Конфликт и лидерство
Миграционный вызов и пандемия: сценарии для Европы

Ещё в феврале 2020 года Европейская комиссия должна была озвучить новое общеевропейское видение по вопросам миграции и предоставления убежища в 27 государствах ЕС. Разбушевавшаяся пандемия и другие институциональные вызовы изменили приоритеты европейских политиков, заставив отложить принятие и анонс нового пакта о миграции и убежище до лучших времён. Однако новый пакт заложен в рабочей программе 2020 года, а потому обязательно увидит свет. Сейчас наступил хороший момент, чтобы поразмышлять о новых миграционных вызовах для ЕС и возможных сценариях по их предотвращению, пишет Ольга Гулина, сооснователь и директор Института миграционной политики RUSMPI.

Нынешний статус-кво

Пандемия – это тот случай, когда проверяются институты, механизмы и система управления любого государства, в том числе в области миграции. Противодействуя распространению коронавируса, большинство государств ЕС произвели изменения в регулировании миграции и предоставления убежища.

Большинство стран – Польша, Германия, Франция, Австрия и другие – ввели послабления в иммиграционные правила. Италия объявила амнистию и легализовала нелегальных мигрантов, занятых в сфере сельского хозяйства, ухода за престарелыми и домашней работы. Португалия объявила о легализации статуса мигрантов с просроченными документами, уравнивании этой группы населения с гражданами страны в правах на получение государственной поддержки, медицинской помощи и пособий в условиях кризиса. Некоторые страны ЕС – в том числе Испания, Франция, Германия – ввели упрощённый порядок для признания квалификации и обеспечения доступа к рынку труда, в частности в сфере медицины, для живущих в стране мигрантов. В целях противодействия распространению коронавируса Франция и германская земля Бавария сделали исключение и допустили к медицинской практике даже беженцев с медицинскими дипломами, полученными вне стран ЕС.

Меры, принятые большинством стран ЕС в активной фазе распространения коронавируса, были направлены на:

  • усиление контроля, в том числе санитарно-эпидемиологического, на внешних и внутренних границах государств ЕС;

  • ограничение мобильности населения внутри страны и за её пределами;

  • содействие возвращению граждан государств ЕС из третьих стран в Евросоюз;

  • либерализацию иммиграционных практик, в частности в вопросах продления и получения иммиграционных документов;

  • приостановление высылки нелегальных мигрантов в третьи страны, а равно приостановление трансферов претендентов на убежище из одной страны ЕС в другую по дублинским правилам;

  • приостановление приёма и регистрации новых прошений об убежище, а равно ограничение трансферов заявителей по квотам (исключение – несовершеннолетние дети без сопровождения взрослых из лагерей беженцев в Греции и Италии) и так далее.

Пандемия коронавируса также выявила многие проблемные зоны миграционного менеджмента ЕС, как то: нечеловеческие условия содержания заявителей в центрах размещения мигрантов в Греции, Италии; незаконные трансферы просителей убежища в третьи страны без возможности подачи прощений об убежище, запрет НКО проводить спасательные операции в море и несоблюдение гуманитарного права отдельными государствами – членами ЕС.

Мораль и право
Глобальная мигрантофобия: как избежать войны всех против всех
Дмитрий Полетаев
Из-за пандемии коронавируса во многих странах мира у мигрантофобии открылось «новое дыхание». Формальной причиной для глобальной волны публичных проявлений мигрантофобии называют COVID-19, но все проявления нетерпимости к «чужим» и «иным», именуемым сейчас «виновниками распространения инфекции», существовали и до вируса. Теперь старые фобии – ксенофобия и мигрантофобия – распространяются вместе с инфекцией. Их публичные проявления становятся более частыми и резкими. Как справиться с этим, пишет Дмитрий Полетаев, директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Мнения экспертов

 

Сценарии на будущее

Подобно тому, как войны и революции определяли лицо XX века, реакции народов и государств на пандемии и изменения климата будут определять мобильность и судьбу людей в XXI веке.

Ожидания, что мобильность человечества на европейском континенте сойдёт на нет, не оправдаются, потому что люди перемещались, перемещаются и будут перемещаться в поисках лучшей жизни, чтобы воссоединиться с семьёй и избежать последствий войн, конфликтов, климатических и техногенных катастроф.

Нелегальная миграция снизится, хотя и не исчезнет совсем, хотя бы потому, что, с одной стороны, экономика определяет запрос на эту форму мобильности, а с другой – прибыльность этого криминального бизнеса, по оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности, только возрастёт.

Следуя логике программного заявления главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, ключевыми моментами в новом пакте о миграции и убежище должны быть: возвращение нелегальных мигрантов в страны происхождения; усиление сотрудничества с государствами, не входящими в ЕС; финансирование центров для потенциальных просителей убежища вне государств ЕС; поиск оптимальных IT-решений для миграционного менеджмента ЕС. Пандемия коронавируса также окажет влияние на миграционную политику ЕС и его стран-участниц.

Представляется, что возможны три сценария развития событий:

1)                 Либеральный сценарий

Его воплощение возможно лишь в странах «ядра ЕС» – Германии, Франции, Голландии, Бельгии, Люксембурге, – с меньшей вероятностью в Испании, Италии, Греции. Страны Восточной и Центральной Европы, скорее всего, не будут реализовывать этот сценарий.

Для этого сценария будет характерно сохранение свободы передвижения товаров, работ, услуг и людей внутри Шенгенской зоны без ограничений. Страны ЕС будут передавать всё больше полномочий по контролю национальных (внутренних) границ в зону общеевропейской ответственности и контроля Frontex – европейского агентства по безопасности границ.

Возможными путями либерализации политики убежища станет распространение практик спонсорского убежища, когда отдельные лица и/или организации смогут брать на себя ответственность, включая финансовую, за просителя убежища. Гуманитарное право государств – членов ЕС станет либеральнее, в том числе все формы защиты в условиях пандемий будут распространяться без ограничений на всех мигрантов на территории страны, включая незарегистрированных просителей убежища и нелегальных мигрантов (по примеру решений судов Германии).

Серьёзным вызовом для этого сценария станут политические и экономические издержки. Лидерам государств ЕС придётся отвечать на вопросы о том, насколько экономические преимущества от миграции оправданы и насколько реализация этого сценария окажется на руку праворадикальным и популистским партиям.

2)         Рестриктивный сценарий

Для этого сценария будет характерно установление длительных ограничений свободы передвижения для индивидуумов в целях обеспечения национальных интересов государств – участников ЕС. Также произойдёт усиление компетенций Frontex на внешних границах и ужесточится контроль, в том числе санитарно-эпидемиологический, на национальных границах ЕС.

ЕС продолжит финансовые и административные инвестиции в создание и поддержание функционирования центров размещения мигрантов и их аутсорсинг за пределами ЕС, в том числе в мало подходящих для этих целей странах происхождения мигрантов.

Получение убежища в странах ЕС станет больше похоже на лотерею, в которой страны – участники ЕС будут самостоятельно определять критерии (такие как гендер, возраст, религиозная принадлежность, страна происхождения и так далее), по которым просителям убежища будут предоставлять защиту и/или гарантировать трансфер в рамках установленных ЕС квот. Нелегальное проникновение на территорию ЕС и факт нелегального пересечения границ (в том числе при помощи контрабандистов и торговцев людьми) может стать отягчающим обстоятельством, снижающим возможность получения убежища.

3)         Промежуточный сценарий

ЕС будет заинтересован в поиске компромиссов по разделению ответственности для государств – членов ЕС по приёму новых гуманитарных мигрантов, совмещая это с ростом мер, ориентированных на ужесточение контроля границ.

Для этого сценария будет характерно сохранение свободы передвижения внутри Шенгенской зоны с введением ряда ограничений, например иммунных паспортов для иностранцев. В области охраны общеевропейских границ страны – участники ЕС будут всё более заинтересованы в сотрудничестве с государствами, не входящими в ЕС, которое позволит усилить совместные мероприятия и операции вне Евросоюза. Получение убежища или иных форм защиты будет процедурно усложняться, что будет приводить к поражению в правах лиц, ищущих убежище.

Вполне вероятно, что в итоге ни один из описанных сценариев не будет реализован во всех государствах ЕС в чистом виде. Хотя бы потому, что, как верно утверждают Иван Крастев и Стивен Холмс , на европейском континенте к своему завершению подходит ещё одна эпоха, подражание любым – хорошим и плохим – практикам уходит в прошлое и все больше европейских лидеров заинтересованы в поиске собственных оригинальных решений, в том числе по вопросу управления миграцией и охраны границ.

Миграция в мире
На сегодняшний день количество международных мигрантов превысило 270 млн человек и продолжает стремительно увеличиваться – даже быстрее, чем население Земли. Инфографика, приуроченная к XVI Ежегодному заседанию клуба «Валдай», показывает количество мигрантов и крупнейшие диаспоры в различных регионах и странах мира.
Инфографика
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.