Cмотреть
онлайн-трансляцию
Разделяй семьи и властвуй: почему жёсткая миграционная политика Трампа стала мейнстримом

Правительство США, даже под руководством президента Обамы, платило мексиканскому правительству за укрепление своих южных границ, а также за аресты и депортацию жителей Центральной Америки, прежде чем те смогут добраться достаточно далеко на север к границам США. Германия выделила Турции миллиарды долларов, чтобы не дать сирийским и другим беженцам попасть на территорию стран ЕС. Италия договорилась с ливийскими полевыми командирами, чтобы они не давали беженцам возможности добраться до берегов их страны. В Австралии существует политика отказа во въезде любому иммигранту без документов. Количество беженцев и жёсткость политики, направленной против беженцев, будут лишь возрастать в ближайшие годы. В будущем мы можем ожидать появления лидеров, подобных Трампу, и более жёстких мер политики, подобных разделению семей.

Весной 2018 года президент Трамп начал проводить политику разделения семей. План в применении к семьям нелегальных иммигрантов, задержанных на границе между США и Мексикой, заключался в том, чтобы отправлять родителей в тюрьмы, а их детей в спецприёмники, которые нередко находились на удалении сотен или тысяч миль. Цель такой жестокой и нарушающей международное право политики была, как открыто признал генеральный прокурор Трампа, в том, чтобы отбить у беженцев и других мигрантов желание проникнуть на территорию США.

До сих пор неясно, работает ли политика именно так, как предполагал Трамп и его помощники. Численность мигрантов, задерживаемых на границе, колеблется в зависимости от факторов, которые подталкивают жителей стран Центральной Америки и других стран к бегству: насилие, голод, политические беспорядки и коррупция. Путь из таких стран, как Гондурас и Сальвадор через Мексику, где они становятся мишенями для бандитов, настолько опасен, что на него решаются только те, кто считает, что дома им угрожает реальная опасность. Возможность разделения семьи, если мигрантам вообще удастся добраться до США, –представляет собой ещё один акт жестокости сверх того, чему они подвергаются на своём пути.

До настоящего времени Трамп и его администрация не беспокоились о том, чтобы их политика приносила обещанные результаты. Многие политические меры задуманы в основном как демонстративные жесты для базового электората. Голосовавшие за Трампа из числа тех, кто ненавидит иммигрантов с не белым цветом кожи, и тех, кто голосовал за него из-за его весьма прозрачно завуалированных расистских заявлений о мексиканцах, африканцах и представителях других цветных рас, не демонстрируют желания иметь доказательства успеха такой политики. Смысл этой политики заключается лишь в проявлении жестокости в отношении семей и в сценах с плачущими и отчаявшимися родителями и детьми – они любят Трампа и разделение семей именно потому, что это заставляет иммигрантов страдать, а не потому, что это может сократить число иммигрантов.

Насилие, от которого бегут жители стран Центральной Америки, во многом является результатом действий США в прошлом. Примечательно, что мигранты прибывают из трёх стран, в которых правительства были одобрены или назначены самими США, а именно: Сальвадора, Гватемалы и Гондураса, в то время как беженцев из двух других стран, против правительств которых выступают США, – Никарагуа и Коста-Рики, почти нет. Беженцы бегут от банд убийц, состоящих из бывших членов эскадронов смерти и солдат, завербованных и оплачиваемых США в течение последних десятилетий. Бедность, которая порождает насилие и беженцев, является конечным продуктом экономического и политического доминирования США в этих трёх странах.

26 июня постановлением федерального судьи разделение семьи было признано незаконным, и администрации Трампа было вынесено предписание воссоединить детей с родителями. Во многих случаях родители к тому времени были уже депортированы, часто после того, как им заведомо ложно сообщали, что если они согласятся на депортацию, их дети будут им возвращены. Остаётся несколько сотен детей, родителей которых не удается найти или которые попали в сложную юридическую паутину иммиграционного законодательства США, и им придется ждать недели или даже месяцы, прежде чем они смогут воссоединиться со своими родителями.

На данный момент уникальность США заключается в том, что они установили политику разделения семей. Это действительно отличает Трампа – делом, а не словом – от предыдущих президентов. И всё же было бы ошибкой считать, что эта политика исходит от одного Трампа. Генеральный прокурор Джефф Сешнс – это тот самый чиновник, который придумал эту политику, и он и другие республиканцы, долгое время находящиеся во властных структурах, годами требовали введения ещё более жёстких мер, чтобы разубедить желающих в необходимости иммиграции в США и изгнать из страны уже живущих там иммигрантов. Трамп же, в основном, является яркой номинальной фигурой такого подхода к иммиграции, который поддерживается большинством республиканских чиновников и избирателей.

Остальные страны проводят другие, но столь же жёсткие меры политики в отношении иммигрантов. В частности, в Австралии существует политика отказа во въезде любому иммигранту без документов. Их отправляют в лагеря в других странах, где они содержатся до тех пор, пока не согласятся вернуться в свою страну. Условия содержания в лагерях непростые, и смертность там высока. Политика Австралии успешна. В странах Южной Азии прошёл слух, что в Австралию невозможно пробиться. Число беженцев, пытающихся въехать в Австралию, снизилось практически до нуля – даже несмотря на то, что потенциальные беженцы, прежде всего рохинджа из Мьянмы, бегут от опасностей, намного более страшных, чем те, от которых спасаются жители стран Центральной Америки, пытающиеся въехать в США.

Наиболее распространённой тактикой сокращения иммиграции являются платежи другим правительствам или вооружённым бандам за перехват беженцев до того, как они прибудут в США или Европу. Правительство США, даже под руководством президента Обамы, оказывало давление на мексиканское правительство и платило ему за укрепление своих южных границ, а также за аресты и депортацию жителей Центральной Америки, прежде чем те смогут добраться достаточно далеко на север к границам США. Германия выделила Турции миллиарды долларов, чтобы не дать сирийским и другим беженцам попасть на территорию стран ЕС. Италия поглощала огромные потоки беженцев, плывущих из Африки на лодках, пока люди, которые придумали мафию, наконец не поняли, что поток беженцев можно остановить, подкупив ливийских полевых командиров с тем, чтобы они не давали беженцам возможности добраться до берегов их страны. Беженцы, находящиеся в Турции, живут в гораздо лучших условиях, чем те, кто застрял в Ливии или был депортирован в Центральную Америку. Поток беженцев не направлен исключительно из стран с небелым населением в страны с белым населением. Аргентинцы недовольны боливийскими беженцами. Южноафриканцы устраивали протесты и убивали иммигрантов из Сомали, Мозамбика и Зимбабве. Жители Кот-д'Ивуара нападали и убивали иммигрантов из других западноафриканских стран, в том числе тех, кто прожил в Кот-д'Ивуаре всю свою жизнь.

Евросоюз и пираты Варварского берега: между «где-то» и «где угодно» Рейн Мюллерсон
В большинстве случаев мигрантов, стремящихся к поиску лучшей жизни в Европе, спасают военные корабли или катера береговой охраны Италии и других европейских стран, либо суда, зафрахтованные НКО. Последние выступают добровольными пособниками торговцев людьми, то есть современных пиратов Варварского берега, чей безнравственный бизнес уже приближается по доходности к торговле оружием и наркотиками. Вместо того, чтобы помимо собственной воли продолжать усугублять миграцию, Евросоюз должен помочь африканским странам создавать рабочие места у себя дома.

Количество беженцев и интенсивность политики, направленной против беженцев, почти наверняка будут возрастать в ближайшие годы. Глобальное потепление приведёт к ещё более жестоким засухам, наводнениям и неурожаям, что в свою очередь поспособствует появлению экологических беженцев. По мере того как правительства будут переживать крах под воздействием экологической катастрофы и неолиберализма, гражданские войны и анархия станут способствовать появлению групп населения, бегущих от насилия. Ни одна страна не оказалась готова принять большое количество беженцев, не вызвав при этом политической реакции. В будущем мы можем ожидать появления лидеров, подобных Трампу, и более жёстких мер политики, подобных разделению семей.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.