Советского Союза начался изнутри, возможный упадок США как единственной мировой сверхдержавы не будет вызван предполагаемым вызовом мировой безопасности со стороны России или спровоцирован китайской угрозой так называемому порядку, основанному на правилах. Это всегда систематическая ошибка и сбой в работе самой страны, которые в конечном итоге приводят к ослаблению великой державы, что, я уверен, хорошо понимают многие из наших друзей в Америке.

Признание разнообразия культур является первым шагом к пониманию друг друга.

Мы, азиаты, будем и впредь оставаться вежливыми и сдержанными, что является частью наших добродетелей, и я искренне надеюсь, что наши друзья и деловые партнёры из других частей мира не будут принимать это за признак слабости. Мирное возвышение Китая, благодаря мудрым решениям нашего руководства, таланту и трудолюбию нашего народа, докажет, что выгода одной страны может быть достигнута не за счёт разрушения или потери экономического успеха других – это не обязательно игра с нулевой суммой. Симбиотическая и гармоничная модель, основанная на концепции Давида Рикардо 1817 года – законах сравнительного преимущества, когда каждая страна экспортирует то, что у неё получается лучше всего, – выгодна для всех, независимо от вероисповедания, цвета кожи или национальности.

«Диалог за круглым столом 1+6», состоявшийся на прошлой неделе в Китае между премьер-министром Китая и руководителями Всемирного банка, МВФ, ВТО, ОЭСР, Международной организации труда и Совета по финансовой стабильности, – чёткое сообщение миру о том, что Китай стал неотъемлемой и важной частью мировой экономики и что наша страна привержена своей политике открытых дверей. Китай готов объединить усилия с остальным миром для восстановления мировой экономики, в котором мы все так нуждаемся.

На этой ноте я хотел бы закончить цитатой из известного немецко-американского антрополога Франца Боаса, который, изучая развитие человечества, сделал следующие наблюдение:

«История человечества доказывает, что успехи культуры зависят от предоставленных социальной группе возможностей учиться у других. Чем разнообразнее контакты, тем больше возможностей учиться. Племена с наиболее простыми культурами были изолированы в течение очень долгого времени и, следовательно, не могли пользоваться достижениями своих соседей».

Тимофей Бордачёв о международной связанности. Подкаст по итогам четвёртой сессии XIII Азиатской конференции
14.12.2022
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.