Cмотреть
онлайн-трансляцию
Демократия и управление
Китай – США: противостояние или назад в ООН? Размышления по случаю Дня Победы

Мир уже не такой чёрно-белый, как во время войны. Построение мирового порядка намного сложнее, чем когда-либо. Неотложная и важная задача состоит в том, что всё человечество, вместе взятое, должно справляться с серьёзными проблемами с помощью разумного и мощного управления и порядка, независимо от того, где вы находитесь, правы вы или нет, хороша ваша система или нет. В этом отношении Организация Объединённых Наций, несомненно, является наилучшим выбором, полагает Фэн Шаолэй, декан и профессор Школы международных и региональных исследований Восточно-Китайского педагогического университета.

Прочитав доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай» за 2020 год под названием «Не одичать в “осыпающемся мире”», я не могу удержаться от цитирования одного заключения этого доклада. Сегодня мир сталкивается с двумя основными вариантами: либо поддерживать и укреплять Организацию Объединённых Наций, которая сегодня по-прежнему является самой важной международной организацией, либо оказаться в ловушке конфронтации между Китаем и США. Последней перспективы следует избегать. Я вполне согласен с этим мудрым и конструктивным выводом.

В эпоху после окончания холодной войны мир неоднократно становился свидетелем ошибочных подмен самых высоких норм международного права, представленных Организацией Объединённых Наций, на так называемую легальность власти, морали и идеологии. Фактически Организация Объединённых Наций является не только самой легитимной, но и самой авторитетной международной организацией, которая соблюдает нормы международного права. Только Организация Объединённых Наций, Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея и международные организации, находящиеся под её юрисдикцией, являются наиболее квалифицированными для обеспечения эффективного международного управления. Когда «рушащийся мир» почти утратил свои нормы или по большей части стал «полуупорядочен», почему мы должны отказаться от Организации Объединённых Наций, которая по-прежнему усердно работает, несмотря на необходимость всеобъемлющей и глубокой реформы?

Возврат к нормам ООН не означает, что исторические часы вернутся к 1945 году. По моему мнению, по сравнению с 1945 годом в современном мире по крайней существуют следующие ключевые различия. Во-первых, в 1945 году был переход от войны к миру. Сегодня мы наблюдаем трансформацию в мирных условиях. Больше нельзя решать всё с помощью силы: мир уже не такой чёрно-белый, как во время войны. Другими словами, построение мирового порядка намного сложнее, чем когда-либо.

Во-вторых, эпидемия коронавируса предупреждает нас о том, что сегодня мы живём в эпоху высокой неопределённости. Неотложная и важная задача состоит в том, что всё человечество, вместе взятое, должно справляться с серьёзными проблемами с помощью разумного и мощного управления и порядка, независимо от того, где вы находитесь, правы вы или нет, хороша ваша система или нет. В этом отношении Организация Объединённых Наций, несомненно, является наилучшим выбором.

В-третьих, налицо совсем другой фон по сравнению с 1945 годом – это долгосрочная тенденция возрождения развивающихся держав и относительного упадка Запада. Когда президент Эммануэль Макрон и доклад Мюнхенской конференции по безопасности 2020 года прямо об этом говорят, указывая на то, что проблема в первую очередь исходит от самого Запада, мы больше не можем это игнорировать. Когда Соединённые Штаты, сверхдержава номер один, не хотят больше брать на себя мировое лидерство, вполне естественно, что Организация Объединённых Наций берёт на себя эту ответственность.

Россия и глобальные риски
Мюнхенская конференция – 2020: назад к утопии?
Иван Тимофеев
В мюнхенском докладе – 2020 много говорится о том, что Запад стоит перед целым рядом угроз. Но упущено то, что ровно перед такими же угрозами стоят и «напористые автократы». И Запад для них – один из источников опасности. Тот факт, что многие западные страны являются демократиями, вряд ли отменяет вероятность того, что некоторые из них на международной арене чувствуют себя хищниками, пишет Иван Тимофеев, программный директор клуба «Валдай».
Мнения экспертов


В-четвёртых, главный недостаток Ялтинской системы состоит в том, что в её рамках в течение полувека длилось противостояние холодной войны. Иными словами, даже при рациональном планировании системы Организации Объединённых Наций по-прежнему не удаётся избегать конфронтации между альянсами, идеологической конкуренции и даже угроз ядерных войн. Сегодня необходимо обобщить и проанализировать, как избежать повторения тех же ошибок холодной войны. Если прочитать дневник столетнего старца Джорджа Кеннана, которого называют «отцом холодной войны», возможно, можно было бы найти хорошее лекарство от сегодняшней «лихорадки». Конечно, Джордж Кеннан также критиковал систему бывшего Советского Союза, но после того, как он предложил «Стратегию сдерживания», он всю свою долгую жизнь сожалел о том, что не смог предотвратить глобальную экспансию США. Ведь она – от глобальной военной экспансии Гарри Трумэна в конце 1940-х годов до расширения НАТО на восток с середины 1990-х годов вплоть до настоящего времени – была начата именно ради «сдерживания Советского Союза».

Поэтому возвращение к ООН – отнюдь не повторение истории. Наоборот, необходимо обновлять систему и мировой порядок. Между тем, мы также должны подчеркнуть тот факт, что исходя из опыта истории вплоть до современных времён международный порядок, который может существовать в течение длительного времени и стабилизировать межнациональные, межцивилизационные и межрегиональные отношения – такой, как Вестфальская система, Венская система и Ялтинская система, – должен быть продуктом сосуществования и сотрудничества, основанного на плюралистических, разнообразных и многополярных силах. Как сказал Генри Киссинджер, ключом к Вестфальской системе является переход от религиозных войн к диверсификации внутри Европы. Основываясь на системе 1648 года, все страны стали независимыми и больше не подчинялись Ватикану. Все внутренние дела каждой страны не подвергались внешнему вмешательству, что, как правило, случалось ранее. Венская система была основана на международном сотрудничестве между такими империями, как Британская, Российская, Прусская, Австро-Венгерская и Османская, которые расширили границы цивилизаций после Французской революции и наполеоновских войн.

Историю вряд ли заботит, кто прав, а кто неправ: «приходящие в упадок империи» или «новые революционные силы». Венский порядок сохранял «столетний мир» в Европе до Первой мировой войны. Ялтинская система, несмотря на противостояние холодной войны, стала свидетелем сосуществования США, России, Великобритании, Франции и Китая, разных цивилизаций и разных уровней развития, поддерживая мир в течение почти полувека. После окончания холодной войны на короткое время появилась модель однополярного мира, которая вскоре сменилась более разнообразным сотрудничеством от G7 до G20. Это показывает, что многополярность, разнообразие и плюрализм отвечают устремлениям всех людей. И это также основа для Организации Объединённых Наций, которая играет свою роль и проводит новаторские реформы. Ни крестовые походы, ни наполеоновские войны, ни расширение НАТО на восток не могли изменить эту тенденцию. Существование Организации Объединённых Наций является глубоким отражением этой актуальной тенденции диверсификации и многополярности.

Кроме того, нам также необходимо создать нарратив о «многополярности», поскольку многополярность отнюдь не противовес однополярности.

Что я хочу подчеркнуть, так это сосуществование идеологий и цивилизаций; разнообразное смешение систем, уровней развития и обычаев; в дополнение к сотрудничеству и конкуренции между различными странами в их комплексных преимуществах. Кто в одиночку может справиться с этим без Организации Объединённых Наций?

Если оглянуться на новейшую историю нескольких последних десятилетий, возможно, некоторые историки скажут, что в определённой степени китайско-американские отношения шаг за шагом вели к «конфронтации». Однако вряд ли можно с уверенностью доказать, что рост стран с развивающейся экономикой и упадок традиционных гегемонов неизбежно приводят к конфронтации в рамках «ловушки Фукидида». Также не доказано, что конкуренция в области современных информационных технологий неизбежно приведёт к монополии, а затем неизбежно разрушит фактическое сотрудничество между сложными системами и породит раскол и противостояние.

Что ещё более абсурдно, так это то, что так называемое «противостояние между демократией и авторитаризмом» кажется многим единственной проблемой в современном мире и определённо перерастает в битву насмерть между злом и добром. Особенно трудно принять аргумент о том, что различия между крупными цивилизациями и расами в связи с усилившимися контактами при ещё недостаточно развитой коммуникации в условиях глобализации неизбежно приведут к полномасштабным конфликтам. В эпоху открытой информации и её высокоскоростного распространения при отсутствии контроля, предрассудки не могут так легко ослеплять людей.

С другой стороны, хотя немало учёных и простых людей как в Китае, так и в Соединённых Штатах не согласны с оценкой перспективы «биполярного мира», и они также прилагают все усилия, чтобы не оказаться на пути к «биполярной конфронтации». Но это не означает, что опасность может быть автоматически устранена. На самом деле, это всё ещё настоящий вызов для всех нас.

В дополнение к призыву ко всем пяти постоянным членам принять участие в Саммите Совета Безопасности ООН этой осенью совместные противоэпидемические мероприятия и скоординированное восстановление экономики могут, по крайней мере, стать неотложными мерами, которые положат начало координации между основными странами.

Между тем, исходя из трудностей, с которыми сталкивается Организация Объединённых Наций, необходимо возобновить реформы в год её 75-летия. Как мы все знаем, формирование G20 тесно связано с рядом идей, касающихся реформы Организации Объединённых Наций. В начале этого века мне посчастливилось участвовать во многих многосторонних дискуссиях. Оглядываясь назад, до 2008 года было трудно достичь консенсуса по многим вариантам. Однако, как только произошёл кризис в 2008 году, быстро появился новый механизм, такой как G20. Можно сделать вывод, что, независимо от того, насколько опасна ситуация, кризис является прелюдией к восстановлению порядка. Мы ожидаем, что инициатива президента Владимира Путина о саммите СБ ООН даст новый виток улучшения международного порядка после победы над эпидемией, как создание ООН после Второй мировой войны и G20 после кризиса 2008 года.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.