Think Tank
На фоне мирового экономического краха индийский случай не станет исключением

Сможет ли Индия противостоять мировому экономическому краху после того, как пандемия утихнет? По мнению Абхиджита Мукхопадхьяя, старшего научного сотрудника по программе «Экономика и рост» Observer Research Foundation, длительное замедление роста экономики ещё до начала пандемии вряд ли сменится ростом в следующем финансовом году. Статья публикуется в рамках валдайского проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между индийским аналитическим центром Observer Research Foundation и клубом «Валдай».

Поскольку весь мир сталкивается с повсеместными локдаунами и сбоями в экономике из-за распространения COVID-19, Международный валютный фонд в апреле предсказал сокращение мирового производства на 3,0% в 2020 году. По оценкам экспертов, падение экономик развитых стран составит 6,1%. Объём производства на развивающихся рынках и в развивающихся странах также, по оценкам, снизится, но несколько меньше – на 1,0% (Рисунок 1).

По прогнозам МВФ, развивающаяся Азия, вероятно, вырастет на скромный 1% – в основном благодаря росту ВВП Китая на 1,2% и Индии на 1,9%. Прогнозы МВФ в целом воспринимаются с доверием во всём мире. После их публикации многие начали смотреть на будущие экономические перспективы Индии с осторожным оптимизмом. Стали обсуждаться такие идеи, как, например, возможный рост индийского производства за счёт китайского.

Сможет ли Индия противостоять мировому экономическому краху после того, как пандемия утихнет? Достоверны ли факты, на которых основывается ожидание быстрого отскока вверх?

Рисунок 1. Прогноз МВФ о реальном росте ВВП в 2020 году (годовое процентное изменение)


ИсточникWorld Economic OutlookМВФ, апрель 2020 г.

Когда 29 мая были объявлены оценки ВВП Индии за четвёртый квартал (январь – март 2020 года) 2019–2020 финансового года, эти цифры не оправдали надежд, порождённых прогнозами МВФ. Поквартальные темпы роста ВВП резко снизились на 3,1%.

В марте национальный локдаун, направленный против распространения пандемии, остановил экономику примерно на неделю, в то время как показатели января и февраля оказались обычными для индийского бизнеса. Таким образом, 11-недельный период активности до COVID-19 не смог предотвратить снижение темпов роста ВВП, что не выглядит обнадёживающим признаком на будущее.

Даже квартальный рост в 3,1% вызывает вопросы. Бывший главный статистик Индии предполагает, что этот темп роста завышен. До того, как был введён национальный локдаун, различные штаты (Индия состоит из 28 штатов и 9 союзных территорий) успели пострадать от падения туризма. Следовательно, фактические потери могут быть значительно выше, чем предполагаемые. Из-за COVID-19 большинство компаний не смогли представить свои квартальные финансовые отчёты, и правительство, возможно, переоценило объёмы производства, просто экстраполировав показатели предыдущих трёх кварталов на четвёртый. Более того, после представления новой методологии оценки ВВП в 2015 году темпы роста в Индии постоянно подвергаются сомнению.

Даже если без каких-либо сомнений принять официальные данные о росте ВВП, факт остаётся фактом: темпы роста ВВП Индии в последние восемь кварталов неуклонно снижаются (Рисунок 2). Длительное замедление роста экономики ещё до начала пандемии вряд ли сменится ростом в следующем финансовом году.

 Рисунок 2. Темпы роста ВВП за последние восемь кварталов в ценах 2011-12 гг. (В процентах)


Источник: Национальное статистическое управление, MOSPI.

Индийское агентство кредитных рейтингов и консалтинга CRISIL в конце мая разработало более реалистичный прогноз ВВП на 2020–2021 финансовый год. Оно предсказывает грядущую рецессию – четвёртую с момента обретения независимости и первую с тех пор, как индийская экономика стала открытой в 1991 году. Скорее всего, эта рецессия станет наихудшей из всех. Отчёт CRISIL учитывает расширение национального локдауна, рост экономических издержек и слабые пакеты экономической помощи и финансового стимулирования со стороны центрального правительства.

Основываясь на этих фактических данных, отчёт прогнозирует сокращение на 25% в первом квартале (апрель – июнь 2020 года) и общую рецессию в 2020–2021 финансовом году в размере 5%. CRISIL в своём прогнозе на год предполагает нормальный сезон муссонов (сельское хозяйство Индии зависит от дождя). Прогнозируется, что сельскохозяйственный сектор вырастет на 2,5%, а несельскохозяйственный сектор, вероятно, сократится на 6,3%. Впрочем, даже если прогноз роста для сельского хозяйства оправдается, это не принесёт большого облегчения экономике – доля данного сектора в ВВП составляет всего 15%.

В отчёте CRISIL не учитываются следующие риски: глобальный кризис, вероятность второй волны распространения COVID-19 в этом календарном году, плохой сезон муссонов и возможная продовольственная инфляция.

Национальный локдаун в четырёх последовательных фазах уже оказывает отрицательный мультипликативный эффект на экономику. Сохранение частичных ограничений на большей части территории Индии приведёт к разрушению буферных запасов и цепочек поставок. Частые сбои сделают восстановление экономики намного более долгим, чем ожидалось.

Поскольку данные о ВВП на уровне округов (наименьшая административная единица в Индии) доступны не для всех индийских штатов, в отчёте CRISIL была взята выборка из восьми штатов, на долю которых приходится около 52% ВВП Индии. Страна сейчас разделена на три зоны: красная – наиболее строгие зоны локдауна, оранжевая – частично ограниченные, зелёная – зоны без ограничений. В среднем красные зоны дают около 42% ВВПШ (валовой внутренний продукт штата), оранжевые зоны – около 46%, а зелёные зоны (где разрешённая экономическая деятельность близка к норме) – около 12% в ВВПШ (Таблица 1) в этих штатах.

Таблица 1. Оценки воздействия COVID-19 на результаты 8 штатов Индии (в процентах)


Источник: Minus Five, CRISIL. 

Таким образом, даже если национальный локдаун будет в определённой степени снят, разрывы и нарушения в важных региональных и экономических связях будут продолжаться. Это весьма показательно для экономического воздействия COVID-19 на Индию в ближайшие месяцы. В таких условиях даже небольшие положительные темпы роста ВВП Индии, предполагаемые МВФ, выглядят крайне маловероятными.

Рисунок 3. Реакция правительств стран мира на COVID-19, степень жёсткости (по состоянию на 30 марта 2020 г.)


Источник: Oxford COVID-19 Government Response Tracker 

В марте, когда в Индии был введён локдаун, он оказался самой жёсткой реакцией правительства в мире после Перу и Франции (Рисунок 3). К тому времени Китай начал ослаблять ограничения, хотя к концу мая он снова принял более строгие меры в связи с новыми случаями болезни. Подобная возможность в Индии тоже не исключена.

Индия ввела локдаун очень рано, что тогда было расценено как разумный шаг. Однако за жёсткой блокировкой не последовали другие необходимые меры сдерживания, такие как быстрое тестирование, выявление кластеров, расширение инфраструктуры здравоохранения и так далее. Пакет экономической помощи в Индии содержит фискальное стимулирование в размере около 1% ВВП, что не выглядит значительным фактором, способным оживить и восстановить экономику. Напротив, пакеты налогово-бюджетных стимулов в Японии, США и Канаде составляют около 21%, 11% и 10% ВВП соответственно.

В результате внезапного локдауна миллионы рабочих-мигрантов оказались вдали от своих домов. Многие из них потеряли работу, средства к существованию и даже жильё. В индийской экономике преобладают неофициально занятые работники, на долю которых приходится от 80 до 90% общей рабочей силы. Абсолютная численность этих работников составляет, по разным оценкам, от 400 до 440 миллионов человек. В отсутствие немедленных мер по оказанию помощи большинство из них разъехались по домам. Учитывая неопределённость в отношении распространения и сдерживания COVID-19, они вряд ли скоро вернутся в промышленную Индию. Таким образом, преимущество в виде дешёвой рабочей силы будет отсутствовать в течение некоторого времени, и индийской экономике, возможно, придётся заплатить за это высокую цену.

Демократия и управление
Европа и Россия: отношение к «новой холодной войне» США и Китая
Тимофей Бордачёв
Глобальный американо-китайский конфликт станет для Европы и США наиболее серьёзным испытанием за всё время их существования в качестве относительно единого сообщества либеральных рыночных демократий, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай». Статья публикуется в рамках валдайского проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между индийским аналитическим центром Observer Research Foundation и клубом «Валдай».

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.