ССАГПЗ: совет без сотрудничества

Несмотря на то, что саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, который состоялся в Эр-Рияде 10 декабря 2019 года, является сороковым по счёту (исключая чрезвычайные) со времени создания организации в 1981 году, он оказался в центре внимания наблюдателей. Саммит проходил в условиях критической ситуации в регионе. Подробнее о его итогах – в материале Нурхан Эль-Шейх, профессора политологии Каирского университета, члена Египетского совета по международным делам.

Противостояние между Эр-Риядом и Тегераном обостряется. В Ираке и Ливане проходят бурные протесты, которые, как считается, представляют собой попытку «ослабить» иранское влияние в двух странах с помощью политических механизмов после того, как американское давление на Тегеран в последние несколько месяцев не привело к существенным результатам.

Ясно, что Эр-Рияд хочет ужесточить своё руководство Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и сплотить блок в борьбе с Ираном. В своей вступительной речи на саммите король Саудовской Аравии Салман бин Абдул-Азиз прямо заявил о том, что «угрозы Тегерана призывают страны Залива к единству». Этим также объясняется тот факт, что это второй саммит, который состоялся в Эр-Рияде, штаб-квартире ССАГПЗ, несмотря на председательство ОАЭ на нынешней сессии и председательство Омана на предыдущей. В дополнение к обычной повестке дня, связанной с расширением сотрудничества и интеграции между шестью арабскими государствами Персидского залива, в заключительной декларации основное внимание было уделено интеграции в военной сфере и безопасности и серьёзному, а также серьёзной угрозе со стороны ядерной программы Ирана.

Эр-Риядское соглашение, подписанное 5 ноября между правительством Йемена и Южным переходным советом, стало важным результатом, поскольку оно помогает скоординировать кампании Саудовской Аравии и Эмиратов в Йемене против так называемого иранского влияния в лице хуситов.

Саммит ССАГПЗ: площадка для дискуссий, которая ничего не меняет
Борис Долгов
Повестка юбилейного саммита Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива 10 декабря была довольно обширной. Одной из ключевых тем стало противодействие так называемой угрозе со стороны Ирана. Это логично, особенно если вспомнить инциденты с нападениями на танкеры в Ормузском проливе и атаки на структуры нефтеперерабатывающего завода в Королевстве Саудовской Аравии в 2019 году, ответственность за которые КСА, США и их союзники возлагали на Иран, считает Борис Долгов, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института Востоковедения РАН.
Мнения экспертов

Эр-Рияд надеялся на более важный шаг, который бы оттолкнул Катар от Ирана. Он попытался решить дилемму Катара и не позволить ему броситься в объятия Ирана после бойкота страны «арабским квартетом» в июне 2017 года (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет). Катар отклонил 13 условий, установленных четырьмя странами для примирения. Они включают в себя снижение уровня катарско-иранских дипломатических отношений, изгнание КСИР из Катара и прекращение любой коммерческой деятельности с Ираном, нарушающей американские санкции.

Состоялось несколько раундов переговоров между Эр-Риядом и Дохой. В мае премьер-министр Катара провёл серию встреч с саудовцами в Мекке в преддверии экстренного арабского саммита после серии нападений на коммерческие суда в Персидском заливе. Это была первая двусторонняя встреча на высшем уровне между правительствами двух стран за последние два года. В ноябре в Саудовской Аравии также состоялись переговоры между министром иностранных дел Катара и официальными лицами королевства. 7 декабря 2019 года министр иностранных дел Катара выразил оптимизм в отношении того, что с Саудовской Аравией будет достигнут определённый прогресс в преодолении кризиса в Персидском заливе. Генеральный секретарь ССАГПЗ Абдуллатиф бин Рашид аль-Зайани заявил 9 декабря о своей уверенности в том, что «на саммите будут приняты конструктивные решения, которые укрепят сплочённость стран Залива, углубят взаимозависимость, сотрудничество и взаимодополняемость между государствами-членами и укрепят сам Совет».

Более того, считалось, что участие Саудовской Аравии в 24-м Кубке Персидского залива в Дохе было обусловлено политикой, а не спортом. Заместитель министра иностранных дел Кувейта Халед аль-Джаралла считает, что участие Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна в Кубке в Катаре является «позитивным показателем разрешения кризиса между братьями и сестрами».

Однако отсутствие эмира и присутствие от его имени премьер-министра Катара на саммите ССАГПЗ нарушили надежды на скорое прекращение кризиса в Заливе. Похоже, что эмир Катара связал своё участие с обязательством Саудовской Аравии предпринять некоторые шаги – такие, как снятие запрета на поездки или открытие границы с Катаром. Кроме того, ОАЭ, похоже, недовольны идеей примирения с Катаром, если последний не примет все условия, определённые «четвёркой».

Раскол, произошедший в ССАГПЗ, излечить нелегко, особенно в свете пересекающихся интересов Катара и Ирана. Все стороны должны продемонстрировать некоторую гибкость для продвижения к общей системе региональной безопасности в Персидском заливе.

Признаки сближения Катара и ССАГПЗ: должен ли Иран беспокоиться?
Хамидреза Азизи
Хотя Саудовская Аравия всё ещё находится под сильным международным давлением из-за убийства журналиста-диссидента Джамаля Хашогги, признаки сближения между Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и Катаром свидетельствуют о возможных новых событиях в регионе Персидского залива.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.